Никто кроме них

14.11.2013

Виктор СОКИРКО

Рязань издревле считалась городом русской воинской славы. Сам хан Батый в свое время обломал здесь зубы. А еще Рязань — родина основоположника теоретической космонавтики Константина Циолковского. Знаковое сочетание: доблесть и небо. Воплотилось оно в знаменитом Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище имени генерала армии Василия Маргелова. 13 ноября 2013 года легендарной кузнице кадров ВДВ исполнилось 95 лет. 

— Наше училище — это гордость не только Воздушно-десантных войск, это гордость всей России, — сказал «Культуре» нынешний командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов. — Диплом выпускника РВВДКУ всегда являлся своеобразной визитной карточкой, которая означает высшую степень подготовленности офицера, причем не только для боевых действий, но и любой сферы деятельности — от технической до дипломатической. За любого из них я могу поручиться головой, потому что сам знаю, как и чему здесь учат, а самое главное — кто учит. Не хочу нахваливать родное десантное училище, но оно по праву считается лучшим и в стране, и в мире.

На более длительный разговор командующий время выделить не смог — шла активная подготовка к 95-й годовщине училища, и генерал Шаманов принимал в ней активное участие. Саму годовщину 13 ноября отметили по-семейному — с торжественным построением, вручением наград от министра обороны лучшим курсантам, преподавателям и командирам учебных подразделений. С праздником «рязанцев» поздравил командующий ВДВ. А группа выпускников подарила начальнику училища Анатолию Концевому шашку с надписью «Душу — Богу, жизнь — Отечеству, честь — никому». Эти слова — девиз училища.

На 15 ноября запланирован приезд в Рязань президента Владимира Путина, который, как ожидается, прикрепит на Боевое знамя училища орден Суворова, а затем посетит учебные занятия будущих офицеров-десантников. Кстати, военные вузы не удостаивались государственных наград с 1991 года. 

	 Храм на территории училища

— Праздник начнется с открытия мемориала Аллеи Героев, — рассказала «Культуре» офицер информационного обеспечения ВДВ Ирина Круглова. — На плацу выстроятся и полторы тысячи выпускников разных лет, раньше они стояли в курсантском строю, а теперь на груди каждого — наград больше, чем звезд на погонах. Будут здесь и выпускники иностранного факультета. А уже вечером, после официальных церемоний, для бывших и нынешних курсантов город выделил концертные площадки и здание филармонии.

К слову, об именитых десантниках. В свое время РВВДКУ закончили бывший президент Мали Амаду Тумани Туре, министр обороны Молдовы Виталие Маринуца, бывший руководитель оборонного ведомства Грузии Леван Шарашенидзе... Есть и немало российских именитых выпускников, среди которых целая шеренга экс-губернаторов. Владимир Шаманов возглавлял Ульяновскую область, Георгий Шпак — Рязанскую, Александр Лебедь — Краснодарский край. Его младший брат Алексей Лебедь и сейчас является председателем правительства Республики Хакасия, Андрей Шевелев возглавляет Тверскую область, а Юнус-бек Евкуров — Ингушетию.

Несмотря на почтенный возраст училище продолжает развиваться. В будущем году, например, планируют завершить возведение бассейна с возможностью погружения до 21 метра, построен спортивный комплекс, приобретена аэродинамическая труба для подготовки парашютистов, стрелковый тир. Также планируется завершение строительства огневого комплекса и комплекса воздушно-десантной подготовки.

Личный опыт 

В узком военном кругу Рязанское училище имеет неофициальное прозвище «два ку-ку». Пошло это от его названия, аббревиатура которого заканчивается ДКУ, и почетного звания Дважды Краснознаменное. Вот завистники из других родов войск и придумали эти самые «два ку-ку».

Лично мне первое знакомство с одним из самых незаурядных выпускников этого училища запомнилось надолго. Дело было в далеком уже 1984 году, когда я, военный журналист, прибыл в дивизионную газету 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии. После официальных представлений меня, как это тогда водилось, «командировали» в ближайший продмаг. И когда пересекал небольшой плац штаба дивизии, то не обратил никакого внимания на проходящего метрах в десяти полковника и не поприветствовал его.

— Лейтенант! — голос был с негромкой хрипотцой, но от него почему-то сразу побежали мурашки по спине и я резко развернулся.

— Ко мне!

Худощавое лицо с тонкой ниточкой светлых усов, прищуренные хищные глаза, безупречно сидящая форма — прямо белогвардейский офицер из фильмов про Гражданскую войну.  

— Здравствуйте, — я чуть было не протянул ему руку, но осекся от взгляда, в котором читалось необыкновенное презрение.

— Почему без знаков? Где «Гвардия», где знак парашютиста?

— Так я первый день как приехал! «Гвардию» не вручали, а с парашютом я вообще ни разу не прыгал, — я скосил глаза на свой «ромбик», который сиротливо висел на груди.

— Может, у вас, товарищ лейтенант, еще и носки белые?

Носки и правда, в угоду тогдашней моде, были не уставного, а именно белого цвета, что я и продемонстрировал строгому офицеру.

— Начальника разведки ко мне! — рыкнул полковник.

Не прошло и минуты, как к полковнику бежал капитан — замначальника разведотдела.

— Вот это, — не глядя на меня, процедил полковник, — завтра выбросить с парашютом. Вручить «Гвардию» и «перворазника».

Облитый презрением, я для него больше не существовал, он даже не устроил мне разнос, которого достоин был только настоящий десантник.

На следующий день командир дивизионной разведроты гвардии капитан Саша Хабаров в соответствии с приказом выкинул меня из самолета. Мне вручили знаки и посвятили в десантники, отбив мягкое место, как и положено, запаской — запасным парашютом. После этого я влюбился в открытое небо и совершил еще более 150 прыжков.

Суровый полковник — замкомдива Александр Чиндаров — уже ко времени нашего знакомства имел в армии огромный авторитет: орден Красной Звезды даже в Афгане получить было непросто. Позже, в 1994-м, уже будучи замом командующего ВДВ, генерал-лейтенант Чиндаров отказался штурмовать Грозный, заявив, что ему нужно две недели на подготовку: необученных солдат он в бой не бросит. За это его уволил из армии другой известный выпускник рязанского училища — тогдашний министр обороны Павел Грачев.

Спустя время, общаясь с Чиндаровым по телефону, я спросил, помнит ли он меня. Александр Алексеевич замялся, мол, много вас, лейтенантов, через меня прошло. «Белые носки», —  подсказал я. «А, конечно помню! Ты мне за всю службу один такой попался!» — и в его голосе была то ли радость узнавания, то ли сожаление, что не вкатил мне тогда по полной десантной программе.

Вообще, десантники — славные ребята. И все их девизы «Никто кроме нас», «Лучше нету войск на свете», «Нет задач невыполнимых» — это не бравада, они действительно заряжены только на победу. Ну, кто еще мог пересечь пол бывшей Югославии на БТРах и занять аэродром в Приштине под носом у американцев, которые в десятки раз превосходили их по численности и вооружению? В Афгане на автомобилях мотострелки рисовали эмблему ВДВ, как оберег, — «духи» предпочитали с десантниками не связываться. В Чечне двухтысячная банда боевиков так и не смогла пройти через позиции 6-й роты из Псковской десантной дивизии, хотя практически все ее бойцы погибли. Погибли, но не сдались.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть