Свежий номер

Души прекрасные порывы

13.10.2016

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

15 человек стали лауреатами премии «Душа России». Распоряжение о присуждении правительственной награды подписал Дмитрий Медведев.

Камчатка и Забайкалье, Крым и Краснодарский край — обладатели «Души» живут во всех уголках страны. Победителями становятся люди, внесшие вклад в развитие народного творчества: руководители самодеятельных коллективов, сказители, мастера, возрождающие традиционные ремесла.

«Чон кÖглерi»

В этом году награды удостоилась Нина Катаева, создатель хакасского фольклорного ансамбля «Чон кÖглерi», исполняющего тахпахи — песни-импровизации, характерные для народов Саяно-Алтая. Отмечена также Лидия Кручинина с Камчатки, специалист по изготовлению изделий из рыбьей кожи — традиционного для обитателей Севера материала, испокон веков из него мастерили одежду и обувь. Еще один лауреат — Цыденжаб Цыбикова из Забайкалья, знаток бурятского национального костюма — дэгэла. Получил премию и представитель Республики Марий Эл Евгений Каменщиков, руководитель коллектива «Мурсескем», сохраняющего финно-угорский музыкальный фольклор. Награда отправилась также в Алушту — баянисту-виртуозу Евгению Костенко, возглавляющему ансамбль русских народных инструментов «Крымский сувенир». В числе победителей — тульская мастерица Ирина Агаева, изъездившая родную область в поисках традиционных кукол — обрядовых, игровых. В итоге она собрала около 70 вариантов тряпичных творений.

Среди других лауреатов — энтузиасты, возрождающие народную культуру в Москве, Калининграде, Рязанской и Самарской областях, Вологде, Костроме, Саратове, Калуге, Мурманске... С двумя из них побеседовала «Культура».


Докку МАЛЬЦАГОВ, художественный руководитель «Школы искусств имени народного артиста СССР М.А. Эсамбаева», Москва:

— О присуждении мне премии узнал из интернета. Считаю, это самая высокая награда, которой я когда-либо был удостоен. «Душа России» — звучит громко. А я душой и сердцем — россиянин.

Очень благодарен Государственному российскому дому народного творчества — там по-настоящему поддерживают людей, занимающихся традиционной культурой. Сотрудники Дома — это такие трудяги, энтузиасты, месяцами пропадающие в командировках. Позвонишь — они то на Дальнем Востоке, то на Крайнем Севере... Где только не бывают. Ищут и находят таланты по всей стране.

Что до нашей школы, в ней учатся дети 14 или 15 национальностей. Русские, ингуши, татары... Двери открыты для всех. Ведь школа носит имя великого Махмуда Эсамбаева. Кстати, профессию я выбрал благодаря ему: в детстве увидел фильм «Я буду танцевать». Заболел этим. Так и остался «калекой».

Я хорошо знал Махмуда Алисултановича. Когда в начале нулевых основал этот коллектив, обратился к его дочери, можно ли назвать училище в честь Эсамбаева. Она сказала: «Конечно, Докку, ты всегда был желанным гостем в нашем доме, папа тебя любил». 

Меня как-то спросили, реально ли за месяц научиться танцевать? Говорю им, если вы так же талантливы, как Махмуд Эсамбаев, через месяц станете лучшими. Но если одарены лишь, как я, всю жизнь будете в учениках... 

В нашей школе преподаем не только чеченский, но и остальные кавказские танцы — абхазский, аджарский, осетинский, дагестанский... Ведь у каждого свои особенности. Возьмите Осетию — там исполняют медленно, грациозно. Их симд или хонга-кафт — это красивое, возвышенное действо. В Дагестане, где множество национальностей, свой колорит. Как и у кабардинцев, карачаевцев, черкесов. Сейчас, к великому сожалению, все перемешалось. Тем не менее, мне кажется, народный танец востребован. Единственный наш недруг — телевидение. Столько каналов, и хоть бы по одному показали традиционную культуру. Раньше ведь как было: раз в неделю транслировали выступления государственных ансамблей разных республик. Мы знали обычаи других народов. А сегодня, кроме убийств, на экране ничего не видим. 

Народная культура объединяет. Если смотрю на коллектив из Сибири или с Кубани, то знаю, что я россиянин. Живу в России, а не в Осетии, Чечне,  Дагестане. Нельзя быть в вакууме, вариться в собственном соку. Хотя и о корнях надо помнить. Обратите внимание, ни на одной вашей свадьбе не исполняют русских танцев. Почему нельзя научить этому людей, привить любовь к своему прошлому? В Чечне иначе: там все поют и танцуют, народ не оторван от традиций.

Обучаем детей не только движениям, но и нашим обычаям: почитать старших, уступать дорогу, вести себя в обществе подобающим образом — ты же представляешь свою культуру. Чеченские традиции подходят для любого народа, в их основе — уважение.


Тамара СИТЬКО, руководитель народного фольклорного ансамбля «Роща», Калуга:

— Наш ансамбль образован 25 лет назад. Еще в самом начале, когда мы стали принимать участие в фестивалях, поняли: выгодно отличаются те коллективы, что исполняют песни родного региона. У всех остальных нет своего лица. Это и послужило толчком к экспедиционной работе, мы объездили множество районов, собирали материал. Теперь в нашем  репертуаре — только фольклор Калужской области, добытый нами «в поле».

Правда, его все труднее искать. Бабушки стареют, мастерство уже не то. В этом году побывали у наших любимых исполнительниц — печальная картина: они с двумя палочками ходят. Хотя поют еще, конечно, но не так, как 15 лет назад. А их внуки традицию не наследуют. Мы как-то попали на детский концерт — видимо, педагог в школе старался приучить подрастающее поколение к народной культуре. Дети пели. Но что-то не получалось. То ли им это неинтересно, то ли хочется быть похожими на городских...

С другой стороны, сколько ни причитаем, что традиция умирает, а она все живет. Знаете, была известная фольклористка Евгения Линёва, она в 1900-х годах говорила: старики уходят, скоро ничего не сможем собрать... А мы и в начале XXI века еще что-то находим. Иногда бывает так — умерли все поющие люди, а потом вдруг в эту деревню возвращается музыкальный фольклор — кто-то вспомнил, начал петь... Мне кажется, это витает в воздухе. Традиция каким-то образом самовоспроизводится.

Еще поражает, что бабушки так поют, не имея музыкального образования. Они же не повторяются. Удивительное интонационное богатство. Каждый куплет представят по-разному — не так, как предыдущий и последующий. И совсем непохоже на соседку. У всех исполнителей своя манера, тем они и хороши. Будут подстраиваться, подлаживаться, но в унисон петь не станут. Сделают собственный вариант. Вообще, народное мастерство — не выхолощенный звук, а игра тембров, красок, это и создает неповторимый колорит. Он всегда меня изумляет. И очень жалко молодежь, которая поет «Ля-ля-фа». В таких опусах ведь нет содержания, они ни о чем. Совсем другое дело — народная музыка. Если слушать ее, можно и ошибок в жизни избежать. Потому что там говорится про все.

Сегодня у нас мало где звучит фольклор. Но если вы приедете в какую-нибудь республику, в машине обязательно будет играть национальная мелодия. А наши люди даже не подозревают, какие у них красивые песни. Понятия не имеют, каким богатством владеют. А как можно гордиться тем, чего не знаешь?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел