Века и кости, лед и камень

09.03.2016

Нильс ИОГАНСЕН, Якутск

Крупнейший регион России. Полюс холода в местечке под названием Оймякон и самая длинная в стране река — Лена. Алмазы, олени, короткое лето. На этом знания большинства наших сограждан о Якутии исчерпываются. Хотя ослабление рубля сделало свое дело: в последние два года турпоток в Республику Саха заметно вырос. 



Остановись, мгновенье

Темы вечной мерзлоты и доисторических останков здесь эксплуатируют по полной. Туристов, высадившихся в Якутске, сразу ведут в музей мамонта, расположенный в корпусах местного университета.

Музей мамонта

— Экспозиция регулярно пополняется, ученые часто выезжают в поле. Причем не только за костями реликтовых слоноподобных. Например, в прошлом году палеонтологи нашли останки львят в прекрасном состоянии. В древние времена тут было тепло и сытно, водилось великое множество животных, — говорит заведующий экспозиционным отделом музея Сергей Федоров.

Другая практически обязательная «научная» экскурсия — в штреки, пробитые под Институтом мерзлотоведения. Помимо ископаемых там можно познакомиться и с удивительными современными экспонатами.

— Это растения и цветы, вмороженные в лед. Они могут храниться вечно, собственно, как и те образцы флоры-фауны, которые дошли с древних времен. Изготовление подобных поделок — большое искусство. Воду наливают слой за слоем, причем специально подготовленную, чтобы она была прозрачной. Да и все вовремя нужно делать, дабы растения не завяли и не подгнили. Больше нигде такого не встретите, — объясняет научный сотрудник Института мерзлотоведения СО РАН Юрий Мурзин.

В толще прозрачного, как стекло, льда видны хрупкие цветы, листики деревьев, ягоды. А вот «3D-зарисовка» из водного мира — кусочек дна, к поверхности тянутся стебельки каких-то трав, между ними застыла плотвичка. Все — как живое. Что интересно, замороженные «икебаны» никто специально для экспозиции не делал, это народное творчество сотрудников института. Впрочем, в Якутии подобным балуются многие, ведь достаточно чуть копнуть, и вот она — вечная мерзлота.

Кстати, о масштабах явления жители Якутска узнали случайно. В 1828 году руководитель филиала Русско-американской компании купец Федор Шергин решил облагодетельствовать город, испытывавший проблемы с питьевой водой, и попутно хорошо заработать, выкопав глубинный колодец. Еле-еле негоциант ушел вниз на 14 сажен (30 метров), а затем растерялся — мерзлота непробиваемая. Но инициативу перехватило начальство. На шахту зачастили ученые из Санкт-Петербурга — они настаивали: надо долбить дальше. В чисто исследовательских целях.

«Шахта Шергина»

До того как работы были остановлены, в толщу опустились на 55 саженей (116,4 метра). За вклад в науку император Николай I наградил Шергина золотой медалью и перстнем с бриллиантом. Однако расходы на рытье — около двух тысяч рублей, по тем временам огромную сумму, — ему не возместили. Указ об этом царь подписал, но чиновники изыскали возможность сэкономить бюджетные средства в свою пользу...

В советские годы колодец углубили до 140 метров. Вплоть до «перестройки» объект числился филиалом Института мерзлотоведения, а потом его забросили. Сегодня «Шахта Шергина», которую после периода забвения пришлось очищать от наслоений льда, имеет статус памятника истории и культуры Якутска. Правда, за нее идет вялотекущая межведомственная война. Однако никто не помешает туристу познакомиться с уникальной достопримечательностью, находящейся в центре города.

Руническая загадка

По меркам европейской части РФ, областная столица очень компактна. А прямо за околицей расположился еще один интереснейший объект — «Царство вечной мерзлоты».

...Мы идем по подсвеченному голубыми огоньками коридору, вокруг сплошной лед, под ногами тоже. На входе всем выдают теплые накидки с капюшонами, даже летом тут очень холодно.

«Царство вечной мерзлоты»

— В советское время это был ледник, где складировали продукты. Потом его расширили, облагородили, сделали доступным для туристов. Очень популярное место, — рассказывает сотрудник Национальной туристической компании «Якутия» Филипп Коженкин.

Здесь можно попробовать настоящую строганину и выпить 50 граммов из ледяной (изготовленной из замороженной воды!) стопки. В отдельной пещере живет Эхээ Дьыл — якутский Дед Мороз, рядом — помещение, где хранятся фрагменты туши шерстистого носорога и голова так называемого «Юкагирского мамонта». На ледяных витринах вдоль проходов лежат иные диковинки, коим с десяток тысяч лет, а то и более.

Пять минут прогулки — и вы на пороге новых открытий. Комплекс «Усадьба Атласовых» познакомит с бытом, верованиями и обрядами народов, живущих в Якутии. Строения возведены по старинным проектам, содержит этнодеревню интернациональная пара: Василий Атласов — эвенк, его жена Валентина — якутка.

— Предки якутов пришли сюда не так давно, где-то в XV–XVI веках, до этого тут жили другие народности. Какие, точно неизвестно. Но, судя по обрядам, подлинная история края могла бы преподнести удивительные сюрпризы. Впрочем, вы сейчас все сами поймете, — подмигивает Атласов. И просит жену: «Погадай гостю».

В «Усадьбе Атласовых»

По старинной якутской традиции гадают... на рунах. Самых настоящих, русско-скандинавских. Более того, где-то в улусах даже сохранились старики-умельцы, способные читать-писать с использованием древнего алфавита. Как он сюда попал и прижился — на этот вопрос внятного ответа нет.

В местных названиях рунических знаков сложно найти аналогию с европейскими. Угадываются разве только корни слов. А «магическая» — гадательная — расшифровка совершенно идентична. Похожая на Y «Алгиз» — защита, женское начало; молния-«Зиг» — Солнце, успех, победа; палочка-«Иса» — порядок, лед. Да и процедура гадания сходна с той, что используют русские и скандинавские родноверы. Тема, в общем, загадочная, ждущая вдумчивых исследователей.

Мистики добавляет и уникальный талант Анны Атласовой — она так играет на хомусе, что дух захватывает. Казалось бы, всего одна металлическая пластинка, а какие рождает звуки. Причем разной громкости, тональности и продолжительности. Будто из пространства и времени внезапно возникает завораживающая реверберация, которая сопровождает основную музыкальную тему.

На оленях утром ранним

Еще одна короткая прогулка — и мы стоим около настоящего сибирского острога, деревянной крепости с башенками. Называется «Чочур Муран» — по имени близлежащей горы. А вообще комплекс построен как дань уважения казакам-первопроходцам, в XVII веке освоившим суровый край.

— Когда проектировали объект, пригласили историка, специализирующегося на архитектуре. Конечно же, получилась некая стилизация, но большинство элементов конструкции и внешний вид в целом аутентичны, — с гордостью признается основатель «Чочур Мурана» Герман Арбугаев.

«Чочур Мурана»

Хозяйство у него большое. В тереме ресторан с национальной (в основном мясной и рыбной) кухней и гостиница, рядом — пруд, где можно порыбачить. Квадроциклы, сани-нарты, лошади, ездовые собаки и верховые олени.

На отдалении от основной усадьбы расположился «хутор» с уютным бревенчатым домиком (тоже со всеми удобствами). Здесь предлагается отдохнуть от цивилизации, насладиться видами дикой природы, пожарить шашлык и просто порелаксировать. В «Чочур Муране» умеют готовить еду, которую еще на заре человечества брали с собой охотники. Вяленую специальным образом оленину можно просто грызть или же использовать как основу для походного супа. Подсушенные и спрессованные в колбаску ягоды брусники — своеобразный «древний сникерс» — тоже продукт двойного назначения. Первый вариант — кусать и жевать, как конфету: организм путешественника получит так называемые быстрые углеводы. Второй — кинуть в котелок, вот вам и экологически чистый целебный чай.

— С ягодами у нас полный порядок, собирай — не хочу. А местной оленины нет. Животноводство в регионе в упадке, в том числе традиционное. В советское время его поддерживали, развивали, сейчас нет никому дела. Поэтому мясо, которое мы готовим по старинным охотничьим рецептам, с Ямала. Перспективы получить «настоящую якутскую оленину», о чем так любят писать в рекламных буклетах для туристов, пока очень туманные, — разводит руками Арбугаев.

Как можно совместить предприятие общепита, гостиницу и музей? Оказывается, без проблем. В остроге богатая коллекция старинных вещей. На стенах висят берданки, трехлинейки и прочие фузеи, рядом — пищали и пистоли времен Семена Дежнева. Что-то — тщательно восстановленный оригинал, хотя есть и копии. А уж дореволюционных самоваров, шаманских бубнов и прочей подобной атрибутики просто не счесть. 

На краю Оймякона

В последние годы обрели популярность поездки по «кладбищам» мамонтов. Естественно, туристов на особо ценные и ответственные участки раскопов не пускают, но со стороны посмотреть и пофотографировать удается. А побродив по округе, вполне реально найти какой-нибудь сувенир. Например, осколок кости реликтового животного или окаменелость — этого добра навалом.

р. Лена

«На природу» чаще едут на Ленские столбы. И зимой, и летом виды впечатляюще фантастические. Рыбалка на Лене — тоже востребованная услуга. 

— Есть у нас такой любопытный прием зимней ловли: берем сачок на длинной ручке, опускаем в прорубь и начинаем крутить. Образуется как бы водоворот, в центре которого рыба и оказывается. Вытаскиваем, кидаем на лед и через несколько минут у нас свежая, нежнейшая строганина, — делится рыбацкими секретами Филипп Коженкин.

Летом еще интереснее. На моторке можно уйти на 50–100 километров вниз по реке, туда, где она широкая, как море. Такая рыбалка стоит 70–80 тысяч рублей, однако жалеть не придется. Да и речники — очень интересный народ. На лодочной станции Якутска работает Михаил, владелец нескольких посудин и один из старожилов.

— Мои предки — казаки — приехали сюда в 1804 году. Стали лодочниками, так что наша семья с рекой всегда вместе. Знания передаются из поколения в поколение, считай, каждый кустик на берегу известен, любую мель, островок и протоку найду с закрытыми глазами, — откровенничает «человек реки».

Прямо на склонах по берегам разбросаны черные пятна — это выходы каменного угля, набирай его, сколько хочешь. Близ одного крупного пласта заметны руины какого-то деревянного сооружения. После «Зимней войны» пленные финны добывали здесь столь нужное Стране Советов топливо. Занятно, что потом уехали далеко не все. Разве в Суоми встретишь подобные просторы и неисчислимые богатства? В общем, есть в Якутии и свои финны.

Помимо мамонтов, регион знаменит алмазами. Не так давно по центральным каналам пошла реклама — приезжайте в «бриллиантовые туры»: свозим на кимберлитовые трубки, покажем добычу и все прочее. Вот только в Якутске очень этому удивляются. Объекты компании «Алроса» относятся к особо охраняемым.

Ехать за алмазами в Якутию явно не следует. Драгоценные камни тут только добывают, а обрабатывают в европейской части РФ. Поэтому гипотетическую выгоду съедят банальные логистические расходы.

«Ысыах олонхо»

Сокровища природы, флоры и фауны, этнографическая экзотика и тайны прошлого — вот главные туристические активы Республики Саха. Уже во второй половине марта примет гостей со всей страны фестиваль «Полюс Холода». Естественно, в Оймяконе. А летом тысячи людей соберутся на «Ысыах олонхо» — национальный этнографический праздник.

— По сравнению с 2014-м въездной турпоток вырос почти на четверть, то есть в количественном выражении примерно до 200 000 человек, — говорит гендиректор ОАО «Национальная туристическая компания «Якутия» Георгий Куркутов. — Это отнюдь не мало, учитывая не самый приветливый климат, расстояния, недостаток рекламы. В текущем году также надеемся на увеличение числа туристов, для этого имеются все предпосылки. Принимающих организаций уже добрый десяток, половина рынка теперь за частниками. Но мы, госкомпания, не против, более того, наша задача — продвигать весь якутский туризм на федеральном уровне.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть