Глава Пензы Валерий Савельев: «Политик способен лечить душевные недуги»

02.03.2016

Андрей МОИСЕЕНКО

«Жизнь сюрпризов полна, не сходите с ума», — пела когда-то Людмила Гурченко. Под этими словами с полным основанием может сейчас подписаться теперь уже бывший главврач Пензенской психиатрической больницы Валерий Савельев. Мог ли он предположить, что после десяти лет руководства клиникой судьба забросит его на пост главы города? Но именно так и произошло. Почему известный в области медик решил идти в политику? Чем проще руководить: городом или «психушкой»? И приходится ли на новой работе применять прежние профессиональные навыки?

Новость о городском голове — бывшем главвраче психбольницы возбудила интернет-остроумцев: «Пензе поставили диагноз», «А санитаров он с собой забрал?», «Мэр и тебя вылечит». Как бы резюмируя обсуждение, главным калибром бухнул «Вечерний Ургант»: «Это первый в истории России мэр, которого на выборах поддержали и Наполеон, и Александр Македонский, и целых три Владимира Жириновских»...

Валерий Петрович в местной политике известен еще с 2006 года. До того, как стать главой Пензы, успел побывать депутатом Законодательного собрания области и дважды — городской думы. В депутатском качестве приходилось ему вести прием населения, решая разнообразные проблемы избирателей. Депутатство он совмещал с руководством местной психиатрической больницей имени К.Р. Евграфова, но после избрания градоначальником из клиники пришлось уйти. Где сильнее болит голова — в новом кресле или в кабинете главврача психиатрической клиники? «Культура» выяснила это у Савельева лично. 

культура: Сопоставление Вашей прежней профессии и нынешней многих провоцирует на шутки. Не обижаетесь?
Савельев: Нет, люблю юмор. Только передайте через газету, что не надо меня мэром называть. В Уставе нашего города такая должность не предусмотрена. Я — глава Пензы. На этот пост депутаты местной думы выбирают кого-то из своих коллег. В декабре прошлого года выдвинули меня. И по Уставу я теперь также являюсь председателем гордумы.

культура: До Вас город возглавляли поочередно строитель, бывший танкист и юрист. Теперь Вы, медик. Пенза и область — регионы дотационные, проблем — миллион. Например, дороги отвратительные... Уверены, что справитесь? Может, профессионального управленца лучше было найти?
Савельев: Главврач, в общем-то, тоже фигура с администраторскими функциями. Сам пациентов не лечит, а решает разнообразные проблемы больницы, в том числе хозяйственные. Так что опыт управления имеется. Но Вы правы, сейчас забот прибавилось. И насчет дорог согласен — это одна из главных проблем. В этом году выделено 200 миллионов рублей, будем ремонтировать. Еще расселяем ветхие дома, меняем старые инженерные сети, готовим программу поддержки малого и среднего бизнеса.

культура: На новом месте Вы трудитесь третий месяц. Где труднее?
Савельев: И больница, и город — это в первую очередь люди. В клинике — пациенты, которым надо помочь поправить здоровье. В городе жителям тоже нужна помощь во многих сферах. Типичная ситуация: приходит к депутату или главе города человек с проблемой. Обегал уже кучу инстанций — все без толку. Жутко расстроен. У него стресс, расшатаны нервы — так и в мою бывшую больницу угодить недолго. Требуется срочная поддержка. Не только по сути вопроса, но и психологическая. Как минимум внимательно выслушать — одно это создаст посетителю положительный эмоциональный фон. А если еще и делом поможем — совсем хорошо. И он уходит совершенно другим человеком. Так что и политик способен излечить от душевного недуга. 90 процентов всех болезней возникают из-за стрессов, неврозов. Вот недавно пришла девушка в слезах. Ее пригласили в Москву на съемки юбилейного выпуска программы «Играй, гармонь!». Но оплатить дорогу и гостиницу предложили самостоятельно. Наш депутат по ее избирательному округу купил билеты за свои деньги. Осталась гостиница...  Решить вопрос за счет бюджета города было нельзя. Тогда я помог ей составить заявление в региональное отделение одной из политических партий с просьбой выделить средства из своего фонда. Там, конечно, не отказали. Узнав об этом, девушка засияла, даже походка изменилась. Выходит, мы тут тоже способствуем оздоровлению нации. (Смеется.)

культура: То есть Пенза для Вас — как бы большая больница, депутаты гордумы — врачи, а горожане — пациенты?
Савельев: Не врачи и не пациенты. А земляки. И все вместе мы хотим сделать наш город уютным.

культура: Навыки психиатра на новом месте помогают?
Савельев: Вообще-то по образованию я торакальный хирург, делал операции на органах грудной клетки. Когда мне первый раз предложили возглавить психиатрическую клинику — отказался. Правда, потом передумал — работа интересная. Еще в институте я увлекся психотерапией, проводил сеансы, изучал гипноз, как и многие мои друзья. Кстати, некоторые сокурсники даже гастролировали с сеансами гипноза по стране. В нынешней работе знакомство с психотерапией, конечно, большое подспорье. Я ведь веду прием населения, выезжаю на проблемные участки в городе. Знаю, как и о чем поговорить с людьми, успокоить, понять, что их раздражает, не устраивает. На днях вместе с главой городского управления транспорта в самый час пик решили покататься на троллейбусе. Надо было проверить жалобу горожан, что транспорт ходит редко, с получасовыми интервалами. Мерзли на остановке вместе с пассажирами. Все вокруг злые. Пообщались с ними, потом с водителем, кондуктором. Успокоили, объяснили ситуацию. Сейчас принято решение о закупке дополнительных машин. 

культура: Вы упомянули, что владеете гипнозом. С его помощью можно, скажем, повысить КПД депутатов гордумы? Или утихомирить разъяренного просителя?
Савельев: Это расхожее заблуждение. Никого насильно нельзя, как говорит Анатолий Кашпировский, «ввести в транс». Только если человек сам этого захочет, тогда его организм не будет противиться переходу в данное состояние. 

Кстати, из своего врачебного опыта могу сказать, что при применении гипноза, разумеется, с согласия пациентов, их восстановление после хирургических операций идет гораздо быстрее. На заре медицинской карьеры я специально ездил в Киев, в клинику, где работал Кашпировский, советоваться по этому поводу. Но он, к сожалению, куда-то уехал, и я общался только с его коллегами...

культура: Вы поклонник методики Кашпировского?
Савельев: К Анатолию Михайловичу отношусь неоднозначно. С одной стороны, он очень талантливый психотерапевт, психиатр — помог множеству людей. С другой — нельзя было ему разрешать проводить сеансы по телевидению. Слишком много нежелательных побочных эффектов может возникнуть у зрителя — с каждым пациентом надо заниматься индивидуально.

В Научно-методическом центре

культура: И все же врачи не часто идут в политику. Какие у Вас были мотивы?
Савельев: Желание сделать что-то большее для родного города. Как депутату мне стало проще достучаться до городского и областного руководства, повлиять на какие-то решения, убедить, доказать. В результате психиатрическая больница у нас превратилась в одну из лучших в стране. Отремонтировали старые корпуса, построили новые. Это самое крупное медучреждение в области — 1300 койко-мест. Провели Всероссийскую научно-практическую конференцию, посвященную 200-летию создания психиатрической службы в России. Так что теперь психиатрия в Пензе на высоком уровне.

культура: Душевное здоровье горожан тоже впереди России всей?
Савельев: У нас — как везде. Ухудшается социально-экономическая ситуация — получаем больше неврозов, и наоборот. Хотя все сложнее... В 1998 году, например, сразу после дефолта количество обращений упало в два раза. Людям жилось плохо, но они внутренне собирались, организм напрягал все свои ресурсы. А через полгода-год, когда чуть полегче стало, все расслабились, и тут начали «вылезать» накопившиеся психологические, соматические болячки. Вообще, в городе люди изменили отношение к психиатрии. Раньше если кого-то замечали на территории психбольницы, это было клеймо на всю жизнь: «ненормальный». А сейчас, совершенно не таясь, свыше трехсот человек ежедневно приходят. Большинство — обычные нормальные люди. Кому-то нужна консультация, кто-то посещает физиопроцедуры, массаж, мануальную терапию. Впрочем, Всемирная организация здравоохранения предрекает, что в ближайшее время число людей с так называемыми «пограничными состояниями» будет только расти. Пенза — не исключение. Это реалии сегодняшней жизни.

культура: В конце прошлого года одновременно с Вашим избранием в Пензе открыли Сталинский центр — нечто среднее между музеем, библиотекой и институтом по изучению наследия эпохи «отца народов». Еще раньше в городе поставили ему памятник. Местные коммунисты собираются учреждать Сталинские премии для студентов. Планируют устраивать экскурсии для туристов «Сталинская архитектура Пензы», размещать портреты вождя на общественном транспорте. Другие горожане в ответ на такие инициативы крутят пальцем у виска. Кто из них болен, кто здоров?
Савельев: Все нормально. Считаю, что любой цивилизованный человек должен чтить историю своей страны. Мое поколение взрослело еще в годы СССР. Тогда Сталин был одним из кумиров. Потом все изменилось. Кто-то может относиться к этому хорошо, кто-то плохо. Сталинский центр — инициатива местного отделения КПРФ, городские власти ни при чем. А после 1956-го памятники Сталину, наоборот, сносили. На эмоциях люди часто делают какие-то вещи, о которых затем жалеют. Вот сейчас мы восстанавливаем Спасский кафедральный собор, взорванный в 30-х годах. Уничтожили его тоже, можно сказать, на эмоциях. Если боролись с религией, так могли бы там просто церковные службы запретить проводить. И великолепное здание сохранилось бы. А то разрушить сумели только наполовину — слишком крепкой оказалась постройка. Так и простояли никому не нужные развалины почти сто лет.

В пензенской гимназии №4

культура: Пенза чаще всего попадает в федеральные СМИ после организации какой-нибудь очередной «безумной» акции. Самый массовый урок танца в мире, самое массовое скандирование речовок. Каждый год город бьет свои же предыдущие рекорды по приготовлению «гигантской окрошки» — общий вес продукта уже перевалил за полтонны. Откуда эта гигантомания? Знаю, многие пензенцы, особенно старшего поколения, считают сумасшествием такое выбрасывание денег на ветер...
Савельев: А мы проводили опросы — большинству нравится. Да, регион депрессивный, средняя зарплата 23–24 тысячи рублей, огромный дефицит бюджета. Но иногда людям хочется праздника. Я считаю, такие мероприятия помогают сбрасывать напряжение, снимать стресс. Своего рода психотерапевтическая процедура. Отказываться от их проведения не собираемся, несмотря на все трудности.

культура: Смотришь трансляции заседаний из украинской Верховной рады, а раньше порой из нашей Госдумы, и складывается ощущение, что многим политикам точно требуется психиатр. Вы следите, чтобы Ваши коллеги, законодатели из пензенской гордумы, не впадали в такие «пограничные состояния»?
Савельев: Не бывает людей, которым не требовалась бы время от времени помощь психотерапевта. Кто-то разводится, у другого близкий человек умер. Как следствие — бессонница, раздражительность. Если любой из коллег попросит — обязательно помогу. Но пока, тьфу-тьфу-тьфу, по своей основной специальности мне на нынешнем посту работать не приходилось.


Бассейн для белого медведя

Не успели улечься страсти по главе Пензы, как местная гордума опять дала повод поупражняться в острословии. На сайте этой организации появилось сообщение, что коллега Валерия Савельева, депутат Андрей Воскресенский назначен директором зоопарка. Он там будет трудиться без отрыва от законотворческой деятельности. Новый руководитель зверинца энергично приступил к работе. По его словам, первоочередная задача: вырыть бассейн для белого медведя и построить для него вольер. Копать уже начали.

«Планов очень много, — цитирует Воскресенского сайт пензенской гордумы. — Сделать парк, чтобы семьи отдыхали. Посмотреть на зверей — обязательно будет главной целью, но нужно и просто отдохнуть».


По пути Ульянова

Путь Валерия Савельева из медицины в политику для России не редкость. В дореволюционной Государственной думе II–IV созывов видной фигурой был Андрей Шингарев, член партии кадетов. Начинал с земского врача, а вершиной карьеры стали портфели министра земледелия (а потом финансов) во Временном правительстве. Всего до революции депутатами побывали 78 врачей и 3 фельдшера.

В СССР самыми известными «медиками во власти» можно назвать главу Министерства госбезопасности Виктора Абакумова и младшего брата Ленина Дмитрия Ульянова. Первый в молодости трудился санитаром, а второй, начав работу также земским врачом, «дорос» до зампреда Совнаркома Крымской ССР.

Были медики и в постсоветской политике — глава МНТК «Микрохирургия глаза» офтальмолог Святослав Федоров, разработавший новый принцип глазных операций, даже участвовал в президентских выборах. Есть экс-врачи и в нынешнем парламенте. Например, Ольга Борзова (Ростовская область) и Григорий Куранов (Пермский край). Оба кандидаты медицинских наук. А осенью 2014 года главой города Тула избрали кардиолога Юрия Цкипури.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть