«Аврора». Перезагрузка

30.10.2013

Татьяна УЛАНОВА, Санкт-Петербург

О легендарном крейсере «Аврора» весь нынешний год ходили интригующие слухи. Мол, уже осенью он покинет Петроградскую набережную и отправится на ремонт, чтобы принять прежний, дореволюционный, вид — на это потребуется 1 млрд рублей. По другим данным, корабль даже собираются поставить на ход — не зря же министр обороны Сергей Шойгу вернул сюда военный экипаж. Но ясно пока одно: ближайшую зиму «Аврора» проведет на привычной стоянке. Изучать легенды и мифы символа революции «Культура» отправилась в северную столицу.

Фото: РИА НОВОСТИ

Петербург. Английская набережная. Гранитная стела: «25 октября (7 ноября) 1917 года стоявший против этого места крейсер «Аврора» громом своих пушек, направленных на Зимний Дворец, возвестил начало новой эры — эры Великой социалистической революции».

Гром пушек — или залп орудий — по большому счету, это все, что знали советские школьники о роли прославленного крейсера в истории страны. В детстве мне не повезло — на «Авроре» не была. Повезло сейчас, когда на многое «советское» уже смотришь другими глазами.

Немного истории в невской воде

Миф о том, что «Аврора» била по Зимнему, развенчан. Крейсер тогда находился в состоянии очередного ремонта — в полутора километрах от дворца, все боеприпасы с корабля были сняты, а значит грома не могло быть априори. Как говорит научный сотрудник Центрального Военно-морского музея (ЦВММ) Валерий Исин, был холостой выстрел, даже не выстрел — так, хлопок. После которого жизнь целой империи перевернулась.

Высокое звание символа революции «Авроре» навязали. А вот реальные заслуги перед Россией у крейсера есть.

Строить «три сестры» — «Диану», «Палладу» и «Аврору» — решили в 1896-м. В 1900-м «Аврору» последней спустили на воду. Спустя еще три года она была принята, как тогда говорили, в казну. А в мае 1905-го, во время Русско-японской войны, получила боевое крещение в Цусимском сражении. 

Крейсер 1-го ранга «Аврора» на рейде Манилы после Цусимского сражения, июнь 1905 года.— Крейсеры этого класса были достаточно эффективными, но уже в начале ХХ века — технологически устаревшими, — с заместителем заведующего филиалом ЦВММ на «Авроре» Дмитрием Кантаевым мы идем по сохранившейся с тех времен палубе. — Наш корабль был не самым мощным, хотя и достаточно быстрым. Однако именно из-за того, что во время испытаний «Аврора» не смогла развить необходимую скорость, ее отправили на доработку. Крейсер даже строили по остаточному принципу. Это спасло будущий памятник...

За сто с лишним лет «Аврора» испытала на себе три войны и 13 ремонтов, в том числе несколько доковых. 84 года корабль простоял в воде. И до, и после революции «Аврора» была кузницей кадров. Многие, начинавшие здесь матросами, становились адмиралами. На крейсере учились строить. Здесь зародилась традиция проводить на морских судах телефонную связь. В начале прошлого века на помощь пришла «Ericsson» — прежде общались по медным трубам, которые и сегодня висят рядом со шведским аппаратом. Оставили «на всякий пожарный»: вдруг телефон подведет? Допотопный способ общения с помощью свистков сто лет назад считался более надежным. Так же, как рулевая машина фирмы «Siemens», электрические стиральные агрегаты и система безопасности той же марки. Давняя любовь русских моряков к немецкой технике дает петербургским музейщикам надежду на новый виток сотрудничества с зарекомендовавшей себя компанией. На «Авроре» мечтают установить новейшие системы безопасности германской фирмы, получить хотя бы муляж дореволюционной «стиралки» и с помощью специалистов «Siemens» вернуть к жизни рулевую машину 1902 года выпуска.

Крейсер «Аврора» в Ораниенбауме, 1942 год.— Не все россияне в полной мере понимают ценность «Авроры», — сетует Валерий Исин, уже четыре года рассказывающий туристам о легенде ВМФ. — А вот иностранцы, особенно японцы, очень ревниво относятся к кораблю. «Кто создал  это чудо?» — спрашивают они. И я с гордостью отвечаю: «Русские». Разрабатывали «Аврору» в конструкторском бюро Балтийского завода. Под руководством генерал-лейтенантов корпуса корабельных инженеров Николая Пущина и Ксаверия Ратника. Строили на верфи «Новое адмиралтейство». Но участие принимали восемь предприятий.

Создание объекта культурного наследия, каковым сегодня является крейсер 1-го ранга «Аврора», влетело империи в копеечку. Теперь понятно: строили на века. Это единственный в мире боевой корабль — участник Русско-японской войны, доживший до ХХI столетия. Даром, что победа на море в той баталии досталась не нам. 

— Это был проигрыш спецслужб, — убежден Кантаев. — У нас их тогда просто не было. Нашим офицерам-аристократам в начале ХХ века служить в разведке было, извините за выражение, «западло». Вторая причина поражения — устаревшие корабли. Если «Аврора» давала скорость 19 узлов, то некоторые — всего девять... 

А вот вклад крейсера в защиту Ленинграда от фашистских захватчиков недооценивать никак нельзя. Всю блокаду «Аврора» провела у стенки в порту Ораниенбаума, а в течение семи дней своими орудиями, установленными на береговой линии, держала осаду, не давая немецким танкам прорваться в город. Практически все «авроровские» пушки системы Канэ во время Великой Отечественной погибли. Последнее орудие, когда боеприпасы кончились, наши бойцы взорвали сами, чтобы не досталось врагу.

— Не было бы этих орудий — не известно, смогли бы мы отстоять Ленинград, — говорит коренной петербуржец 31-летний Кантаев, прабабушки которого до революции владели магазинами на Невском.   

Повреждения, полученные при обороне Ленинграда

Бронепалубный крейсер был изрешечен — в него попала бомба, фашисты расстреливали корабль почти в упор. Получив около 1300 пробоин (площадь только одной из них составляла 8 кв.м.), судно стало заваливаться на бок, тонуть. Экипаж успел выгрузить все ценное и поставить крейсер на грунт. Так и стоял он до полного освобождения Ленинграда. Практически половина корпуса находилась в воде; страшно изуродованная, «Аврора» гнила, разваливалась. Было «богине» в ту пору сорок лет. В команде оставалось не более 30 человек, но даже в этой ситуации моряки по традиции выставляли караул и поднимали на крейсере флаг.   

Когда в 1944-м решали, что делать с «Авророй», нарком ВМФ Николай Кузнецов стал ходатайствовать о сохранении крейсера. В первую очередь — как памятника военного кораблестроения и корабельной архитектуры конца ХIХ — начала ХХ столетия. 

Массаж спины и сон в гамаке

Проект действительно был уникальным. Шутка ли — больше ста лет назад «Аврора» имела баню, прачечную, электрические камбузные плиты, грелки. Даже тестомешалку... Не говоря уже о боевых системах. А вот церковь была складной, и во время боя на ее месте разворачивался госпиталь. Беспрецедентным для начала прошлого века было и наличие на борту рентген-аппарата. Как жили без него, теперь даже сложно вообразить — чтобы найти осколок в теле, раненого нужно было в буквальном смысле исполосовать. На «Авроре» проведено множество операций, спасено немало людей. В том числе пострадавших от землетрясения 1908 года в Мессине. Благодарные итальянцы даже поставили памятник русским морякам и отдельно — Николаю II. После удачного эксперимента на крейсере рентген внедрили на другие корабли русского флота.

Кстати, складная церковь на «Авроре» восстановлена. В дореволюционной России батюшка служил на каждом корабле. Был на положении офицера, имел свое место в кают-компании. В мирное время находился рядом с командиром, выполняя роль замполита-психолога. Во время боя его можно было видеть наверху — священник  вдохновлял бойцов, увещевал раненых. Многие батюшки имели не только церковные награды, но и военные. Однако участь их, как правило, была решена — от пуль они не прятались. Дважды в день верующие молились в храме. Отмечали все престольные праздники. Хотя экипаж (570 человек, в том числе 20 офицеров и унтер-офицерский состав) был интернациональным. Кроме русских на «Авроре» служили финны, немцы, поляки, армяне, прибалты. Для католиков, мусульман, буддистов выделялись отдельные молельные помещения. 

«Настоящее — не настоящее? А можно потрогать?» — основные вопросы, с которыми большинство экскурсантов ХХI века поднимается по трапу «Авроры». Следующим пунктом — быт: что ели, на чем спали. Экспозиция, рассказывающая про питание и сон, — действительно интересная. Подвешенные к потолку столы с алюминиевыми чайниками и мисками, огромный угольный самовар, гамаки (вот уж чего никак не ожидаешь увидеть на палубе военного корабля)...

Говорят, так здесь все и было. Шесть отсеков большой палубы состояли из кубриков. Когда матрос приходил на службу, ему выдавался рундук, где хранились койка (гамак), матрац, подушка, одеяло и роба. Одновременно спать на «Авроре» могли только 180 человек, поэтому сон был организован в три смены. Выручал гамак — при малейшей возможности отдохнуть его быстренько подвешивали на крюки.  

— Это же неудобно, — вздыхает посетительница с грудным ребенком на руках. 
— Ничего подобного! — парирует капитан 2-го ранга в отставке Валерий Исин. — Я сам застал в армии гамаки. Нырнул — и тебя не видно! Все лучше, чем стоять...

Фото: Татьяна Уланова

По команде «Подъем!» гамаки так же быстро складывались. Развешивались столы, которые после завтрака тоже убирались. И только латунный самоварище кипел круглосуточно.

— А вы знаете, что второго блюда тогда не было? — интригует Исин. — Большинство хлебало щи из лагуна. Но кто хотел —  в основном староверы — наливал суп в миску. Когда щи съедались, старший стучал по лагуну, кричал: «По мясу!» — и его по-братски делили. Четвертинка хлеба с куском мяса — вот и все второе.  

— Так и жили, — заключает Дмитрий Кантаев. — Кстати, матрацы хорошие были, потрогайте. Три функции выполняли. Угадаете, какие? 

Внутри видавшего виды наматрацника нащупываю крупные кусочки...

— Массаж спины матрос получал на этом матраце абсолютно бесплатно! — выдаю версию.
— Ну-у... Это — четвертая. До революции о ней точно не знали. Сдаетесь? Первая — на матраце спали. Вторая — во время боя его сворачивали, прокладывали между орудиями, таким образом матрац улучшал звукоизоляцию и даже мог остановить мелкие осколки. И наконец, третья — это был личный спасательный жилет, крепившийся с помощью веревок. Внутри — пробковое дерево. А вдали от России тело погибшего заворачивали в его гамак, сшивали как мешок, привязывали снаряд... И — в море...

Сегодня контрактник, отслуживший 20 лет, получает от государства квартиру. Матросу царской России после 25 лет службы давали землю, деньги на постройку дома и приличное жалованье. Из похода он возвращался с  суммой, которой с лихвой хватило бы на покупку стада коров. Только зачем моряку столько крупного рогатого скота?

Женщина на корабле

Миф о том, что вместо героического крейсера на Петроградской набережной стоит реплика, на «Авроре» не любят. Как и разговоры о том, что крейсер покоится на бетоне. Но отвечают невозмутимо: «Аврора» настоящая. Слухи о подмене связаны с последним ремонтом корабля в 1984–87 годах, когда подводную часть корпуса пришлось срезать и на ее место установить инновационную. Был разработан сплав металлов, способный выдержать нахождение в воде в течение трехсот лет. В дальнейшем он стал использоваться при строительстве кораблей.

— Экипаж буквально боролся за живучесть судна, — рассказывает Дмитрий Кантаев. — Вода хлестала из всех дыр и щелей. «Аврора» тонула. Мы могли ее потерять.

Для лжепатриотов и псевдознатоков кораблестроения: доработкам, ремонтам, заменам и модернизации «Аврора» подвергалась всегда. Начиная с 1900 года. Системы жизнеобеспечения крейсера менялись на более современные при каждом ремонте (в среднем — раз в 30 лет). Потому что их задача — защищать.

В июле 2013-го «Аврора» вернулась под крыло ВМФ — предыдущий министр обороны вывел крейсер из состава флота. При Сердюкове — впервые за всю историю — на корабле в течение 11 месяцев не было военного экипажа. Сегодня он состоит из 4 офицеров и 4 мичманов. 19 матросов — из гражданского персонала. Плюс 10 музейных работников. Налицо — двоевластие, которое, хочется надеяться, музею-кораблю на пользу. Филиалом Центрального Военно-морского музея «Аврора» стала еще в 1956 году. С тех пор по трапу крейсера прошли порядка 37 миллионов человек, в том числе все члены Политбюро и монаршие особы. Однако много раньше бронепалубный крейсер был выведен из состава боевых и превращен в учебный корабль. На «Авроре» изучали морские узлы кадеты и гардемарины. Несколько лет, пока не были построены спальные корпуса, здесь жили нахимовцы. 

Нынешняя задача военных — конкретнее некуда: обеспечить грамотный ремонт «Авроры» и ее живучесть в процессе ремонта. Должна произойти основательная компьютеризация корабля. Это поднимет престиж музея, обеспечит дополнительный приток туристов, сделав их пребывание на крейсере максимально безопасным, и главное — продлит жизнь богини русского флота. Для особо ревнивых искателей правды будет создана обширная экспозиция, посвященная всем ремонтам крейсера. 

Едва ли не главная трудность — с интерьерами. Дореволюционных фотографий крайне мало. Но восстанавливать внутреннее убранство музейщики тоже хотят «по правде». К сожалению, последний раз корабль ремонтировали исключительно как «символ революции». Так появились «первый революционный зал», «второй революционный зал»... Никаких портретов царя (Боже упаси!), красного дерева и прочих «признаков буржуазности». Сейчас очевидно: оставлять большую кают-компанию с полированными панелями и мебелью в духе 80-х просто недопустимо. Хотя воссоздать крейсер «от и до» тоже невозможно. Только один пример. Больше ста лет назад системы канализации на «Авроре» не было. Каждый член экипажа имел свое, простите, ведро. Нетрудно догадаться, что сегодня на крейсере есть туалеты. В том числе для девочек. 

— Женщина на корабле? — удивляюсь я.
— Да, к беде, — подхватывает расхожее выражение Дмитрий. — Но это если одна. Раньше походы длились и год, и два. А командир корабля был аристократом, имел хорошую каюту и мог взять с собой жену, дочку. Представляете, как реагировал на них мужской экипаж, находящийся два года в море? Тут и драки случались, и что угодно... Однако, если женщин и мужчин поровну, все хорошо...

— Такое возможно?
— Конечно. Когда корабль стоял в домашнем порту, офицеры приглашали в кают-компанию жен. А если кто-то из молодых решал покончить с холостяцким существованием, он должен был привести сюда невесту. Обязательно собирались все офицеры, многие с супругами. Знакомились с претенденткой. Не запрещалось шампанское... После общения женщин отправляли по домам, а офицеры высказывались: достойна девушка их сослуживца или нет.

— Бывали недостойные?

— Сколько угодно! А если мальчишка в негритянку влюбился?.. В общем, каждый поступал по совести: либо выбирал будущую жену и бросал команду, либо — что, конечно, было престижнее — оставался на «Авроре».

Буксировка "Авроры" для ремонта на завод им. Жданова.

Нет крейсера — нет работы

...В 1987-м встречать крейсер после ремонта вышел весь город. На кадрах хроники видно: ясный день, мосты разведены... И вся набережная — от завода до «вечной стоянки» напротив Нахимовского училища — заполнена людьми.

— Сегодня корабль находится в приличном состоянии, тем не менее доковый ремонт необходим, — считает заведующий филиалом ЦВММ на крейсере «Аврора» контр-адмирал в отставке Лев Чернавин, на днях отмечающий 85-летие. — Пришло время менять системы жизнебезопасности корабля и безопасности гостей. По планам, «Аврора» должна быть отбуксирована на завод в 2014 году. А весной 2016-го — вернуться на Петроградскую набережную и открыться для посетителей.  

— Писали, что крейсер хотят поставить на ход...

— Целесообразности нет. «Аврора» — памятник города, страны. Это корабль-музей, и нужно, чтобы он был доступен для посетителей.

— Несколько лет назад олигарх Прохоров предлагал взять «Аврору» на содержание, помните, после той...

— Пьянки... Да, было дело. Но я считаю, что объекты культурного наследия не должны быть в частных руках. Это государственный памятник, и руководство страны обязано находить средства, чтобы поддерживать его в приличном состоянии.

— Со дня окончания строительства «Авроры» прошло 110 лет, а она в таком хорошем состоянии, вот что ценно, — включается в разговор командир экипажа 30-летний капитан-лейтенант Артем Знаменщиков. — У всех крупных держав есть подобные корабли. И у России, как сверхдержавы, они должны быть.

— В свое время кто-то предложил сдать «эту рухлядь» на металлолом и построить современный корабль «а-ля «Аврора», — Дмитрий Кантаев, кажется, и сейчас не верит, что эта бредовая мысль могла посетить чью-то голову. — А ведь это настоящий, хотя и не узаконенный бренд нашего флота. Его нужно холить, лелеять. И им нужно гордиться. Смотрели американский фильм «Морской бой»? Инопланетяне нападают на землю, громят весь флот, остается только исторический «Миссури». Все, как обычно. Кроме того, что фильм Голливуду заказал ВМФ США. И заработал на прокате огромные деньги — четыре года обслуживания того самого корабля-музея «Миссури». Еще и на строительство нескольких судов осталось.

Фото: PHOTOEXPRESS

К слову, в 1940-е «Аврора» выступила в роли крейсера «Варяга» в одноименной кинокартине. А в ХХI веке на корабле сняли несколько сцен фильма «Адмиралъ». Но, если честно, на великом бренде сегодня зарабатывают все, кроме самой «Авроры». Торговцы сувенирами на набережной так переполошились, узнав, что крейсер отправляют в ремонт, что даже пошли с поклоном к музейщикам: «Не оставьте без работы!» Многие стоят здесь десятилетиями. Новичку не приткнуться. 

— Я десять лет в торговле, четыре из них — возле «Авроры», — говорит Марина, в прошлом учительница русского языка, приехавшая в Питер из провинции. — Народ покупает все. У кого денег побольше, приобретают кортики. Хороший подарок. Вам не надо?

Про то, что многие сувениры сделаны в Поднебесной и выглядят похабно, стоит ли говорить? Маленькую «Аврору» можно купить здесь за сотню-две, тот самый кортик — за тысячу. Но интерьер эти вещи явно не украсят. Разве что тельняшку настоящую взять. На память.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть