Отчий Дон

19.08.2015

Игорь АГАФОНОВ, Ростов-на-Дону

Представители более чем двухсот национальностей сегодня считают Ростовскую область своей малой родиной.


Из скифов — в казаки

Так уж повелось, что донская земля всегда оказывалась на перекрестке великих переселений народов и древних торговых путей. Какие только завоеватели не отметились в привольных диких степях — скифы, сарматы, аланы, гунны, печенеги... Чьи только купцы не везли товары с Дона и на Дон — античные греческие, византийские, средневековые итальянские... Все они сменяли друг друга, оставляя свой отпечаток в уникальной местной полиэтнической культуре.

 Ю. Коссак. Донские казаки. 1877

Ближе к нашему времени эта донская самобытность получила продолжение в культуре казачества, где изначально не было места угрюмой региональной замкнутости и национальной розни. И откуда бы им взяться, если вольное донское воинство по преимуществу пополняли беглые пассионарии из глубин России да потомки обескровленных в бесконечных сражениях степняков. Пробиться в казаки тогда мог каждый, если был смел, инициативен и к военному делу пригоден. И никто не считался — христианин ты или буддист, татарин или калмык. Главное — был бы казак по духу!

Историки вспоминают, что в свое сословие казаки не чурались принимать «иноверцев», обладавших необходимыми навыками и умениями. Примеров такой удивительной для той эпохи «толерантности» хватает. Еще в конце XV века, когда казачество только зарождалось, крымский хан Менгли-Гирей жаловался своему союзнику великому князю Московскому Ивану III на бесчинства азовских казаков-татар, отнявших у него награбленную под Киевом добычу. А через 300 лет мировую известность получила казачья конница, которая, громя Наполеона, дошла в составе русских войск до Парижа.

Не только старинные обычаи, совместные походы и войны лежали в основе феноменального «интернационализма», присущего жителям донской земли. Но, конечно же, и торговля. Она процветала в вольных степях, начиная с древнегреческого Танаиса и турецкого Азова. Спустя столетия неподалеку от этих древних городов-базаров поднялся Ростов-на-Дону, уже к концу XIX века заслуживший прозвание «русский Чикаго». И снова секретом необыкновенной живучести новоявленных донских коммерсантов стала их готовность жить в мире и согласии с соседями — представителями разных народов — ради общего блага и процветания.

Этническая вольница

Апостольская церковь Сурб Арутюн

Общеизвестно, что самыми удачливыми купцами в дореволюционном Ростове считались армяне. В Нахичеванской-на-Дону армянской общине вам покажут документы, относящиеся к грандиозному миграционному проекту двухсотлетней давности. Его авторство принадлежит императрице Екатерине II. В 1778 году она удовлетворила прошение 12 000 крымских армян, просивших о переселении в Россию, чтобы избавиться от бесчинств и притеснений ханской власти. Великий исход армянских переселенцев из Крыма на Дон организовал и обеспечил сопровождением сам Александр Васильевич Суворов, в жилах которого, по преданию, текла и армянская кровь.

Уже в ноябре 1779 года высочайшей грамотой близ крепости св. Димитрия Ростовского (будущего центра Ростова-на-Дону) были основаны город Нор-Нахичеван и пять сел.

Показательно, что окрестное казачество без лишних споров провело межевание земель в пользу новоиспеченной армянской колонии. Их пределы никто не думал оспаривать, даже когда бурно растущий Ростов почувствовал тесноту.

...Сегодня мало кто вспомнит межевую полосу между Ростовом и Нахичеванью, ставшей одним из районов донской столицы почти век назад. Практически растворились национальные границы и в сознании горожан. Ныне армяне такие же ростовчане, как и прочие. Ну разве что пекут тонкий лаваш и вялят суджук — и то, и другое по вкусу всем донским жителям. И еще на свадьбах у них звучит зурна. Правда, в последнее время, все реже...

Однако, несмотря на несчетное количество межэтнических браков, на общий быт и нивелирующую всех и вся городскую культуру, ростовские армяне не страдают забвением корней. Да и местные власти отнюдь не заинтересованы в том, чтобы потускнела одна из самых заметных составляющих самобытной донской культуры. Неудивительно, что делегация армян на состоявшемся недавно I Конгрессе народов Дона «Столица ста лиц» была среди наиболее представительных и активных. Еще бы — ведь армянская диаспора представлена сегодня четырьмя крупными городскими общинами, молодежной организацией, действующим со времен СССР (вот уже на протяжении четырех десятилетий) Музеем русско-армянской дружбы. И это не говоря о шести храмах, причем апостольская церковь Сурб Арутюн построена всего четыре года назад. 

Василий Голубев на I Конгрессе народов Дона

«Этническое многообразие — несомненный ресурс развития Ростовской области. Именно поэтому так важно сохранять переданное нам предыдущими поколениями межнациональное согласие, — сказал, выступая в начале июня на I Конгрессе народов Дона губернатор РО Василий Голубев. — Если обратиться к истории, то на Дону всегда жили в многоэтничной среде. Здесь люди никогда не делились по этническому, религиозному принципу, по принципу крови».

Содружество, а не плавильный котел

Слова Василия Голубева справедливы в отношении не только донских армян, но и представителей всех 206 национальностей, проживающих сегодня на территории Ростовской области. Есть здесь и немалое землячество выходцев из совсем уж далеких от Дона земель — корейцев. В прошлом году отмечалась юбилейная дата — 150-летие переселения корейцев в Россию. За прошедшие полтора века корейской диаспоре пришлось пережить разное — и подъемы, и трагедии. Не миновали ее репрессии. Однако к концу 50-х, моменту появления на Дону первых корейских семей, народ был полностью реабилитирован и освобожден от запрета на работу и ограничений в выборе места проживания. Свободных корейцев Дон привлек возможностями зарождавшейся в регионе новой сельскохозяйственной отрасли — рисоводства.

Годы прошли, и корейские переселенцы внесли свою лепту в жизнь многонационального края. Она не ограничилась вкладом в одно только сельское хозяйство, хотя ростовчане давно знают: продукция, выращенная на корейских полях, — всегда самая вкусная и свежая. Одновременно не столь заметно, но эффективно шел рост числа корейцев-предпринимателей, управленцев, представителей властных структур. Это неудивительно, учитывая, что, по последним данным статистики, у россиян корейской национальности один из самых высоких уровней образования в стране.

Здесь нелишне отметить, что именно в Ростовской области для представителей разных народов, населяющих регион, открываются широчайшие образовательные и карьерные возможности. Донской край просто обязывает к этому его традиционное звание «ворот Кавказа». То, что эти ворота широко и гостеприимно открыты, подтверждают большинство приезжих из кавказских республик, которые давно уже не ощущают себя чужаками на донской земле.

«У нас на юге все национальности так перемешались, что трудно сказать, являемся ли мы сами чисто русскими, — говорит в одном из своих интервью ректор Южного федерального университета Марина Боровская. — Мы не думаем о том, какой национальности товарищ, с которым выросли, каковы этнические корни его детей. На юге эта система отношений проще устроена, она гораздо демократичнее, чем в других регионах России».

Особенности донского менталитета, конечно же, облегчают выстраивание гибких межэтнических отношений в Ростовской области. Тем более что национальная политика российского государства строится на основе содружества наций, а не принципах «плавильного котла народов». Последнее приемлемо для США — изначальной «страны мигрантов». Россию же составляют народы, некогда прочно осевшие на выбранных ими землях — бок о бок с русским большинством. А значит, их интересы не только законны, но и исторически обоснованны.

Свои среди своих

На Дону, где русские составляют до 90 процентов населения, соблюдение паритета национальных интересов — одна из наиболее важных задач. Ради этого в регионе выстроена эффективная система регулирования межнациональных отношений. Понимая, что такого рода проблемы невозможно решать «сверху», правительство области наладило диалог между главами муниципалитетов, представителями казачества и руководителями землячеств, местных национально-культурных объединений. Сегодня таковых на территории области зарегистрировано и действует более восьмидесяти. Главы наиболее крупных входят в состав Консультативного совета по межэтническим отношениям при губернаторе Ростовской области, существующего на Дону с 1992 года.

Институты гражданского общества позволяют властям озвучивать и решать наиболее болезненные вопросы в сфере межэтнических отношений. При этом Консультативный совет — рабочая площадка, дающая возможность пообщаться и донести до руководства области вопросы, которые волнуют национальные диаспоры, предложить дополнительные меры для того, чтобы установившийся в регионе межэтнический мир был сохранен и упрочен.

Однако почивать на лаврах власть не собирается. При том, что, по результатам соцопроса, практически две трети дончан (73 процента) оценивают состояние межнациональных отношений по месту своего проживания как благоприятное, руководство региона понимает, насколько серьезным испытаниям может подвергнуться гражданское согласие в нынешних экономических и политических условиях.

Противники России на Западе в очередной раз пытаются реализовать план ее развала. Как обычно, в центре замысла — провоцирование национальных конфликтов. Методику противодействия этой не оригинальной западной политике еще три года назад привел в своей статье «Россия: национальный вопрос» Владимир Путин: «Нам необходима стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме. Любой человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере и этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином России и гордиться этим. Никто не имеет права ставить национальные и религиозные особенности выше законов государства. Однако при этом сами законы государства должны учитывать национальные и религиозные особенности».

Линия президента ложится в основу Стратегии развития Ростовской области до 2030 года, которую по инициативе нынешнего врио губернатора РО Василия Голубева сейчас вырабатывают на открытых дискуссионных площадках и в рабочих группах представители донской власти, общественности и научного сообщества.

Василий Голубев не скрывает, что в ближайшие 15 лет региону следует учитывать не только вызовы в социально-экономической сфере, но и опасность межэтнических конфликтов, инспирированных извне.

У Дона уже имеется печальная возможность наблюдать последствия таких конфликтов на примере соседнего Донбасса — ведь зона боевых действий находится в каких-нибудь нескольких десятках километров от донской границы. Пришлось не только видеть со стороны, но и на себе почувствовать, что такое война и каковы вызванные ею беды. В рамках помощи населению сопредельной территории донской регион принял более 40 000 украинских беженцев. Для них были развернуты пункты временного размещения, многих приняли к себе на проживание семьи дончан. Один только ростовчанин Игорь Греков приютил у себя в доме более чем 600 беженцев, за что был объявлен украинским судом «пособником террористов».

«Дон всегда принимал людей, которые бежали от насилия, несправедливости, давал им кров и надежду на новую жизнь, — прокомментировал Василий Голубев украинские судебные инсинуации. — Мы должны быть верны этим принципам».  

Совершенно очевидно, что принципы национального согласия и взаимопомощи будут развиваться на Дону и дальше. Так же как и иммунитет к национализму и этнической розни. Ведь этот иммунитет был и остается основой выработанного веками донского казачьего духа.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть