На пути к возрождению

19.10.2013

Станислав ПЕРМЯКОВ

Дорога по мосту переваливает через Аксай — Донскую протоку и спускается по насыпи вниз. Позади бескрайние южные поля и степи, впереди — столь же бескрайний луг. Неширокая полоса пойменного леса вдоль Дона не ограничивает, а только усиливает бескрайность окружающего пейзажа.

По сравнению с центральной Россией здесь все другое — и земля, и небо, и воздух. Впереди  показалась станица Старочеркасская. Нынешняя дорога ведет в станицу с «тыла», фасадом она развернута на Дон, и с его левого берега открывается вид на белоснежные храмы, монастырь и музейный комплекс Атаманского подворья. Все это напоминает виды Золотого кольца.


Центральная часть станицы закрыта для движения автотранспорта, и к старому войсковому Воскресенскому собору придется идти пешком. Собор — центр станицы, стоит на небольшой площади — майдане. Майдан не велик по размеру, не помпезен, по-деревенски уютен. 


Станица Старочеркасская, бывший город Черкасск, старая казачья столица Войска Донского, что дала она России? Булавина и Разина? Ермака и Платова? Почему ее посещали цари, императоры и их наследники? Великих имен в истории Российского государства, так или иначе связанных со станицей, можно набрать не одну площадь, не говоря уже о безымянных героях.


Но с какими бы громкими именами ни была связана станица, ее историческая ценность в другом.


Она — материализованный символ Воли, оформленный в реально функционирующий общественный механизм задолго до появления французских Свободы, Равенства и Братства. Воли, притягательная сила которой собирала и делала силой русских людей с активной, как принято сейчас говорить, жизненной позицией, пассионариев, несших идеи и уклад русского мира за устоявшиеся границы. Не спрашивая Красную площадь, майдан решал, идти ли походом на Османскую империю, воевать ли Персию, присоединять ли Сибирь. 


В Новочеркасске, за «новым» войсковым Вознесенским собором, огромным и величественным, размерами уступающим в Российской империи только храму Христа Спасителя и Исаакиевскому собору, есть памятник «Примирения и Согласия», символизирующий единение всех казаков мира вне зависимости от их политических пристрастий. Вокруг памятника поставлены мемориальные плиты с названиями всех казачьих войск России и Ближнего Зарубежья. Названия казачьих войск — Всевеликое Донское, Терское, Уральское, Амурское, Уссурийское, Кубанское, Сибирское и другие — это и есть страна в ее современном виде. Красная площадь сбросила монгольское иго и объединила Русь, казачья станица послужила основой  российской экспансии, которая привела к созданию Великой России. При всем буйстве казачьих характеров, переборе ярких личностей и создании из Воли непоколебимого догмата, казачество через казачий круг, традиции и устои смогло эволюционировать от анархической толпы до народа, сумевшего воплотить симбиоз «Воли» со служением «Вере, Царю и Отечеству».


Но не всякой власти любы казаки. После 1917 года было принято решение уничтожить казачество как класс. Смогли ли выжить корни казачьего народа, какие побеги от них пойдут? В настоящий момент трудно дать ответ на этот вопрос, здесь главный судья — история.


Публикуется в рамках совместного тематического проекта газеты «Культура» и правительства Ростовской области.
Материалы подготовили: Станислав Пермяков, Геннадий Белоцерковский,
Алексей Кобляков,  Анна Платонова.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть