Убийцы за штурвалом

16.10.2013

Александр АНДРЮХИН

В отечественной авиации громкий скандал: руководитель учебного центра Красноярского филиала Санкт-Петербургского госуниверситета гражданской авиации 62-летний Владимир Фефелов попался на продаже свидетельств о повышении квалификации.

Летчики ни минуты не тратили на отработку навыков за тренажерами, им не устраивали экзаменов, достаточно было заплатить — и нужный документ в кармане. После такого «обучения» липовые пилоты, сев за штурвал едва знакомого самолета, могут не только сами погибнуть, но и погубить десятки других людей. Красноярский мздоимец получил срок, учебный центр закрыли, а корреспондент «Культуры» выяснил, что купить, оказывается, можно любой авиационный документ. И даже сам приобрел диплом престижного летного вуза. Естественно, без троек.

То, что произошло в Красноярске — явление по-своему уникальное. Никогда прежде начальников авиационных учебных центров к уголовной ответственности не привлекали. Хотя, по словам пилотов, с которыми я беседовал при подготовке этого материала, липовые удостоверения выдаются во многих центрах. Плати — и ни занятий тебе, ни экзаменов.

Начальника взяли с поличным

Повязали Фефелова в конце прошлого года, а в поле зрения правоохранительных органов он попал еще в 2011‑м, когда расследовалось крушение вертолета «Ми‑2», принимавшего участие в тушении лесных пожаров в Красноярском крае. Пилот, едва оторвавшись от земли, дал тогда задний ход — а ведь такой маневр на высоте менее двух метров категорически воспрещен. Недаром инструкции пишутся — вертолет наткнулся задней стойкой на пень и опрокинулся. Благо никто не погиб, но машина серьезно пострадала. Уцелевшему пилоту повезло и на суде, сажать его не стали, ограничились штрафом в 100 000 рублей.

По ходу дела выяснилось, что незадолго до происшествия он получил сертификат о повышении квалификации в Красноярском авиационном центре. Однако следователям показалось странным, что человек, обладавший, казалось бы, совсем свежими навыками, вдруг совершил такую детскую ошибку. Видимо, тогда и началась оперативная разработка авиацентра…

Начальника «учебки» взяли с поличным. Его торг с одним из пилотов по поводу размера вознаграждения за то, чтобы, не посещая занятий, получить удостоверение, был снят на скрытую камеру.

— С марта 2008‑го по ноябрь 2012 года более чем 60 пилотам без обучения были выданы документы о праве полетов на самолетах «Ан‑74», «Cessna‑208 В», «Ан‑2», «Ан‑24», «Ту‑154» и вертолетах «Ми‑8», а также сертификаты о прохождении ежегодной аварийно-спасательной подготовки, — рассказал «Культуре» старший помощник руководителя Западно-Сибирского следственного управления на транспорте СКР Антон Чернышов. — Большинство пилотов даже не приезжали для этого на учебу. Сумма взяток, переданных Фефелову, составила свыше 600 000 рублей.

В итоге все удостоверения, выданные Фефеловым за деньги, у пилотов изъяты. В отношении шестерых из них возбуждены уголовные дела за дачу ложных показаний. Учебный центр закрыли. А самому Фефелову дали пять лет условно.

То, что продажный начальник попался, во многом воля случая. В стране не существует системы, которая бы эффективно вычисляла такие нарушения. Нет профессиональной электронной базы, но даже если бы она и была, что толку? Начальнику курсов вполне по силам внести в нее фамилию пилота, не проходившего обучение, но заплатившего нужную сумму.

Отслеживать, насколько ответственно пилоты овладевают знаниями, могли бы авиакомпании, направлявшие их на обучение. Но это чисто теоретическое предположение.

— Посещают пилоты занятия или покупают удостоверения — это уже на их совести, мы за этим не следим, — признался «Культуре» Леонид Басов, начальник штаба летной службы подмосковной авиакомпании «Шар Инк ЛТД», одной из тех, кто посылал своих пилотов на переподготовку в Красноярск.

Вот так: никакого контроля. К слову, зачем гонять москвичей в Сибирь, ведь есть же вполне приличный учебный центр и поближе — в Быково. Но там, по словам Басова, нужно ждать, пока в группе не наберется хотя бы шесть человек. Трудно поверить, что при всем обилии самолетов, а соответственно и летчиков, в столичном регионе трудно собрать такую небольшую группу. Может, кому-то просто выгодно работать в тех потоках, где крутятся не знания, а «левые» деньги?

За штурвалом — сантехник?

Такие термины, как «купить права» или «купить диплом», к сожалению, прочно вошли в нашу жизнь. Но неужели так же просто можно приобрести и летные документы? Оказывается, да. Причем не только свидетельство о переподготовке.

Дело в том, что профессия летчика, да еще в хорошей авиакомпании — это золотое дно. Например, вторые пилоты в «Аэрофлоте» и «Трансаэро» зарабатывают по 150–200 тысяч рублей, а командиры — до 450 000. И тем не менее кадров в пассажирской авиации не хватает. Так что соблазн велик. Основной кадровый резерв — летчики из транспортной и малой авиации, вертолетчики. Официальная переподготовка занимает около полугода и обходится в 200–300 тысяч рублей. Однако «Культура» нашла более дешевый способ превращения неуча в пилота.

В интернете я обнаружил множество сайтов по продаже дипломов, в том числе и пилотских. На один из них я позвонил (название мы готовы сообщить правоохранительным органам). Мой собеседник вежливо поинтересовался, какой документ мне нужен. Разумеется, диплом престижного летного вуза. Чем авторитетнее «корочки», тем скорее откроется путь к высокооплачиваемой работе. Нет проблем: мне пообещали в течение суток за 17 000 рублей сделать диплом Ульяновского высшего училища гражданской авиации — одного из лучших в стране. Все, что от меня требовалось — продиктовать фамилию и выбрать годы учебы.

— Вам с какими оценками? — деловито осведомился собеседник. — Без троек?

Вообще-то диплом сам по себе мало что дает. Нужна еще летная книжка и стаж в трудовой. Тоже никаких проблем.

— Если нужно подкорректировать трудовую книжку, это еще 20 тысяч, — сказал продавец. — Впишем работу в какой-нибудь малоизвестной авиакомпании, лучше при крупной корпорации. Там почти никогда не отвечают по кадровым запросам. Летная книжка — это еще 10 тысяч…

Итого 47 000 рублей — и я практически готовый пилот со всеми документами, которого с руками оторвет любая авиакомпания. Но, оказывается, я чуть не переплатил.

— Если вы собираетесь устраиваться, например, в «Аэрофлот», то стаж и пилотская книжка, безусловно, нужны, — просветил меня заслуженный летчик России Леонид Щербак. — Но на севере из-за нехватки кадров в какой-нибудь мелкой авиакомпании за вас ухватятся обеими руками и закроют глаза на то, что у вас нет стажа и летной книжки.

Стоп, да я же летать не умею!

— Не беда, — успокоил Щербак. — Вас там в два счета научат летать на «Ан‑2», еще получше, чем в аэроклубе.

В краю вечной мерзлоты достаточно поработать пару лет в авиации общего назначения, после этого уже можно претендовать на работу в гражданской авиации — переучиться на «Ту‑154», затем на «боинг», или на «эрбас».

Таких случаев превращения людей с улицы в пилотов пассажирских самолетов, по словам заслуженного летчика, было немало.

— Три года назад провели проверку в одной крупной авиакомпании, даже называть не буду, чтобы не шокировать, — продолжает Щербак. — И что же — выявили 18 липовых пилотов, которые где-то купили дипломы, «отмыли» их через северА и теперь возят пассажиров — доросли до «боингов». Среди выявленных — врачи, шоферы и даже один сантехник!

Операция «Диплом»

Словом, я решился: покупаю диплом. Курьер перезвонил на следующий день. Сказал, что документ будет готов завтра — куда его привезти? Встречу я назначил у Казанского вокзала, на скамеечке напротив только что открывшейся забегаловки — это место прекрасно просматривается из машины, в которой я намеревался спрятать фотографа. Договорились встретиться в четыре.

Курьер прибыл ровно в назначенный час. Молодой парень с обаятельной улыбкой протянул мне запечатанный конверт. Я тут же его вскрыл. Мать честная! Настоящий диплом — со всеми печатями и подписями и даже с вкладышем оценок. Ни одной тройки! Пятерки по технике пилотирования, по воздушной навигации и, что особенно порадовало, по бомбометанию. Вот чему, оказывается, учат в гражданских вузах. Да с таким дипломом меня с руками оторвет любая контора! Еще раз скользнул по фамилии в синей корочке. Моя! Грудь распирало от гордости.

Без малейшего сожаления я отсчитал молодому человеку 17 000 рублей и несколько минут поболтал с ним о жизни, давая возможность притаившемуся в машине фотографу сделать побольше фотографий. Кстати, сертификат о повышении квалификации тоже можно купить в интернете. Стоит он 5000 рэ с доставкой на дом — втрое дешевле, чем в красноярском авиацентре. И ездить никуда не нужно.

Примечательно, что попасться на фальшивке — это скорее исключение, чем правило.

— В России нет единой базы образовательных документов, — сказал «Культуре» юрист в области трудового права Вячеслав Семенов. — Любая информация о выпускниках у нас считается конфиденциальной. Так что если в учебное заведение позвонят из отдела кадров с вопросом, а учился ли у вас такой-то, которого мы хотим принять на работу, им на законном основании могут ответить: «Запрос только через МВД».

Кстати, об МВД. Интернет-контора, где я приобрел диплом, понятное дело, нарушает закон. Статья 327, часть 1 Уголовного кодекса России: подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков. Наказание — до двух лет лишения свободы. Для клиентов таких контор — часть 3 той же статьи: за предъявление фальшивого диплома предусматривается штраф до 80 тысяч рублей, два года исправительных работ либо арест до шести месяцев.

Казалось бы, кары серьезные, но на деле все не так страшно. Для ГУ экономической безопасности МВД России такие дела — слишком мелкие. И для столичного главка тоже. Они достаются территориальным отделам полиции. Звоню наугад в ОВД «Пресненский». Оказалось, что специальных рейдов по поимке торговцев дипломами здесь не проводят.

— Если у вас какие-то претензии к изготовителям дипломов, пишите заявление, — предложила мне дежурная Елена Доманова.

По ее словам, иногда проводятся рейды по пресечению торговли миграционными документами, паспортами, водительскими удостоверениями. Что касается дипломов, то для полиции это не самая актуальная тема — полно более серьезных дел.

Перепутал газ и тормоз

Но вернемся к курсам. Действительно ли они необходимы? Ведь летчики и так ежедневно в работе, постоянно в тонусе. Может, это простая формальность? Отменить ее, чтобы не было соблазна брать деньги — и дело с концом.

— Курсы повышения квалификации и аварийно-спасательные курсы — это необходимость, за которой стоит безопасность пассажиров, — говорит «Культуре» известный специалист в области безопасности полетов летчик-испытатель Владимир Герасимов. — Игнорировать их — преступление.

На курсах пилоты подтверждают свое умение действовать в нештатных аварийных ситуациях — это важнейшая составляющая летной профессии. Можно годами нормально совершать взлеты и посадки, но если в небе вдруг один-единственный раз случится что-то непредвиденное и пилот не примет нужного решения или примет его слишком поздно, то это почти всегда неминуемая гибель и для него, и для пассажиров.

Аварийно-спасательные курсы пилот должен проходить ежегодно. Но кроме этого, по словам Герасимова, он у себя в авиакомпании обязан каждые четыре месяца садиться за тренажер, имитирующий различные нештатные ситуации. Научно доказано: навыки «экстремального пилотирования» через четыре месяца забываются.

По мнению авторитетного испытателя, недооценка курсов привела к тому, что современные летчики при малейшей нестандартной ситуации в воздухе начинают паниковать и совершать непоправимые ошибки.

Сохранилась расшифровка переговоров пилотов разбившегося 22 августа 2006 года под Донецком Ту-154М. Заметив впереди грозовое облако, пилот спрашивает у штурмана, в какую сторону двигать штурвал. «Вроде вперед», — отвечает тот. Самолет сваливается в штопор, летчики не могут его вытянуть.

14 сентября 2008 года под Пермью разбился Боинг-737. Официальное заключение Межгосударственного авиационного комитета (МАК): «К крушению привело отсутствие у пилотов навыков полета на многодвигательных самолетах с разнесенными двигателями»

Любопытное исследование провели ученые Клемсонского университета (США). Летать сегодня гораздо безопаснее, чем тридцать лет назад — техника надежнее, полеты контролирует электроника. Однако людей в авиакатастрофах гибнет не меньше. Одна из причин — самолеты стали более вместительными, и каждая катастрофа уносит больше жизней, чем несколько десятилетий назад. Но есть и другая. Управление самолетом в наш электронный век сводится для пилота, по сути, к слежению за приборами. Это расслабляет, и когда случается нештатная ситуация, требующая концентрации и быстрого принятия верных решений, с такой задачей справляются немногие.

И действительно, 80% крушений происходит из-за ошибок экипажа, иногда на уровне «перепутал газ и тормоз». Это не образ, реальность. Так, по версии МАК, к падению 7 сентября 2011 года «Як‑42Д», в котором находилась хоккейная команда ярославского «Локомотива», привели упущения при переучивании. Один из пилотов, только что пересевший на «Як‑42Д» с более простого «Як‑40», вместо газа при взлете жал на тормоз. Это и привело к катастрофе.

Кабину тряхнуло, в глазах потемнело

В прошлом году мне довелось побывать в учебном центре компании «Сухой» в подмосковном Жуковском. Там только что установили итальянский тренажер для обучения полетам на новинке отечественного авиапрома — ближнемагистральном пассажирском самолете «Sukhoi Super Jet» SSJ‑100.

Аэропорт Лхаса— Выбирайте, где мы произведем взлет, — предложил мне инструктор Олег Кирпиченко. — Рекомендую один из самых опасных — тибетский аэропорт Лхаса. Вылететь оттуда можно только через узкое ущелье.

Я согласился и поудобнее устроился рядом с пилотом. Инструктор пощелкал по клавиатуре, и в окнах пилотской кабины появились скалы, а впереди обозначилась взлетная полоса — полная иллюзия настоящего аэропорта. Пилот рванул по взлетной полосе между скал — все казалось настолько натуральным, что я даже почувствовал знакомое всем, кто летал, ощущение перегрузки. Инструктор решил усложнить задачу и, щелкнув по клавиатуре, добавил облачность. Скалы едва проглядывали сквозь белесую дымку, а затем вообще исчезли в тумане. Пилоты были сосредоточенны и молчаливы. И вдруг кабину тряхнуло, в окнах потемнело. Я вопросительно посмотрел на инструктора.

— Мы разбились — врезались в скалу, — развел он руками, а затем обратился к пилотам. — Это ваша ошибка! Отрабатываем с этого же места…

То, насколько важны эти занятия, я в полной мере понял несколько месяцев спустя: 9 мая 2012 года в Индонезии российский «SSJ‑100», совершая показательный полет, врезался в скалу, унеся жизни 45 человек.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть