Про чудо и «Орду»

14.07.2012

Полина ТЮРЕНКОВА

На 34-м Московском Международном кинофестивале фильм Андрея Прошкина «Орда» получил две награды — за режиссуру и главную женскую роль, которую исполнила Роза Хайруллина. На днях картину обсуждали участники «круглого стола» в храме святой мученицы Татианы при МГУ: протоиерей Максим Козлов, руководитель Издательства Сретенского монастыря иеромонах Симеон (Томачинский), кинокритик Татьяна Иенсен и доктор церковной истории, профессор Владислав Петрушко.

Успех на ММКФ

Татьяна Иенсен: Сейчас этнографическое кино очень ценится во всем мире. А тут еще и Восток, от которого всегда ждут чего-то невероятного, каких-то откровений. Поэтому разнонациональное жюри и сделало такой выбор. Большинству еще в самом начале было понятно, что «Орда» станет призером. Помимо интереса к историческому костюму и этнографическому кино, тут еще присутствует то главное, что сыграло окончательную роль: столкновение двух абсолютно разных миров.

о. Симеон: Не случайно актриса, сыгравшая Тайдулу, получила главный приз — настолько сильная личность, она фактически является вторым главным героем. В фильме во многом произошло некое опознавание нас самих, прямо по пословице «Поскреби русского — найдешь татарина!». Азиатские нравы мы видим везде: жестокость, готовность присоединиться к победителю, жажду зрелищ и крови, готовность поклониться любому божеству, лишь бы оно помогало.

Владислав Петрушко: Понятие «православное кино» в последнее время стало настолько ошельмованным, что прикрепляется как почти негативный ярлык. Но лучшая, большая, думающая часть общества не отторгает христианскую тематику, поэтому фильм нашел отклик в сердцах зрителей.

Реж. Андрей Прошкин

Цена святости

о. Максим Козлов: В значительной мере это фильм о цене чуда и святости. Для меня оказалось очень важным то, что путь святителя показан именно таким. Я очень боялся некоего триумфализма: с красным флагом по русской церковной истории. Когда идолы падают, огни угасают, враги расступаются… Если бы сделали так, то это был бы хороший иллюстративный фильм для учеников воскресных школ... Славно, что в картине нет никаких компьютерных технологий: зрачки не расширяются, нимб видимым образом не светлеет над головой святителя. Чувство меры соблюдено... Ценой пути от иерарха Церкви к святому является предельное одиночество. В своем конечном предстоянии перед Богом он показан как не имеющий рядом с собой никого, кроме Бога – в определенной мере это цена святости.

Зазор интерпретаций

о. Симеон: В фильме мне очень нравится эффект отложенного чуда. Зритель ждет-ждет, вот-вот все должно произойти, и уже даже понятно, в какой момент, как это будет красиво выглядеть, как все складно срифмуется с евангельским рассказом про «помазал очи брением слепому», мы уже готовы увидеть торжество веры, духовный пир, и вдруг этого не происходит... Зритель свободен в своей интерпретации. Хотя, действительно, мы имеем свидетельство летописей — Тайдула была исцелена, с большими почестями и наградами святитель Алексий был отпущен домой. Казалось бы, опираясь на безупречную историческую почву, мы можем с полным основанием показывать чудо. Но то, что создатели решились этот зазор оставить, — очень сильный ход. Отложенное чудо оказывается еще более впечатляющим.

Татьяна Иенсен: Зазор интерпретаций часто используют в серьезной литературе и кино. Навар, извините за такое слово, здесь понятен. Но в данном случае, как и в фильме «Чудо» старшего Прошкина, это сделано так, что зазор становится слишком велик. Есть такая вещь, как закон прочтения. Показательна сцена, когда митрополит Алексий идет по пустыне за полонянами, испытывает ужас от того, что чуда у него не получилось, волнуется, что из-за него сожгут Москву, кроме того — страх физического, телесного наказания. И вот, в пустыне он идет все время на средних или дальних планах, лица его мы практически не видим. Психологического подключения нет, оно только знаковое, на уровне идеи, внутрь зритель не входит. На мой взгляд, некоторые вещи в фильме не доделаны, хотя он мне нравится.

Орда как образ ада

о. Максим Козлов: Нам важна не точность ради точности, а образ, который человек готов воспринять, как достоверный. Такая орда кажется мне образом ада. Митрополит Алексий действительно нисходит во ад. Когда они работают в топке бани — это вообще прямая аналогия с адом! Отношения между братьями-ханами, разврат, многобожие, легкость убийства...

о. Симеон: У меня нет такого восприятия. При всей жестокости нравов и мрачности картины, образа кромешного ада у меня не возникло. Если говорить о недостатках фильма, одна сцена мне показалась недостаточно убедительной — когда Джанибек убивает предшественника, своего старшего брата Тинибека. Почему все это так легко принимают?!

Татьяна Иенсен: Да, когда он на глазах у всех душит своего брата, после чего все кричат «Да здравствует король!» — это психологически не оправданно. И с Тайдулой режиссер излишне запутал то, в чем нужна простота.

100 фильмов для школьного факультатива

Татьяна Иенсен: Я бы включила «Орду» в список фильмов, которые мне важны и интересны. А вот в школьный факультатив, предложенный Никитой Михалковым, — не факт.

о. Максим Козлов: Если говорить об отечественном постсоветском кино, а тем более — о кинематографе XXI века, конечно, «Орда» попала бы в список. А вот если брать от Чарли Чаплина — тут уже сложно...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть