Мы из будущего

11.11.2012

Ольга АРТЕМЬЕВА

8 ноября в наш прокат вышел «Облачный атлас» — амбициозный блокбастер Тома Тыквера и Энди и Ланы Вачовски.

Pоман Дэвида Митчелла, по которому поставлен фильм, — это шесть сюжетных линий, оформленных в головокружительную композицию. Пять историй обрываются на середине, а после шестой (про Закри и девушку в белом) раскручиваются до конца в обратном порядке, закольцовывая судьбы персонажей в финале. «Облачный атлас» выглядит образцовым голливудским титаном. Тем любопытнее тот факт, что он является, пожалуй, самым дорогим независимым проектом в истории. Создан фильм коллективными усилиями трех голливудских диссидентов — тандемом Вачовски и Томом Тыквером.

1849 год, островной архипелаг в Тихом океане. Адам (Джим Стерджесс), юный юрист-идеалист, падает в обморок посреди плантации — по причине таинственного недуга, подкосившего его в дороге, и эстетического шока при виде порки молодого туземца. Чуть позже, уже оказавшись на корабле, который должен унести его в родную Америку, Адам обнаруживает того самого туземца в своей каюте...

1933 год, Бельгия. Тоже молодой, но менее идеалистически настроенный музыкант Роберт Фробишер (Бен Уишоу) читает путевой дневник того самого юриста и строчит письма своему возлюбленному Руфусу Сиксмиту (Джеймс Д’Арси) из поместья, куда он устроился подработать ассистентом у самовлюбленного композитора (Джим Броудбент).

1975 год, Калифорния — состарившийся Сиксмит застревает в лифте с журналисткой Луизой Рей (Холли Берри) и решается передать ей секретные сведения о крупном нефтезаводе.

2000-е, Великобритания. Эксцентричный издатель Тимоти Кавендиш (снова Броудбент) попадает в неприятную переделку и просит помощи у брата (Хью Грант). Тот обманом заманивает его в дом престарелых, из которого невозможно сбежать. В первую очередь потому, что главная медсестра тут — Хьюго Уивинг (более известный как агент «Матрицы» Смит) в женском парике.

Далекое будущее, Новый Сеул — Сонми 451 (Пэ Дуна), искусственно созданная девушка-клон, которых штампуют специально для работы в популярной забегаловке, ждет смертной казни по политической статье и рассказывает приглашенному архивисту (Д’Арси в гриме азиата), как она дошла до такой жизни.

Еще более отдаленное будущее. Гаваи. В результате катаклизма общество вернулось к первобытному строю; на пастухов совершает набеги одичавшее племя, возглавляемое полуголым Хью Грантом. Появление в деревне интеллектуально развитой девушки в белом (Холли Берри) лишает покоя сурового, но доброго мужчину по имени Закри (Том Хэнкс), преследуемого воображаемым зеленым дьяволом (Хьюго Уивинг в гриме зеленого дьявола). Дьявол настойчиво рекомендует не верить девушке...

В кино концептуальность композиции пришлось принести в жертву драматургии. Истории, снятые Вачовски (про юриста, девушку-клона и Закри), предсказуемо эпичны, и режиссеры до отказа выжимают из их богатого потенциала свой коронный мотив избранности. В то время как три истории Тыквера (про музыканта, журналистку и незадачливого издателя) более камерные и, говоря откровенно, просто лучше сделаны.

В свою очередь магистральная идея митчелловского творчества о единой общечеловеческой душе, не ведающей национальных и расовых различий, отыгрывается в фильме по полной. Актеры исполняют по пять-шесть ролей. Расы, возраст и половая принадлежность тасуются самым неожиданным образом, призванным подчеркнуть глобальный авторский замысел, но работают, скорее, на комический эффект. Все-таки, когда на хорошего драматического артиста полфильма надет накладной лоб, его при всем желании сложно воспринимать всерьез. Лучшие моменты фильма — те, когда с кем-нибудь из героев происходит какая-то нелепость. Тогда за тоннами грима проступают действительно общечеловеческие черты. Том Хэнкс матерится с ирландским акцентом. Сьюзан Сарандон, загримированная под мексиканку, ловко орудует арматурой. Холли Берри старательно изображает журналистскую профпригодность. Но вот в кадр попадает Хью Грант в клешах, и все усилия идут прахом.

«Облачный атлас» очень старается быть большим эпическим полотном «о главном», но, к счастью, им не оказывается. Это, строго говоря, «guilty pleasure» — запретное или, точнее, порочное удовольствие. Местами неповоротливое, страдающее одышкой от осознания собственной значимости — но все-таки pleasure, украшенное моментами простого зрительского счастья.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть