Хочу чудовище

18.11.2012

Константин АНАНЬЕВ

15 ноября в прокат вышел фильм «Сумерки. Сага. Рассвет. Часть 2» — заключительная часть киносериала про любовь вампира и девушки-тинейджера.

Новые «Сумерки», хоть и заявлены как финал саги, вовсе не означают ее скорый конец. Уже известно, что в ближайшее время ожидается тотальная перезагрузка сериала. И новый актерский состав разыграет ту же историю: пока эта золотая жила приносит хорошие деньги (совокупные сборы всех частей составили около 2,5 млрд долларов), работы будут вестись.

Поклонники киносериала по-прежнему выстраиваются в очереди за билетами, а полки книжных магазинов ломятся от произведений с идентичным сюжетом. Американский канал The CW, уже четвертый год существующий фактически за счет сериала «Дневники вампира», в этом году упрочил свое положение идентичным проектом «Красавица и чудовище». А НВО с «Секса в большом городе» переключился на «Настоящую кровь» — сериал, целиком сделанный в жанре эротической фантазии. Это только кажется, что «сага» порядком затянулась — на самом деле все только начинается.

В заключительной части новообращенная вампирша Белла и Эдвард наслаждаются недоступным «нежити» счастьем — воспитанием дочери. Но счастье длится недолго. Конкурирующая вампирская династия считает, что Белла и Эдвард нарушили вампирский кодекс чести и должны быть наказаны.

Феномен популярности «Сумерек» одной лишь спекуляцией на тему подростковой сексуальности не объяснить, хотя еще начиная с графа Дракулы исследователи трактуют вампиризм как метафору полового влечения. Впрочем, метафоры меняются вместе со временем и нечисть викторианской эпохи совсем не тождественна современной. Нынешние вурдалаки, помимо сексуального подтекста, несут на себе символичную инаковость — они другие, избранные, бессмертные. А что может быть важнее для подростка, чем заявить права на собственную уникальность?

Но все это едва ли объяснит феномен «Сумерек». Ведь мода на вампиров началась отнюдь не с книг Стефани Майер. У Энн Райс, к примеру, тоже была известная и чрезвычайно популярная серия книг из жизни вурдалаков «Вампирские хроники» и фильм «Интервью с вампиром», но за рамки просто популярного продукта ни то, ни другое так и не вышло.

Определяющим в тотальном успехе «Сумерек» является все-таки другое. Суть — в отказе от сложившегося распределения гендерных ролей. Женщины (а самая преданная аудитория «Сумерек» — не 16-летние девочки, как принято считать, а их вполне взрослые мамы) неожиданно перестали хотеть всего того, чего годами добивались борцы за права женщин, и снова захотели «женский роман». Об этом пока опасаются внятно говорить социологи, но фантазии — древнее любого вампирского клана. И каждое пробуждение диковинного зверя заслуживает соответствующего гимна.

Могучая сила сумеречной саги заключается в том, что в эпоху контекстов и подтекстов зрителю предлагается просто текст. Здесь невозможно не знать, что кто-то кого-то любит: если кто-то кого-то любит, он об этом говорит. Здесь — очевидно, неосознанно — спрессованы десятки клише, из которых порой состоят женские фантазии. А в общем — это бесконечно затянутый рассказ об идеально счастливой паре. И даже не ознакомившись с литературным оригиналом и не посмотрев ни одной серии этой трогательной истории, можно с большой долей уверенности предположить, что где-нибудь ближе к финалу непременно будет произнесена фраза: «У нас с тобой есть целая вечность, чтобы любить друг друга».

«Сумерки. Сага. Рассвет. Часть 2»

США, 2012

Режиссер Билл Кондон

В ролях: Кристен Стюарт, Роберт Паттинсон, Тэйлор Лотнер

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть