Деклан Доннеллан: «Бездари по-прежнему пробиваются к вершинам»

30.03.2012

Заира ОЗОВА

В российский прокат вышел фильм «Милый друг» — добротная экранизация классического романа Ги де Мопассана. Одним из режиссеров картины выступил Деклан Доннеллан.

Мы расспросили мистера Доннеллана о его дебютном фильме и о том, как же ему удалось сделать большого актера из Роберта Паттинсона.

культура: Вы старательно следовали букве и духу книги. Не было ли желания адаптировать текст к современным реалиям?

Доннеллан: Иногда полезно обратиться к прошлому, чтобы поговорить о настоящем. Тем более когда дело касается универсальных состояний человеческой натуры, которые не меняются со временем. Это даже несколько шокирует, когда читаешь Мопассана — или, скажем, смотришь фильм, основанный на романе, – и понимаешь, что в 1890-х годах многое было таким же, как и сейчас.

Разумеется, были другие костюмы, прически, транспорт и быт, но поистине удивительно, насколько актуальным сейчас предстает текст Мопассана. Например, главный герой Жорж Дюруа — собирательный образ нынешнего карьериста. Общество во все времена с удовольствием покупалось на какие-то внешние факторы. И наблюдать, как очаровательные молодые люди с ограниченными способностями поднимаются по карьерной лестнице, можно не только на примере парижских издательских домов конца XIX века. Возьмите нынешние корпорации — та же история.

Доннеллан: И чем крупнее организация, тем чаще видишь, как бездари пробиваются на самую вершину, по максимуму используя свои таланты: красоту и харизму.

культура: При этом Жорж Дюруа в Вашем фильме, надо признаться, редкостная сволочь. Мало кому удается рассказать убедительно историю персонажа, не испытывая к нему никакого сочувствия…

Доннеллан: Я бы не сказал, что совсем уж ему не сочувствовал. Жорж, безусловно, законченный подонок, но он все же обладает одной положительной чертой, которая не может не завораживать. Он хочет жить. И это многое искупает в его поведении. В людях, которые по-настоящему хотят жить, есть что-то удивительно притягательное и вдохновляющее. Возьмите, например, моцартовского Дона Жуана: он насильник и убийца, но его история рассказывается нам при помощи музыки. Музыки мощной, полной жизненной силы… Зритель оказывается в очень сложном положении, когда смотрит «Дона Жуана», ведь этот персонаж — монстр, который должен сидеть в тюрьме, но музыка Моцарта при этом постоянно воодушевляет и, если хотите, очищает. Поэтому у аудитории возникает внутренний конфликт. То же самое с Жоржем Дюруа: он подлец, но он полон жизни, а витальность всегда облагораживает даже самого отъявленного мерзавца.

культура: Кому пришло в голову задействовать в главной роли Роберта Паттинсона? Он, к удивлению многих, оказался хорошим актером, но, согласитесь, образ бледного вампира будет преследовать его еще долго…

Доннеллан: Я подозреваю, Роберт был с самого начала так заинтересован в нашем проекте именно потому, что очень хочет избавиться от этого образа. Он прочел сценарий еще до того, как мы ему предложили роль. Более того, удивил меня тем, что был знаком с моими трудами. Я написал книгу, которая была впервые опубликована на русском языке: «Актер и мишень». Так вот, Роберт и ее прочел. Подготовился по полной программе. Он очень хотел сыграть эту роль — воспринимал ее как испытание, как вызов своим актерским талантам. По-моему, он всем — и в первую очередь самому себе — доказал, что является большим актером. Кстати, хоть это и необычно для голливудской звезды, Роберт буквально настоял на том, чтобы репетировать в течение целого месяца до начала съемок. По голливудским меркам это вообще неслыханно.

культура: Вы и Ваш партнер Ник Ормерод числитесь сорежиссерами картины. Как вы делили обязанности на площадке?

Доннеллан: Я работаю с Ником уже больше 30 лет: он отвечает за дизайн, а я за работу с актерами. Дизайн — это ведь не только внешний вид фильма. Это еще и то, как актер существует в кадре, как он движется и взаимодействует с пространством. Мы с Ником на самом деле наотрез отказываемся понимать, как один человек может справляться с режиссурой целого фильма. Это же с ума сойти какая изматывающая работа! Ты можешь два года сидеть и ничего не делать — ну разве что сценарий шлифовать, неспешно проводить кастинг, строить декорации, и все это в очень вольготном ритме, — а потом начинаются съемки, и на ближайшие шесть недель ты переезжаешь в ад. В итоге я просто не знаю, как бы я выжил без Ника — у нас ведь за плечами 30-летний опыт согласия и примирения друг с другом. Но мы не одни такие умные, нередко можно встретить режиссерские дуэты. Вспомните великих британцев Пауэлла и Прессбургера. Или, скажем, братьев Тавиани. Или братьев Коэн.

культура: Вы теперь постоянно будете экранизировать классическую литературу?

Доннеллан: Отнюдь нет. Я бы очень хотел поставить какой-нибудь триллер. Я люблю этот жанр. Есть одна идея для российского триллера, но для начала мне надо найти какого-нибудь отзывчивого продюсера, чтобы это все обсудить. Советы и предложения всячески приветствуются!

культура: Вы видите себя, пусть даже в самых безумных фантазиях, в режиссерском кресле какого-нибудь блокбастера? Смогли бы поставить «Человека-паука», например?

Доннеллан: Хотите верьте, хотите нет, но я сгораю от нетерпения — очень хочу увидеть нового «Человека-паука». Трейлеры выглядят феноменально. Но не знаю, смог бы я взяться за подобный проект, даже если бы мне вдруг случайно кто-то предложил, по ошибке. Мне кажется, когда дело доходит до такого большого развлекательного фильма, от режиссера требуется определенная смелость, чтобы четко разграничить персонажей — вот это хорошие парни, вот это плохие. Это, к сожалению, так далеко от реальной жизни, но законы жанра требуют черно-белой драматургии, без полутонов.

культура: Ну сейчас уже комикс-фильмы выросли из коротких штанишек — посмотрите хотя бы на нового Бэтмена... Там все не так плоско.

Доннеллан: Да, вы правы, но Кристофер Нолан — уникальный режиссер, и он все правила делает исключениями. А ведь есть еще, допустим, «Трансформеры», где уже в самом противостоянии хороших и плохих роботов заложена эта унылая черно-белость. Вот, кстати, новый «Темный рыцарь» — еще один фильм, который я очень хочу увидеть.

культура: «Милый друг» был впервые показан на Берлинском кинофестивале. Вас, многократного лауреата разнообразных театральных наград, вдруг пустили в мир большого кино и большого гламура. Расскажите, как Вы пережили этот стресс?

Доннеллан: Берлинский фестиваль нам на многое открыл глаза. Например, мы понятия не имели, насколько популярен Роберт Паттинсон. Никогда на съемочной площадке не было ни фанатов, ни журналистов, ни шумихи: все буднично и профессионально, никто не капризничал, никто ни на что не жаловался. Но когда мы вышли на красную дорожку в Берлине… Боже, началось настоящее безумие. Тут-то я понял, что все это время работал с настоящей суперзвездой. Самое интересное, что за пару дней до этого Нику на и-мейл пришло письмо от компании Hugo Boss, которая спросила нас, не позволим ли мы им одеть нас для премьеры.

Представляете? Мы. Позволим. Им. Нас. Одеть. Как мы хохотали. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь кто-нибудь предложит нам такое. Мы, конечно, не могли отказаться. Сделали уж им одолжение...

Милый друг (Bel Ami) Великобритания — Франция — Италия, 2012

Режиссеры Деклан Доннеллан, Ник Ормерод

В ролях: Роберт Паттинсон, Ума Турман, Кристина Риччи, Кристин Скотт Томас, Холи Грэйнджер

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть