Казак системы Станиславского

08.04.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

14 апреля исполняется сто лет со дня рождения Петра Глебова. «Культура» вспомнила выдающегося актера с историком кино Сергеем КАПТЕРЕВЫМ.

культура: Петр Глебов сыграл в 45 картинах, но остался актером одной роли. Справедливо ли распорядилась судьба? 
Каптерев: Не нам судить. Но в истории отечественного кино есть лишь один народный герой, выдерживающий сравнение с герасимовским Мелеховым — сыгранный Борисом Бабочкиным Чапаев. «Тихий Дон» железно, а отнюдь не сентиментально рифмуется с шедевром братьев Васильевых.  

культура: Оба актера воплотили монументальные образы народных героев. А начинали в комическом амплуа — Бабочкин работал в ленинградском Театре сатиры, Глебов поступил в Оперно-драматическую студию Станиславского в 1935 году.
Каптерев: Константин Сергеевич и Глебовы были соседями по дачам, и старший брат Петра уже работал в студии. Но мастер выделял его из числа учеников — ценил типаж, легкость, азарт, внутреннюю свободу и что-то еще, о чем мы знаем до обидного мало. Глебов участвовал в последних постановках Станиславского — пел, показывал пантомимы, акробатические номера. Готовился к первой премьере в Оперно-драматическом театре, открывшемся лишь в 48-м — через десять лет после смерти художественного руководителя студии. В 1941 году Петр ушел добровольцем на фронт, был зачислен в зенитные войска, защищал Москву и вернулся на подмостки другим человеком. Но уроки Станиславского, конечно, не забыл. Студиец — особенный, лабораторный вид актера. Он участвует в эксперименте, который режиссер ставит прежде всего над собой, и — в случае успеха — вырастает в равноправного сотрудника, единомышленника. Герасимов, будучи не только постановщиком, но и прекрасным, штучным актером, разглядел в Глебове этот потенциал. 

культура: Сделал ставку на человека из массовки. Рисковал? 
Каптерев: И не разочаровался. Он был восхищен погружением Петра Петровича в образ Мелехова. Правда, с оговоркой: «Глебов — актер третьего дубля». 

Вообще, Сергей Аполлинариевич был режиссером эпического склада. В 48-м экранизировал «Молодую гвардию» на руинах Краснодона. А спустя восемь лет решился на съемки полноцветной киноверсии романа, успевшего завоевать международное признание. Перенести на экран подвиг воспетых Фадеевым молодогвардейцев было мемориальной творческой задачей. Иное дело — противоречивый мятежный герой Шолохова, активно участвовавшего в съемках. К тому же Мелехова успел сыграть гениальный Андрей Абрикосов в фильме Ольги Преображенской и Ивана Правова 30-го года. 

культура: Утвержденный на роль Глебов пришел к мэтру за советом и услышал: «Просто читай роман». 
Каптерев: Герасимов видел перед собой ту же цель — сохранить шолоховский дух, избежать схематизма, максимально приблизиться к сложившемуся у поклонников книги образу. Нащупать компромисс между авторским видением и читательским восприятием. Ему нужен был малоизвестный, органичный в ансамбле актер, способный вытянуть три серии. Познакомившись на пробах, Герасимов пригласил Глебова покататься по Москве. Три часа колесили в авто, распевали на два голоса казачьи песни. Режиссер понял, что нашел не лицедея, а родственную душу. 

культура: Глебов догадывался, что роль Мелехова сделает ему имя? 
Каптерев: Несомненно. Преодолевая недостаток кинематографического опыта, героически выкладывался на площадке. Его успех признали коллеги и сам Абрикосов — они подружились. Впрочем, у Глебова не было врагов — никто не слышал о нем дурного слова, а родные, близкие и даже соседи обожали Петра Петровича. Щедрый, открытый, он был душой компании, любил охоту, исполнял романсы под гитару. О благородном происхождении не болтал, но характер не спрячешь. Поступая к Станиславскому, в графе «происхождение» написал: «Из дворян».

культура: Но все-таки переживал, что и после «Тихого Дона» карьера не складывалась. В 1960-м пришлось уйти из театра Станиславского, с кино тоже не везло...  
Каптерев: Исключения — Половцев в «Поднятой целине» Александра Иванова, летчик в «Балтийском небе» Владимира Венгерова (обе картины — 60-го года) и гениальные пробы на роль Емельяна Пугачева для одноименной ленты Алексея Салтыкова (1978). 

культура: Есть ощущение, что зрители отказывались видеть в Глебове кого-то, кроме Мелехова. 
Каптерев: Так же, как и в случае с Чапаевым — Бабочкиным. Хотя между картинами Герасимова и братьев Васильевых дистанция огромного размера, они образуют единое силовое поле. «Чапаева» предполагали снимать как плакат. Но и фильм, и образ оказались гораздо масштабнее исходного замысла — белые, красные предстали равновеликими участниками монументальной исторической драмы. 

«Тихий Дон», как любая великая книга, отражает прошлое ретроспективно и амбивалентно — Шолохов с Герасимовым выносят на передний план казачий быт, любовные перипетии, но большая история не уступает позиций, навязывает героям свою роковую волю. Народная драма превращается в национальную трагедию разрушающегося на глазах Русского мира. Величие Глебова в том, что он показал, как разлом эпох проходит сквозь душу простого человека. Расщепляя, но не уничтожая ее до конца.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть