Отец солдата

02.04.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

В прокате режиссерский дебют Рассела Кроу — сентиментальная мелодрама «Искатель воды», снятая к столетию  Галлиполийской битвы.

1919 год. Похоронив жену, австралийский фермер Джошуа Коннор (Рассел Кроу) отправляется в Турцию, чтобы разыскать тела трех павших на войне сыновей и привезти останки на родину. Он останавливается в небольшом стамбульском отеле, принадлежащем вдове турецкого офицера Айше (Ольга Куриленко), которая не решается рассказать своему семилетнему сыну о гибели отца. Орхан (Дилан Георгиадес) верит, что папа вернется, и просит постояльца его найти.

Несмотря на чинимые британскими военными препятствия, Джошуа проникает на галлиполийский плацдарм, превратившийся в братскую могилу. Где искать останки? Перед мысленным взором австралийца оживают картины боя, в котором четыре года назад полегли его мальчики. Из указанного Коннором окопа извлекают останки двух тел. Опознают по медальонам: отец не ошибся. 

Занимающийся эксгумацией майор Хасан (Йылмаз Эрдоган) поражен интуицией фермера. Турок допускает, что третий сын Джошуа мог попасть в плен и выжить. Он берется сопровождать австралийца вглубь страны, но добраться до лагеря попутчикам не удается — поезд атакуют греческие партизаны. Джошуа спасает нового друга от расстрела. Скрываясь от повстанцев, они попадают в горную деревушку и находят Коннора-младшего, принявшего ислам и винящего себя в гибели братьев. 

Джошуа возвращается в Стамбул вместе с сыном Артуром (Райан Корр). На фоне мистических прозрений и удивительных встреч развязка не выглядит «приклеенным» хэппи-эндом: Айше подает гостю густой горький кофе — знак того, что австралиец завоевал ее сердце. 

Режиссерский дебют Рассела Кроу напоминает восточный ковер, сотканный из видений, недомолвок и визуальных метафор. Простой сюжетный рисунок здесь — лишь повод для развернутого рассказа о том, как горечь потерь утрачивает остроту, уступая место вере, надежде и любви. Это в лучшем смысле слова старомодное, неторопливое, наивное кино, оживающее благодаря интонациям, взглядам, работе с темпоритмом и безукоризненно воссозданной исторической фактуре. Кроу показал класс и в постановке батальных эпизодов, и в мелодраматических сценах, сумев по-новому раскрыть актерский потенциал «бывшей девушки Бонда» Ольги Куриленко. Но самое завораживающее в картине — камера оператора «Властелина колец» Эндрю Лесни и монтаж соавтора «Великого Гэтсби» Мэтта Вилла, подаривших истории эмоциональную достоверность и глубину.  

Готовясь дебютировать в режиссуре, Кроу выбирал между боевиком об австралийских солдатах, воюющих в джунглях Новой Гвинеи во время Второй мировой, и триллером о банде сиднейских серферов... Но решил исполнить патриотический долг, вступив на путь, проторенный Питером Уиром. Тот показал ужас бойни за Дарданеллы в исторической драме «Галлиполи» (1981). 

Зеленый континент потерял в мясорубке 1915 года убитыми и ранеными около 30 тысяч сыновей. На фоне миллионов жертв Первой мировой эта цифра выглядит каплей в море... Однако битва за Дарданеллы по-прежнему воспринимается австралийцами и новозеландцами, обвиняющими в смерти соотечественников бездарных британских генералов, как главная национальная трагедия. Вопрос «За что погибали наши мальчики?» остается без ответа.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть