Любовная лодка разбилась о sex

12.02.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

В мировом и российском прокате стартовала экранизация дамского эротического бестселлера «Пятьдесят оттенков серого».

Продавщица скобяной лавки, без пяти минут выпускница литературного факультета Анастейша Стилл (Дакота Джонсон) случайно знакомится с 27-летним миллиардером Кристианом Греем (Джейми Дорнан). Загадочный красавец приглашает девушку в кафе, но, внезапно оборвав разговор, выбегает на улицу, восклицая: «У нас ничего не выйдет, нам нужно расстаться». Наутро студентка получает прощальный сувенир — бандероль с первым изданием «Тэсс из рода д’Эрбервиллей», вечером напивается в баре, звонит Грею, делится с ним наболевшим. После чего лишается чувств. 

Просыпается Анастейша уже в постели миллиардера и узнает, что парень не воспользовался ее беспомощным состоянием — не из благородства, а по более веской причине. 

«Я не романтик, я доминатор, таким уж уродился», — печально вздыхает Кристиан и предлагает Анастейше подписать договор о неразглашении тайны. Затем спешит поделиться сокровенным — списком сексуальных пристрастий, для удовлетворения которых у него есть «игровая комната» с набором плеток, наручников и лебедок. Грей вручает девице документ, регламентирующий способы сексуального «сотрудничества» подписавшихся сторон. Внимательно изучив бумагу, вычеркнув особо экстремальные утехи, девушка соглашается на веревки и плетки. Не скрывая искренней признательности и опасаясь задеть чувства партнерши, деликатный миллиардер поколачивает ее без особого энтузиазма, знакомит с родителями, балует подарками... Увы, с каждым днем Анастейша все отчетливее понимает, что извращенные формы близости не способствуют развитию отношений.    

В 2012-м одноименный дамский роман стал рекордсменом продаж среди электронных книг, побив многосерийного «Гарри Поттера» и заработав прозвище «мамино порно». Феноменальный успех объясняется не «жареной начинкой», а эффективным менеджментом. Беллетристка, скрывающаяся под псевдонимом Э. Л. Джеймс, завоевала сердца адресной аудитории «историей отношений», изложенной в формате трепа объевшихся «мылом» домохозяек: «А он что? — А она? — Да быть такого не может! — А он? — А она что?»

И на самом деле, ничего особенного — ни страсти, ни надрыва, ни мысли, ни морали. На дне экранизации Сэм Тейлор-Джонсон блестят лишь заплаканные глаза Дакоты Джонсон — дочери Дона Джонсона и Мелани Гриффит.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть