Голодный сытого не разумеет

18.11.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Неожиданный поворот в судьбе живой иконы сопротивления тоталитарному режиму Панема: из гламурного боевика Сойка-пересмешница упорхнула в психоаналитическую драму.

В прошлой части Китнисс (Дженнифер Лоуренс) уничтожила интерактивный купол, вырвалась за периметр игр на выживание и была доставлена сообщниками в катакомбы 13-го округа, стертого с лица земли бомбами метрополии. Выжившие инсургенты укрылись в шахтах, наладили быт и начали вооружаться. 

Час Икс близок. Капитолий теряет контроль над колониями, жаждущими объединиться в революционной борьбе. Китнисс предстоит стать знаменем сопротивления — убеждают девушку ее спаситель, постановщик «Голодных игр» Плутарх Хэвенсби (Филип Сеймур Хоффман, скончавшийся за неделю до завершения съемок картины) и лидер «детей подземелья» Альма Койн (Джулианна Мур). Они предлагают Китнисс сняться в серии пропагандистских роликов, которые должны всколыхнуть массы. На фоне студийных декораций процесс не идет — заговорщики принимают решение поработать на натуре, в местах боевых действий. 

Масштабы разрухи и народных страданий вдохновляют Сойку на пылкие воззвания, зажигающие сердца восставших. Но есть проблема — ее возлюбленный Пит (Джош Хатчерсон), ставший заложником президента Сноу (Дональд Сазерленд), также не сходит с экранов. Он умоляет народ одуматься и сложить оружие — сдаться на милость Капитолия. Альма отправляет добровольцев спасти затравленного юношу. В это время, отвлекая внимание диктатора, Китнисс вызывает Сноу на переговоры в прямом эфире. И злодей принимает брошенную перчатку... 

«Игры кончились, борьба только накаляется», — признаются создатели франшизы, ключевое слово — «только». Эффектные декорации и костюмы, экзотические поединки и лихие виражи авантюрного сюжета забыты до лучших времен. На повестке дня — апгрейт образов персонажей в формате бесконечных дебатов и согласований. А поскольку «кругом все свои», прения в 13-м округе протекают в формате «борьба хорошего с лучшим». Закономерный итог: финальная скайп-конференция с тоталитарным монстром выглядит единственным заслуживающим внимание событием двухчасовой саги. И тут мыльная опера приобретает масштаб греческой трагедии. 

Экзальтированная «Ариадна» Китнисс признается «Минотавру» Сноу, что готова пожертвовать всем в обмен на заплутавшего «Тезея» Пита. Казалось бы, смута вот-вот завершится... За чем же дело стало? За инерционной волей масс, уверовавших в посыл «так жить нельзя». Тут обнажается нерв истории — трагическое одиночество героев. Всесильные в своих мирах, Китнисс и Сноу оказываются недоговороспособными, недосягаемыми друг для друга заложниками большой истории. 

Сноу необходимо победить Китнисс в открытом бою, иначе он лишится авторитета владыки, имеющего право распоряжаться жизнью подданных. В противном случае Панем погрузится в пучину войны всех против всех — убежден президент. Как знать, может быть он не так уж и не прав... 

Сумеет ли Сойка «убить Дракона»? Чтобы перехватить инициативу, Китнисс предстоит ступить на скользкий путь самопознания. И тут ее ждет масса неприятных открытий. Главное из которых — боль утраты Большого брата, благодаря интригам и провокациям которого она и стала кумиром миллионов. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть