Двое в джазе, не считая блондинки

27.03.2014

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

55 лет назад в американский прокат вышла картина «Некоторые любят погорячее». Советские зрители ленту увидели семь лет спустя и полюбили столь же горячо, как заокеанские граждане. Правда, в СССР творение режиссера Билли Уайлдера называлось «В джазе только девушки».

Видит Бог, создатели ничего неприличного под словом «погорячее» не подразумевали — просто в 1920-е в США таким эпитетом награждали джаз. Действие картины как раз и происходит во времена «сухого закона». Так что американское название ленты тоже отсылает к веселому музыкальному направлению. Хотя не только к нему. Но остальное уже можно домысливать в меру своей испорченности.

Подобные двусмысленности разбросаны по всему фильму. Вот только в пошлость они не скатываются — кино сделано с европейской изящностью и отменным вкусом, присущим всем творениям Билли Уайлдера. Австрийский еврей, в свое время сделавший несложный выбор между концлагерем и Лос-Анджелесом, вообще славился многими талантами, а также чувством юмора. Например, о своей родине он впоследствии вспоминал: «Австрийцы — замечательный народ. Весь мир заставили поверить, будто Бетховен австриец, Гитлер же — немец». А на своей могиле велел написать: «Я — писатель, ведь у каждого свои недостатки».

Сочинительство и вправду числилось среди основных «недостатков» Уайлдера — путь в кинематографе будущий обладатель семи «Оскаров» начинал в качестве сценариста. Им и оставался — сценарии к своим картинам писал в соавторстве. Правда, напарник ему нужен был не столько для сюжетных поворотов, сколько для языка — кто-то должен был излагать мысли Уайлдера на английском в афористичной форме. В итоге фильмы вынужденного переселенца растаскивались на цитаты, и «В джазе...» — не исключение.

Еще одним талантом Уайлдера было жанровое чутье. Причем «чуял» он одинаково нуар, драму, триллер, комедию — в каждом из них снимал картины. А иногда смешивал все в одной кастрюле — и получались девушки, которые в джазе. Картина, стартующая как классический гангстерский фильм с перестрелками и погонями, плавно переходит в фарс — мнимые похороны «любимой бабушки», где на фоне разудалого канкана разносят «кофейные напитки» от сорока градусов и выше (не забывайте, что на дворе 20-е). Затем начинается комедия положений, но «залакированная» под триллер. Ну, а для гурманов лента приправлена изрядным количеством киноцитат. В результате «В джазе...», прямо как червонец, нравится всем — и эстетам, и тем, кто попроще.

Вообще, разбираться в успехе творения Уайлдера — все равно, что исследовать, почему любят мороженое. То есть абсолютно бессмысленно. Здесь сошлось столько факторов — на десяток шедевров хватит. В числе главных — выбор актеров. Аляповатая и чуть трагичная Дафна, иногда забывающая, что она мужчина — одна из лучших ролей Джека Леммона, «божественного клоуна» и любимого лицедея Билли Уайлдера. Джозефина, в свободное от игры на саксофоне время соблазняющая Душечку, — первоначально сыграть ее предлагали Фрэнку Синатре, но тот гордо отказался. В результате Джозефина стала визитной карточкой Тони Кёртиса. Ну и Душечка — самая чувственная девушка американского кино в исполнении Мэрилин Монро.

Кстати, Душечкой могла стать Элизабет Тейлор, но перед началом съемок овдовела, и ей было не до переодетых мужчин. Рассматривалась и Одри Хепбёрн, однако у любимицы Уайлдера с вокалом не задалось, и на роль певички она не тянула. В результате режиссеру пришлось иметь дело с Монро, чуть не доведшей его до инфаркта. Урожденную Норму Джин австриец знал хорошо — он снимал ее в картине «Зуд седьмого года». В ту пору брак Монро с бейсболистом Джо Ди Маджо трещал по швам. Дабы прийти в себя, звезда глотала антидепрессанты и прочие пилюли. В результате откачивали Уайлдера — каждый дубль ему приходилось переснимать по несколько десятков раз.

Во время съемок «В джазе...» ситуация повторилась. На этот раз трещал по швам брак Монро с Артуром Миллером. К тому же Мэрилин все мечтала сыграть Грушеньку из «Братьев Карамазовых», а ей опять подсунули роль глупой блондинки. Со своими демонами актриса, да еще вдобавок беременная, боролась старыми проверенными способами, а Уайлдер снова снимал по полсотни дублей. Говорят, Тони Кёртису пришлось 42 раза надкусить ножку цыпленка, пока Монро наконец-то правильно выговорила реплику. В итоге Мэрилин потеряла ребенка, ее партнера до конца жизни тошнило от кур, а кинематограф получил самый сексуальный образ.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть