Кино особого назначения

06.03.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

В последние дни зимы прошел XVIII Международный фестиваль архивного кино «Белые Столбы». На церемонии закрытия «Культура» пообщалась с гостями и участниками форума — актрисой Ириной Мирошниченко, профессором Чикагского университета Робертом Бердом и программным директором Минского международного кинофестиваля «Лiстапад» Игорем Сукмановым.


Ирина МИРОШНИЧЕНКО: «В 1938-м умели снимать ярко, свежо, современно»

культура: Зачем, по-Вашему, нужно смотреть старое кино?
Мирошниченко: Архивные ленты не дают забыть о вечных ценностях и талантливейших художниках нашей страны. Меня поразил фильм закрытия — десятиминутный мультик Мстислава Пащенко «Джябжа» — экранизация народной сказки. Очаровательные, добрые и смешные персонажи, великолепный темпоритм, музыкальная партитура. И подумать не могла, что в 1938-м умели снимать так ярко, свежо, современно. Испытала культурный шок и восторг.

культура: Какую роль сыграл Госфильмофонд в Вашей судьбе?
Мирошниченко: Подарил возможность вернуться в прошлое. Недавно отпраздновала юбилей, на котором режиссер Виталий Максимов представил найденные в Госфильмофонде хроники с моим участием и интервью, которое я давала 30 лет назад. Белые Столбы — уникальное место, где можно увидеть ленты, о существовании которых никто не догадывается.


Роберт БЕРД: «Тарковский бегал по залу и орал»

культура: Ваши научные поиски связаны с российским кино?
Берд: Да. Я написал две книги об Андрее Тарковском, занимался режиссерами поэтического направления — Александром Сокуровым, Алексеем Германом, Али Хамраевым. Недавно увлекся соцреализмом 30-х.

культура: Чем отличаются «Белые Столбы» от западных смотров? 
Берд: Серьезностью исторической подготовки программ и аудитории, высоким уровнем профессионального общения. Здесь собираются специалисты, чтобы познакомиться с архивными находками.

культура: Какие еще смотры вызывают у Вас интерес?
Берд: Регулярно посещаю фестиваль немого кино в итальянском Порденоне. С которым, кстати, активно сотрудничает Госфильмофонд. Часто бываю на фестивале имени режиссера Стэна Брэкиджа, проводящемся Колорадским университетом в Боулдере. Там собирается специфическая публика, чтобы познакомиться с малоизвестными авангардными лентами последних сорока лет. Это живые, сильные форумы, но на них не наблюдается профессиональной сплоченности, душевной атмосферы, присущей подмосковному фестивалю. На западных смотрах нередки забавные недоразумения.

культура: Например?
Берд: Стэн Брэкидж принимал в Колорадо Андрея Тарковского с «Ностальгией» и показал ему свои картины — «Окно. Вода. Движение младенца» (1959) и «Бедро. Линия. Лира. Треугольник» (1961), в которых запечатлел роды жены в домашних условиях. Тарковский вскакивал с места, бегал по залу и орал. Брэкидж подумал, что ему не понравилось кино. На следующий день польский аниматор Збигнев Рыбчинский, знавший русский язык, пообщался с Андреем. Выяснилось, что Тарковский кричал не от возмущения. Его просто поразило — в хорошем смысле слова — увиденное.

культура: В чем различия между российской киноведческой школой и западными?
Берд: У вас преобладают архивное и историческое направления. У нас тон задает формалистский анализ, разбирающий технические приемы. Также мы изучаем теорию кино.


Игорь СУКМАНОВ: «Удивила лирическая комсомольская комедия»

культура: Нет ощущения, что международные фестивали перестали быть фабриками киноязыка, увлеклись идеологическими клише?
Сукманов: Соглашусь лишь отчасти. В самом деле, тон на киноолимпе задает VIP-клуб режиссеров. Но кроме красных дорожек и официальных конкурсов любой фестиваль представляет параллельные спецпрограммы — тихие заводи для картин, не вписывающихся в современный контекст. Фавориты подобных показов — мексиканец Карлос Рейгадас, филиппинец Брийанте Мендоса, таец Апитчатпон Вирасетакун прославились совсем недавно и — неожиданно для широкой общественности — заработали статус живых классиков. Жан Кокто говорил, что в природе нет вещей, опережающих время, есть пространства, опаздывающие за ним. Как правило, зрители отстают от мастеров экрана лет на десять. В этом секрет популярности архивных просмотров.

культура: Чем «Белые Столбы» отличаются от других фестивалей?
Сукманов: Здесь мы изучаем кинодокументы, представляющие исторический, а не только эстетический интерес, восполняем пробелы в кинообразовании.

культура: Порадовал XVIII смотр?
Сукманов: Удивила лирическая комсомольская комедия 1934 года — 17-минутная «Дуэль» Николая Шпиковского. Героиня назначает свидание двум ухажерам, достает револьвер и предлагает парням застрелиться «во имя любви». Один моментально соглашается. Второй обзывает девушку дурой. Отвергнув несостоявшегося самоубийцу, комсомолка выбирает морально устойчивого героя. Впечатлили и восстановленные советские стереофильмы — «Робинзон Крузо» Александра Андриевского с Павлом Кадочниковым (1947), «Разноцветные камушки» Сергея Микаэляна (1960). Главным открытием стали кадры хроники первого заседания Госсовета и Думы 27 апреля 1906 года — первая российская интерьерная съемка с использованием искусственного освещения, снятая со скоростью четыре кадра в секунду. Уникальное изображение было практически утрачено, его удалось восстановить, покадрово отсканировав ленту на планшет.


«Белые Столбы» назвали лучших кинокритиков 2013 года.

Двух премий — «За личный вклад в отечественное киноведение» и лучшую телепрограмму о кино (телеканал «Культура») — удостоился Евгений Марголит.

«За личный вклад в отечественную киножурналистику» наградили Елену Стишову.

«За преданность профессии и многолетнее сотрудничество с Госфильмофондом» отметили профессора ВГИКа Клару Исаеву.

Спецприз Гильдии киноведов и кинокритиков вручили автору «талантливых просветительских фильмов по истории мирового и отечественного кино» сотруднице российской синематеки Наталье Яковлевой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть