Ян Гэ: «В «Троице» все жертвы и каждый — Спаситель»

23.10.2019

Алексей КОЛЕНСКИЙ

В кинотеатрах — душераздирающая любовная трагикомедия «Троица» Ян Гэ. Уроженка Пекина, переводчица, выпускница вгиковской мастерской Сергея Соловьева, актриса, модель и певица, лауреат шестого сезона «Голоса», Ян увековечила историю подруги и покорила сердца взыскательной публики и рядовых зрителей.   

Фото: Виталий Невар/ТАСС

культура: Вы сняли картину, о которой все говорят «о, это про меня».
Ян Гэ: Да, очень приятно — тем более, я не нравлюсь себе как актриса, зато точно представляю свою героиню Марго. Убегала из кадра, не понимая, что получилось, — выручала лучшая подруга, бывшая однокурсница по ВГИКу, соавтор сценария «Троицы». Грета Шушчевичуте почти не играет на сцене, она стала театральным режиссером и умеет нажать на меня.

культура: Сделать больно?
Ян Гэ: Надавить на нужные точки. Самую драматичную сцену снимали на второй день, было тяжело сконцентрироваться. Грета отвела в кабинку туалета, взяла за руки, произнесла несколько трогательных слов, ровно за минуту довела до слез, дело пошло. Мы пользовались маленькими камерами Sony и иногда импровизировали. Я очень люблю, когда киноперсонажи едят, ведь в китайском понимании есть и любить — почти одно и то же. В этом естественном состоянии люди раскрываются ярче, чем в постельных сценах. В общем, решила — в момент душевного перелома моей героине нужно перекусить. На площадке не нашлось ни одного бутерброда. Все разошлись. Остались оператор, смертельно уставшая я да скамейка под фонарем на темной улице. Выручили печенюшки, которые утром положила в карман мама, я совсем забыла о них, и стало так грустно, что снова разрыдалась, не переставая жевать. Еще не знала, к чему мне этот эпизод, только на монтаже догадалась: без него фильм не сложится.   

культура: В центре сюжета — любовный треугольник, вписанный в сложную систему координат из нескольких «троиц». Признавшись мужу в измене, Марго превращает его жизнь в ад, и в первом лимбе образует с супругом как бы основание треугольника. На вершине него является католический пастор, затем это «свято место» занимает психолог. В финале отчаявшаяся девушка предстает перед божественной Троицей, а в кадре то и дело мелькает ее мать, играющая с парой сверстниц в маджонг...  
Ян Гэ: Это три сестры, богини судьбы из греческого мифа, решают, какими окажутся прошлое, настоящее и будущее. Они появляются на экране в переломные моменты, когда судьба Марго делает очередной поворот. Героиня полагает, что сама определяет свою жизнь. Отчасти так и есть, однако она — китаянка, и за ней присматривают некие местные силы. Последствия любого выбора непредсказуемы, но, оглянувшись назад, нетрудно обнаружить железную логику судьбы. Следовательно, кому-то все было известно заранее.

«Троица»

культура: Разводя персонажей на максимальную дистанцию, Вы включили в любовный треугольник белого догматика (мужа), чернокожего херувима (любовника) и объясняющуюся на английском растерянную китаянку...
Ян Гэ: Да, это концептуальное решение. Так история выглядит и правдоподобно, и герметично: они — экспаты, у них, кроме друг друга, в Москве никого нет. Персонажи попадают в экстремальную взаимозависимость, известную как Треугольник Карпмана. В «Троице» — все Жертвы и все Спасители, правда, ни на что негодные. Мне говорили, мой фильм чересчур откровенен, жесток.

культура: В нем есть душераздирающие сцены...
Ян Гэ: Не поэтому. Суть в эпизодах с Марго, находящейся на грани отчаяния и смотрящей зрителям в глаза. Фактически я испепеляю морально раздавленного мужа — добиваю домашнего тирана, ставшего жертвой, а в сцене молитвы зал видит мою героиню глазами Бога и мучительно решает про себя: простить Марго или проклясть? Это тяжелый выбор. Но люди ходят в кино не за тем, чтобы разбирать чужие истории, они желают переживать их как свои. Мы хотим быть счастливыми, однако выросли в разной среде, получили разное образование, безусловно зависимы от общественного мнения, поэтому не можем нащупать гармонию с любимыми и миром. Жизни складываются сугубо индивидуально. Я хотела показать ситуацию людей, к которым не испытываю ничего, кроме сочувствия, снять кино, где каждый портит судьбу себе и окружающим и каждый достоин бесконечной жалости. Кто прав, кто виноват, что хорошо и что дурно — зритель решит для себя сам.

культура: Все-таки именно Марго доводит своего бывшего до грани самоубийства.
Ян Гэ: В этом и заключается ее наказание — героине страшно взять на душу такой грех. Как жить дальше? В этот миг она обрела именно то, что ей было необходимо, — страдание. Люди далеко не всегда заключают брак ради счастья, но разводятся, рассчитывая обрести его — в ста процентах случаев. Однако жизнь длинна, и мы всегда получаем то, чего заслуживаем. Очень важно научиться одинаково ценить и подарки судьбы, и боль. Надо верить в себя, жить по своим правилам, а значит, своевременно платить по счетам.  

«Троица»

культура: Режиссура делает Вас счастливой?
Ян Гэ: Не боюсь выходить из зоны комфорта, люблю ставить себя в безвыходные ситуации — когда перешагиваешь за предел возможностей, обретаешь новую уверенность в собственных силах. Я никому не хочу доказывать, мне важен покой, который нахожу и в робости, и в ее преодолении, и в осознании результата. Обязательно делаю то, чего никогда не пробовала. Интересно жить в бурном потоке событий. Не планировала ни переезд в Россию, ни поступление во ВГИК, не участие в «Голосе», ни это кино... Как же это произошло? Я просто обожаю все новое. В институт кинематографии поступила, чтобы не сожалеть об упущенной возможности. Начала петь. Иногда выступала в клубах — не часто, лишь бы было «на пожрать». Незнакомый человек, пришедший на концерт, два часа уговаривал попробовать пробиться на «Голос». Окей, почему бы нет? Мой наставник Дима Билан сказал: «Наверное, ты просто меньше всех хотела выиграть, поэтому у тебя получилось!» Но первое место ничего не изменило в моей жизни. Меня не радуют успехи, но я по-настоящему горжусь, что на съемках «Троицы» не было ни секунды переработки, никто не ел остывшую еду и не опоздал домой к любимым. Таким образом, за 16 смен я смогла показать коллегам свое уважение и исполнила наказ мамы: всегда оставайся хорошим человеком. Это не значит кого-то нахваливать или подстраиваться, нужно просто заботиться о тех, кто тебе доверяет, и держать слово. Я ненавидела съемки в картинах, когда приходилось бесконечно ждать, пока освободится гримерка или режиссер решит снять мой эпизод.

культура: Вы верующий человек?
Ян Гэ: Глобально — да; я верю в воздаяние, верю, что любовь победит зло и у меня все получится.  

культура: Почему муж и Марго приходят спасать брак в католический храм?
Ян Гэ: Изначально я хотела привести их в православную церковь на Троицу, там очень красиво, и в истории моей подруги так и произошло. Узнав, что муж решил свести счеты с жизнью, она побежала в ближайший храм и внезапно, среди скошенной травы и зеленых березок, увидела его, абсолютно невредимого, в толпе молящихся. Он был поражен, спросил только: «Как ты меня нашла?» Расставались они страшно: прежде чем отпустить ее навсегда, супруг потребовал детальной исповеди об измене, выслушав ее «от и до». Смотрел в окно, переспрашивал, «что дальше?». Буквально умирал. А подруга, воспитанная в католичестве, ни секунды его не жалела. Эта сцена была невыносимой, я ее вырезала.

культура: Участница реальной истории пришла на премьеру?
Ян Гэ: Да. Сказала: «Сейчас у меня нет ни мужа, ни любовника, никого — только эти воспоминания...» Я обняла ее: «У тебя есть я. Я рядом!»

«Троица»

культура: Вы не могли не пропустить ее историю через себя. Что общего у Марго и Ян Гэ?
Ян Гэ: Юмор и страдание. Еще я переставила некоторые события местами, но сохранила реальные диалоги...

культура: Каким образом?
Ян Гэ: Они дошли до сумасшествия, все записывали на диктофон. И восьмиминутная сцена с психологом воспроизведена дословно...

культура: Гомерический стендап мозгоправа!
Ян Гэ: Мы снимали его в пяти дублях за пять часов. Тут требовалось высшее актерское мастерство, я понимала, что не справится никто, кроме Одина Ланда Байрона. Он внес в роль много интересного.

культура: А о чем позаботились Вы?
Ян Гэ: Прежде всего о цветовом решении фильма. Его подсказала мне «Форма воды» Гильермо дель Торо. Чем сильнее героиня влюблялась в монстра, тем больше в ее гардеробе появлялось красных вещей. Очевидно, это напрямую влияло на зрительское подсознание. И в «Троице» я действовала схожим образом. У меня доминируют три цвета: муж предпочитает желтое, любовник — синее, а героиня носит зеленое пальто. Но любит темные платья, затем «краснеет», «белеет». Это католические церковные цвета. Для меня кино — строгая научная дисциплина, если хоть что-нибудь не продумать, фильм не оживет.  

«Троица»

культура: В «Троице» есть красноречивые полеты камеры, на фоне которых звучит ангельский глас...
Ян Гэ: Советские песни «Ты спеши, ты спеши ко мне», «В самом сердце Москвы не заснул человек», «Словно сумерек накрыла тень» исполняет замечательный латышский режиссер, композитор и аранжировщик Влад Наставшев. Он точно станет звездой — меня бесконечно спрашивают: «Ах, когда же выйдет ваш альбом!» Без такого вокала фильм немыслим, ведь это очень русская история. Я крестилась в Москве, и Бог для меня — русский. Наверное, звучит странно... Моя жизнь напоминает американские горки. Я выросла в довольно богатой семье, но наш бизнес рухнул. Поехала в Тулу получать бесплатное образование. А стала тем, кем стала, потому что встретила Сергея Соловьева, и он научил меня мечтать.


Фото на анонсе: Екатерина Чеснокова/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть