Нина Русланова: «Не верю, что Золотухина сглазил Вий»

29.01.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Фото: ИТАР-ТАССНакануне премьеры «Вия» корреспондент «Культуры» пообщался с народной артисткой России Ниной Руслановой, исполнившей в картине роль жены деда Явтуха.

культура: Как работалось на «Вие»?
Русланова: Снималась мало, зато несколько недель прожила с группой в чешском замке Сихров — в ожидании денег. На роль моего мужа был утвержден Лев Дуров. Приехала — ахнула: вместо него встречает Валера Золотухин! Роль поначалу шла тяжело, никак не могла понять, чего добивается от меня режиссер Олег Степченко. Выручил партнер — подыграл, подставил плечо. Сниматься с Золотухиным одно удовольствие — он все время шутил, веселился. И в мыслях не было, что болеет. Не верю, что Золотухина сглазил Вий. Смерть... Она — обманщица, никогда не приходит вовремя. Как поверить, что Валеры на свете нет? Кажется, он так и строит свою церковь на Алтае или снимается где-то... 

культура: В чем секрет Вашей востребованности?
Русланова: Ни разу не задумывалась.

культура: В фильмографии Руслановой 150 работ. Проходных нет, но и главных ролей совсем немного. Первая большая работа — Марья, «Тени исчезают в полдень». Вы сыграли народную героиню, в честь которой — с легкой руки режиссеров Краснопольского и Ускова — назвали 50-метровый уральский утес. «Марью Воронову» узнавали на улицах?
Русланова: Популярность пришла позже, но эта роль мне дорога. Снимались в глуши, в деревне Сарана, стоящей на берегу одноименной речки. Зайдешь по колено — вода бурлит, на дне камешки бесятся, кувыркаются, лупят по ногам до синяков. А кругом — тайга. Продукты доставляли вертолетом. Дороги разбиты, что такое магазины, мы забыли сразу. Жили в избах с крестьянами, хозяевами, они же играли в массовке. Потрясающая атмосфера. Узнавать на улицах меня стали восемь лет спустя — после «Цыгана». Так и окликали — Катька-Аэропорт.

«Короткие встречи», 1967Культура: А чем запомнились «Короткие встречи»?
Русланова: Муратова говорила: «Играй от себя. Ты прощаешься с любимым, он садится в машину и уезжает — подумай, что тебе хочется сделать в каждый момент?» Из таких этюдов сложилась картина. Когда увидела, что получается, впала в истерику: какая же я дурная — руки не оттуда растут, ноги не туда идут! Хотела бежать, но куда? Снимали под Одессой. Спряталась где-то, плакала. Молодая была, не понимала, что делаю. Не догадывалась: встретилась с будущей знаменитостью — Высоцким. Песни Володи услышала после озвучания... 

культура: Обиделись на постановщицу?
Русланова: На себя! Какая же я актриса? Играть — не играю, выгляжу ужасно. Кира успокаивала: такая ты мне и нужна!

культура: В образе жертвы?
Русланова: Ошибаетесь. Моя героиня встретилась геологу на жизненном пути, он прошел мимо, а она влюбилась и пошла следом. Оказалось, в городе его ждет Валентина Ивановна. Устроилась к ним домработницей, чтобы быть рядом. Поняла: они — одно целое, друг без друга не могут. И тогда ушла. Замечательно поступила, проявила душевный такт.  

«Настройщик»культура: Вы снялись еще в шести картинах Киры Георгиевны — в «Настройщике» с Аллой Демидовой, играющей «от головы». Как сработались?
Русланова: Замечательно. В первом варианте сценария роль Анны Сергеевны была предназначена мне. Потом Муратова передумала, «распилила» героиню на пару компаньонок. Каждая тщательно оберегает собственную внутреннюю территорию. С Демидовой мы уживались, просто не мешали друг другу — существовали в кадре на контрасте. 

культура: Какая картина давалась особенно тяжело?
Русланова: «Хрусталев, машину!». Бюджет украли в процессе съемок, французский спонсор практически разорился — был миллиардером, стал миллионером. Нам не платили, даже билеты на питерский поезд приходилось покупать за свой счет. 

культура: Есть ли у Руслановой несыгранные роли?
Русланова: Нет. И никогда не просила работу. Верила — как у Булгакова — сами придут и все дадут. Горжусь тем, что мне доверяли роли лучшие советские режиссеры. Настоящая элита. 

«Хрусталев, машину!»культура: Что Вас огорчает в современном российском кино?
Русланова: Буквально все. А особенно бездушие. Такое время: труба пониже — дым пожиже. 

культура: Ваши героини сильные, взбалмошные и, как правило, одинокие женщины, от них чего угодно можно ожидать. Вы способны решить любую актерскую задачу?
Русланова: Никогда так не считала. Все дело в режиссерах — мне оставалось услышать каждого из них, понять и принять. Особенно здорово работалось в картинах, поставленных коллегами. Как жалко, что Родион Нахапетов уехал в Америку! Прекрасный артист был, подавал большие надежды и как режиссер... 

культура: Тяжело живется без вахтанговской сцены?
Русланова: Нелегко. 

культура: У Вас трудная судьба — пять детдомов, пролетарская молодость, голодные студенческие годы. Часто ли Вы срисовывали характеры своих героинь с «ушедшей натуры»? 
Русланова: Только однажды — в «Завтра была война» Юрия Кары. Мать Искры — моя детдомовская воспитательница. Я никогда не жила воспоминаниями юности.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть