Игорь Жижикин: «У каждого свой Вий»

22.01.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Пара дюжин гробов, 25 000 свечей, тонны грима... Около семи лет интернациональная команда во главе с режиссером Олегом Степченко трудилась над экранизацией гоголевского «Вия». Накануне премьеры, которая состоится 27 января, «Культура» пообщалась с Игорем Жижикиным, сыгравшим в картине казака-оборотня.     

культура: Сознайтесь, Ваш герой — это и есть Вий?
Жижикин: Не скажу, увидите сами.

культура: Вообще Вий — кто он? Или оно?
Жижикин: Гоголь не случайно скрыл от нас тайну этой личности. У каждого свой Вий.

культура: Как шли съемки?
Жижикин: Еще до проб прочитал гору книг, перелопатил интернет — как жили казаки, что носили, курили? Персонаж складывается из малозаметных деталей. Например, от рукояток сабель у казаков были буквально до костей стерты пальцы, они брили головы холодным оружием, в шароварах не было карманов — все таскали в тканых поясах. На площадке приглашенные культурологи детально описывали нам казачий быт, учили обращению с отнюдь не бутафорской амуницией. Общий ее вес достигал пуда — попробуйте с таким хозяйством вскочить на коня! Я, неплохой наездник, и то переживал. Но сдюжил. 

«Вий»культура: Гоголь, Вий, панночка... Чертовщина какая-нибудь наверняка случалась?
Жижикин: Часть натурных съемок проходила в чешском замке Сихров, частично переделанном под гостиницу, там мы и жили. С первых дней коллегам снились «гоголевские» сны, всякая нечисть... Беспокоили местные призраки — что-то скрипело в коридорах, заглядывало в окна. Замку около семи веков. Хозяева живут в отдельном флигеле. Неспроста... 

культура: 25 тысяч свечей! Жарко?
Жижикин: Наоборот, прохладно. Но дымно как в коптильне — вечерами прочищали носы от сажи. Надеюсь, не зря страдали, давно мечтал поучаствовать в историческом сюжете, снятом по высшим голливудским стандартам.

культура: Ваш роман с «фабрикой грез» задался не сразу. Решение остаться в США было романтическим сумасбродством?
Жижикин: Служил в московском цирке воздушным гимнастом, много гастролировал. Ездил по всему миру. В 89-м в Америке продюсер скрылся с деньгами труппы. Что с нами будет, не знали: сидели, ждали «эвакуации»... А Вегас поразил, околдовал. Это действительно мировая столица развлечений. В казино Circus Circus шло шоу «Мексиканский полет» — любовался, думал: повезло парням! И я так умею. Хотелось задержаться, попробовать заработать, срок визы ведь не истек. Цирк уехал, я остался. Не учел, что, расставшись с московской труппой, лишился права на проживание и легальное трудоустройство в США. 

культура: Бедствовали?
Жижикин: Бывало. Но когда живешь мечтой, каждый день ждешь чуда. Трудности переносил легко — спал на лавках, мылся в чужих бассейнах, убегал от собак, пробивался на кастинги. 

«Вий»

культура: Ностальгия мучила?
Жижикин: До определенного момента. Главным было выучить язык: когда начал понимать окружающих, стало легче. Потом получил вид на жительство и понял: в любой момент могу вернуться домой. Тоска прошла. Любимая работа, друзья — это самое главное, где бы человек ни находился. 

культура: Из Лас-Вегаса Вы перебрались в Голливуд. Там была «русская община»?
Жижикин: Фактически нет. Соотечественники живут обособленно, общаются редко, в основном по работе. Снимался у Нахапетова, пересекался с Видовым — у нас общий агент. Но, увы, русским далеко до итальянцев и мексиканцев, которые тащат друг друга «в люди». Почему так? Может быть, в силу менталитета или взаимного недоверия: сегодня помогу, а завтра протеже меня затмит. Надеюсь, все изменится. По крайней мере, мы с Олегом Тактаровым всячески друг друга лоббируем. 

культура: Может быть, не хватает «человека-паровоза», который покорит Америку своим кино и возьмет наших «на прицеп»?
Жижикин: Возможно.

культура: Талант, харизма, хороший агент, личные отношения — что важнее для голливудской карьеры?
Жижикин: Имя артисту делают успешные картины, с определенного уровня включаются и связи. Но очень часто талант не может пробиться — что-то уметь мало, тебе должны предложить показать себя.

Со Стивеном Спилбергом и Харрисоном Фордомкультура: Кто Вас поставил на крыло?
Жижикин: Клинт Иствуд. Заметил, позвал в «Кровавую работу», сам сделал пробы. 

культура: Рассказывал предысторию персонажа? 
Жижикин: Больше слушал — интересовался, как живет русский эмигрант. 

культура: Вы закончили американские актерские курсы...
Жижикин: Я и с преподавателями-соотечественниками много работал. А первые уроки актерского мастерства получил еще в Вегасе, в Cirque du Soleil. Канадский педагог привозил несколько чемоданов масок — «алкоголик», «дама», «самурай», «арлекин». Нужно было постоять перед зеркалом, привыкнуть к образу, а потом быстро сделать заданный этюд — разыграть конфликт или свидание... Пластически воплотить состояние, которое придумал.

культура: Случалось работать с коучем (персональным тренером мастерства) на съемочных площадках? 
Жижикин: C первого проекта. На сериале «Шпионка» Джей Джей Абрамса познакомился с замечательным актером и тренером «Джеком Восьмеркиным» Сашей Кузнецовым — он помогал всем исполнителям, включая Дженнифер Гарнер и Квентина Тарантино. Во время работы над «Туристом» Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка несколько уроков дал Стивен Беркофф, по книгам которого актерское мастерство изучают в Великобритании. На съемках последнего «Индианы Джонса» подружился с персональным педагогом Кейт Бланшетт, разбирали технику — от чего плясать, откуда «продавливать» образ. 

В фильме «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа (2008)»культура: Вы работали и с Иствудом, и со Спилбергом. В чем отличия?
Жижикин: Первый сотрудничает со своей группой уже сорок лет. На съемках почти не разговаривает и в жизни молчун. Никогда не повышает голос. Подходит близко-близко, шепчет еле слышно: «А давай-ка попробуем вот так...» Спилберг, напротив, эмоционален. По динамике они разные, а в работе похожи. Иное дело Хенкель фон Доннерсмарк — его порой вообще не волнует, что делают актеры. Депп с Джоли играли большой диалог. Он их буквально растолкал, подбежал к стене — какое-то пятно увидел — тыкал пальцем, орал ассистентам: «Не верю! Переделывайте». — «Может быть, мы закончим все-таки?» — спрашивала Анджелина, а он: «Какой смысл? Если я не верю в изображение, мне не важно, что вы играете!» Сумасшедший немецкий перфекционист.  

культура: Как Спилберг нащупал образ головореза Довченко? 
Жижикин: Почти все время снимал меня снизу вверх, чего не делал никогда раньше. Просил не открывать широко глаза. Ловил на деталях — оберегал от наигрыша.    

культура: С кем из супертяжей работалось труднее всего?
Жижикин: Непростой партнер Джейсон Стэтхэм. У него большая  креативная команда, есть даже двойник-каскадер. Джейсон не может драться просто так — в ход идут все подручные средства. Он выступал в сборной Англии по прыжкам в воду — резкий, гибкий, прекрасная координация и реакция. А Стивен Сигал, бывает, впадает в раж и может партнеру что-нибудь сломать. Случалось и такое. Слава Богу, не со мной. Но приходится рисковать, дабы попасть на крупный план. 

культура: Над чем работаете сейчас?
Жижикин: Заканчиваем съемку «Иерей-Сана» с режиссером Егором Барановым. Собралась сильная команда: Мамонов, Маркина, Чурсина, Федоров, Толкалина, Екамасова. Верю в успех фэнтезийного сериала «Тайный город» — чуды, люды, навы беллетриста Вадима Панова давно ждали своего часа.  

культура: Почему наши отечественные картины большого стиля регулярно промахиваются мимо оскаровского шорт-листа? 
Жижикин: Америке не нужны иностранные герои. Она бережет площадку для собственных «крепких орешков».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть