Ирина Розанова: «Мечтаю сыграть космическую мымру»

29.06.2019

Марина СУРАНОВА

На фестивале «Кинотавр» в Сочи Ирина Розанова вместе со съемочной группой представила фильм Валерия Тодоровского «Одесса». С актрисой пообщалась корреспондент «Культуры».

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

культура: Вы не первый раз на «Кинотавре», в чем, на Ваш взгляд, особенность смотра?
Розанова: Вся моя судьба, и творческая, и человеческая, связана с «Кинотавром». Я приезжала сюда в разные годы. На сей раз меня не покидало ощущение, что я вернулась домой, где давно не была. Меня хорошо встретили, за что я очень благодарна. По большому счету, по-человечески, на фестивале ничего не изменилось, и это самое главное. Я увидела художников, с которыми выросла (мы, к сожалению, очень редко видимся). Эти люди много значат для меня, в разное время у разных режиссеров мы прожили вместе определенный отрезок времени. Каждое появление здесь в какой-то мере экзамен. «Кинотавр» всегда объединял мнения очень разных художников. Здесь спорят, общаются, договариваются. Для меня это главное. А призы больше нужны детям, молодым мастерам. Ингеборга Дапкунайте сказала о моей роли в «Одессе»: «Это большая работа, огромный труд, и сколько потрачено на это сил и энергии!» Вот такие слова от коллеги очень ценны. Картины, о которых услышала на «Кинотавре», обязательно посмотрю в Москве, хочу иметь собственное мнение.

культура: Для съемок «Одессы» была построена декорация на «Мосфильме», воссоздающая время. Это было так важно?
Розанова: Сейчас у нас все делается быстро, практически молниеносно, а на съемках «Одессы» была построена декорация, как в старые добрые времена. Благодаря замечательному художнику Владимиру Гудилину мы вспомнили 70-е годы в подробностях. Декорация долго стояла, сначала мы приходили просто смотрели на нее: узнаваемые интерьеры. Дух того времени был един, и это прежде всего Валерины воспоминания. Я не ожидала, что в фильме у меня будет рыженький парик и не будет грима. Когда показала фото из картины семье, все в один голос сказали: «Как ты здесь похожа на свою маму». В таких платьях, костюмах ходили когда-то наши мамы, бабушки. Так придумали замечательные художники Ира Ульянова, Саша Осипов. Все время съемок мы пребывали в волнении, это большой труд.

«Одесса»

культура: Валерий рассказывал, почему решил пригласить Вас на роль в картине?
Розанова: Второй режиссер в фильме Ира Третьякова — ​первый человек на площадке. Киномама, кинодруг. Это она в какой-то момент сказала Валере обо мне.

культура: Вы давно знаете режиссеров Тодоровских, с отцом Валерия — ​Петром Ефимовичем много работали, достаточно вспомнить «Интердевочку», «Анкор, еще анкор!». В профессиональном плане Валерий похож на отца?
Розанова: Как режиссеры они похожи. Тодоровские всегда создавали и создают кино про людей. Валерий, как и отец, умеет создавать мир. С ним очень интересно. Дети, которые участвовали в фильме, но не снимались в какой-то день, все равно приходили на площадку, говоря: «Мы хотим видеть, слышать, просто быть рядом». Кроме того, Валерий, так же как Петр Ефимович, чувствует время.

Помню съемки «Анкор, еще анкор!», его вспоминали на фестивале в Сочи, а ведь этим фильмом были сначала очень многие недовольны. Никто не знал, что будет такой успех. Говорили, что так не жили. Петр Ефимович знал, что жили, через все прошел сам, имел полное право сказать то, что сказал. Теперь это классика. С той же «Интердевочкой» Тодоровский очень многим актерам, как говорится, «судьбу сделал», открыл имена.

культура: Вы родились в семье актеров, и быть актрисой — ​судьба. Не убежать, наверное. Расскажите, с чего началось увлечение профессией?
Розанова: Я рано начала сниматься, просто пришло понимание того, что деньги надо зарабатывать. Очень многие картины — ​это заработки. Просто делаешь свое дело, а потом из этого что-то получается.

«Одесса»

культура: Когда-то Вы пришли в театр, а потом предпочли кино. Почему?
Розанова: Если будет интересное предложение и я пойму, что хочу в этом участвовать, то буду работать и в театре. Если я сейчас не задействована ни в каком спектакле, то это не значит, что я забыла театр, он для меня — ​не великие здания, театр ведь и площадным может быть. Когда-то в молодости мы играли в маленьком замечательном театре «Человек». Некоторые называли его сараем, а там были прекрасные постановки. Я вообще, может, мечтаю сыграть космическую мымру.

культура: Вы одна из самых красивых женщин нашего кинематографа. Насколько для Вас важна внешность?
Розанова: Спасибо за комплимент (улыбнулась). Внешность помогает быть разной, мне всегда были интересны возрасты. Есть такой сериал «Садовое кольцо», я в нем в роли современной женщины. Пошла к своему косметологу, немножечко «сделала лицо» для картины. Через некоторое время начали снимать фильм «Жили-были», и мне уже предстояло сыграть деревенскую одинокую женщину, нельзя было не слиться с природой. Лицо должно было быть другим.

культура: Что сегодня Вам как актрисе, человеку в жизни больше всего интересно?
Розанова: Мне любопытны люди. Даже бомж, который может просить милостыню у храма Святителя Николая Чудотворца. Вот стоит там этот Димка, довольный, счастливый. Он выбрал жизнь бомжа и менять ее не хочет. Переделать его невозможно. И помочь тоже, хоть закидай его деньгами.

культура: А Вы могли бы изменить свою жизнь?
Розанова: А я ее постоянно и меняю. С детства. Не хотела в детский сад ходить — ​и не ходила. В музыкальном училище устала мучить педагогов — ​ушла. Потом играла в массовках, работала костюмером, реквизитором, обожала театр, готова была в нем чистить ботинки и гладить рубашки актерам. Смотрела на артистов и думала: как здорово он играет, и я к этому причастна, я же ему рубашку гладила. Всегда мечтала о Москве и приехала сюда.

культура: Вы очень востребованы в профессии. Устаете?
Розанова: Профессия — ​это мой кайф. Иногда хочется от всего убежать, как у всех бывает, и зажить спокойно. Но это минутное настроение, оно проходит.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть