Где Эко, там и роза

22.03.2019

Павел СУРКОВ


«Имя розы»
Италия, Германия, 2019

Режиссер Джакомо Баттиато

В ролях: Джон Туртурро, Руперт Эверетт, Фабрицио Бентивольо, Джеймс Космо, Майкл Эмерсон, Стефано Фрези, Дамиан Хардунг, Ринат Хисматулин, Макс Малатеста

18+

Премьера 5 марта

Зрителю представили сериальную экранизацию знаменитого романа Умберто Эко «Имя розы», в которой нет ни звезд, ни исторической достоверности, ни теологического подтекста, ни собственно кинематографа. К настоящему моменту в Сети доступны уже три серии проекта.

Монастырские стены, серое небо, неспокойное время — ​и таинственный убийца, действия которого подвержены странной, нечеловеческой логике. Вот, собственно, атмосфера «Имени розы» — ​великого произведения Умберто Эко, обеспечившего итальянскому ученому-медиевисту звание одного из лучших прозаиков ХХ века. Сложное, многоплановое повествование, смесь исторического трактата, богословских размышлений, крепкого детектива и глубокого романа, написанного великолепным языком, — ​абсолютная гарантия успеха.

Монах-францисканец Вильгельм Баскервильский и его молодой спутник Адсон должны выполнить важную миссию: подготовить теологический диспут между представителями папы Иоанна  XXII и порученцами мятежного короля Людовика  IV Баварского. Но, оказавшись в обители бенедиктинцев, где и должна состояться будущая встреча сторон, герои оказываются в самом центре леденящих душу событий: по монастырю разгуливает убийца. И Вильгельм, прославленный как необычайно образованный человек и некогда пытливый инквизитор, берется за расследование…

«Имя розы»У «Имени розы» Умберто Эко (да и вообще у всего творчества писателя) незавидная кинематографическая судьба. Роман сперва был экранизирован режиссером Жан-Жаком Анно. В роли Вильгельма снялся Шон Коннери, а молодой Кристиан Слэйтер сыграл Адсона, но даже отличный актерский ансамбль картину не спас. Писатель в пух и прах разгромил фильм — ​и небезосновательно: из него начисто ушли долгие размышления о бедности и чувстве юмора Христа, исторический пласт оказался выкинут из сценария, оставив место исключительно детективному сюжету. Картина получилась атмосферной, но поверхностной. И Эко настолько разочаровался в кинематографе, что регулярно отказывал режиссерам, просившим у него права на экранизацию, — ​даже Стэнли Кубрику, страстно желавшему поставить «Маятник Фуко» (о чем, впрочем, итальянец позднее пожалел).

Правда, к концу жизни писатель несколько потеплел — ​и заговорил даже о том, что фильм Анно, дескать, был не так уж и плох. Впрочем, Эко не дожил до эпохи «больших сериалов», когда наконец-то стало возможным развернуть повествование, вплетая в постановку все пласты книги. Потому вполне логично, что сериальная судьба романов итальянца не случайно продолжилась «Именем розы» — ​его самым известным творением. Но, увы, у новой работы, режиссером которой выступил крепкий итальянский ремесленник Джакомо Баттиато, похоже, также сплетется незавидная судьба. И вот почему.

Во-первых, «Имя розы» — ​малобюджетный сериал. Мы ждем от экранизации Эко масштабности и атмосферности, а нам показывают довольно скупую картинку, практически съемку театрализованной постановки. Да, итальянские производители не столь богаты, как HBO или Netflix, хотя мы понимаем, что снять залихватский саспенс на религиозную тему можно, пример тому — ​«Молодой Папа», второй сезон которого готовится прямо сейчас. Увы, но во многом это прежде всего вопрос бюджета. «Имя розы» слеплено как типичная местная мыльная опера «о мафии», вроде очередного «Спрута»: там, где не хватило средств на декорации, будет работать освещение, уберем все в тень, сосредоточимся на крупных планах героев.

«Имя розы»Экономия приводит и к сомнительному актерскому составу: у «Имени розы» в обойме, считай, полторы звезды. Почему «полторы»? Да потому, что Руперт Эверетт, играющий коварного инквизитора Бернардо Ги, — ​персонаж по большей части эпизодический, и его главный выход, если вы читали роман, еще впереди. Первенствует же в сериале великолепный Джон Туртурро, воплотивший на экране Вильгельма. И его игра — ​действительно крупный успех.

Туртурро — ​глубокий, разноплановый актер, во многом универсальный, и его выбор на главную роль не вызывает ни малейших нареканий. Однако держать в одиночку повествование на собственном мастерстве и харизме Туртурро не под силу. А опереться в постановочной круговерти ему не на кого: Дамиан Хардунг, играющий Адсона, — ​типичный доктор Ватсон в его худших кинопроявлениях: он здесь ровно для того, чтобы с обожанием смотреть на мэтра и постоянно делать удивленное лицо. Насельники монастыря — ​толпа безликих статистов, из которых не удается выявить ни одного внятного персонажа. Меж тем у Эко фактически за каждым героем стояла история. «Имя розы» в одной из своих основ — ​герметичный детектив; мы понимаем, что убийца — ​не сверхъестественное существо, он скрывается где-то внутри обители, любой может оказаться им, и тем интереснее разглядывать персонажи, словно под микроскопом, изучать поведение и прикидывать возможные варианты личности преступника — ​чем, по сути, и должен заниматься Вильгельм. А здесь он вынужден просто приковывать к себе внимание оператора и зрителя, но, как только Туртурро выходит из кадра, картинка (да и повествование) разваливается.

С историческим и теологическим пластами в экранизации Эко также не все в порядке — ​их не определили даже, а, скорее, обозначили долгими пространными разговорами, снятыми на удивление скучно, — ​напоминает тягостное бормотание, драматургия отсутствует напрочь, смысловые подтексты тоже, и зрителям ничего не остается, как просто ждать следующего преступления, способного хоть как-то оживить сериал. История и теология, получается, вырезаны из данной экранизации в угоду детективу.

«Имя розы»Это и обидно: казалось бы, прямо сейчас есть инструментарий, чтобы в глубине и полноте развернуть невероятный мир Эко: за счет многоплановой картинки, быстрой смены кадра, умелого владения сценарием, в конце концов, с помощью грамотно продуманных спецэффектов — ​всего того, что делает современные сериалы частью большого процесса киноискусства. Но на выходе: «Имя розы» — ​не изящный винтаж, а ретроградный продукт, убивающий лучшее из того, что есть в итальянском кинематографе — ​психологичность и атмосферность; и теряющий историческую подоплеку и насыщенную философичность книжного оригинала. Загнать актеров в стены настоящего монастыря — ​не значит создать атмосферу. Точно выбрать исполнителя главной роли — ​не есть кастинг.

Впрочем, у «Имени розы» еще остается шанс переубедить скептиков — ​впереди развязка, которая у Эко сделана парадоксально и чрезвычайно жестко. Так что, возможно, зрителю предстоит лицезреть глубокие теософские диспуты и сложную психодраму (да и Эверетта я бы пока полностью не списывал со счетов) — ​и свои главные козыри Баттиато все же предъявит. Вот только на пути к кульминации режиссер, похоже, теряет даже самого благонадежно настроенного зрителя.

На сей момент сериал подтверждает тезис самого Эко о том, что его романы совершенно не поддаются экранизации. Хотя, повторюсь, с учетом нынешних телевизионных мощностей — ​как сценарных, так и постановочных — ​данный тезис вовсе не кажется таким уж незыблемым.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть