Кирилл Плетнев: «Передо мной стояла задача найти лица на миллион»

11.10.2018

Денис СУТЫКА


«Без меня»

Режиссер: Кирилл Плетнев

В ролях: Риналь Мухаметов, Полина Максимова, Любовь Аксенова, Кирилл Плетнев, Владимир Яглыч и другие

В прокате с 11 октября

В российский прокат вышел второй фильм Кирилла Плетнева «Без меня». Как и в дебютной работе «Жги!», режиссер вновь обратился к истории двух женщин. Кира (Полина Максимова) и Ксюша (Любовь Аксенова) любят одного мужчину. Внезапно герой романа умирает, а девушки начинают получать сообщения с того света. Пытаясь понять, что происходит, они отправляются в увлекательное совместное путешествие. «Культура» расспросила режиссера о новой ленте, отношении к продюсерскому кино и о том, почему ему столь близки и понятны сентиментальные истории.

культура: Признавайтесь, Вам не совестно снимать такое кино? Вы же понимаете, что женская часть аудитории утопит зал в слезах, а затем будет весь вечер журить своих мужчин, объясняя, как должна выглядеть настоящая любовь.
Фото: Вадим Тараканов/ТАССПлетнев: Скажу честно, такой задачи не было. Хотя яркое проявление зрительских эмоций заложено в самом жанре мелодрамы. Я первый раз снимал кино не по своему сценарию, но история двух девушек-соперниц, находящихся на грани отчаяния, меня увлекла. Наше роудмуви — это путь к изживанию трагедии. Мне было интересно наблюдать, как две женщины, каждая по-своему, приходят к мысли, что, несмотря на все переживания, жизнь продолжается.

культура: Зрители привыкли видеть Вас на экране брутальным мужчиной, в камуфляже и с автоматом наперевес. Но, оказавшись в кресле режиссера, Вы переключились на мелодрамы, главные героини которых женщины.
Плетнев: Не ожидали, правда?! Дело в том, что меня воспитывали мама и тетя. Отец ушел от нас, когда мне было 13 лет. Весь период взросления происходил в женском окружении. В юности я очень любил читать, был довольно сентиментальным, плакал при просмотре хороших фильмов. Вообще люблю кино, которое вызывает слезы, как, например, всего раннего Никиту Михалкова.

Прежде я стеснялся открыто выражать эмоции. Казалось, мне не хватает мужского воспитания. Но к 39 годам понял, что пора признать какие-то вещи и расслабиться. Вероятно, женская часть моей натуры, а я убежден, что в каждом из нас есть оба начала, помогает мне интересно и ярко раскрывать в кино судьбы прекрасной половины человечества.

«Без меня»

культура: Видно, что Вы кропотливо подошли к разработке визуального ряда. Как происходила работа?
Плетнев: На картине трудился потрясающий оператор Миша Милашин. Он снял ленты «Лед», «Напарник», «Призрак», «Т-34» и многие другие. Я пришел к нему на встречу с набором референсов из приложения pinterest. Просто набил в поиске: «дороги, депрессия, осень» и выбирал понравившиеся кадры. Было смешно, когда наш режиссер монтажа, рассматривая фотографии, отмечал, что почти каждая выбранная картинка — это режимная съемка. То есть снятая либо в сумерках, либо на рассвете. Снимали мы без искусственного освещения. Для этого приобрели специальную высокочувствительную оптику, на которой делали «Выжившего» с Леонардо Ди Каприо.

Решили, пусть реальность будет холодная и вычищенная, а флешбэки — теплыми. При выборе натуры старались уходить ото всей «социальщины», пытались придать фильму некий налет притчевости. Получилась история, которая может произойти в любой стране. И знаете, это сработало, потому что уже три зарубежные компании — испанская, корейская и китайская — купили права на ремейки.

культура: Подозреваю, что актрисам Полине Максимовой и Любови Аксеновой, с одной стороны, повезло, потому что Вы как актер с большим опытом могли подсказать им какие-то вещи, а с другой — наверное, семь шкур с них спустили.
Плетнев: В отличие от «Жги!» фильм «Без меня» — продюсерский проект. Передо мной стояла задача найти лица на миллион. На роли пробовалась вся Москва. Кажется, не было ни одной молодой медийной актрисы, которая не побывала бы у нас на кастинге. Но удивительная вещь: многие приходили на пробы неготовые. Не в смысле знания текста, а с точки зрения внутренней работы. Являлись, что называется, с холодным носом. А мне нужны были две девочки на грани нервного срыва.

Помимо Любы и Полины, были и другие претендентки. Но мы с продюсером пытались найти идеальных партнерш. Нам нужны были две красивые, талантливые, работоспособные, с легким налетом глянца героини. В итоге сошлись во мнении, что Полина и Люба идеально подходят друг другу.

«Без меня»Полина очень долго ждала серьезной роли и была, что называется, готова к шансу. После проб я сказал: «Полин, если это ты, то мы стрижемся». «Не вопрос», — ответила она. Хотя сделать это было для нее непросто, поскольку Полина параллельно снималась в очередном сезоне «Деффчонок». В итоге она заказала парик, сделав выбор в пользу нашей картины. Плюс похудела, так как ее героиня — девушка на грани нервного срыва, живущая на антидепрессантах и алкоголе. Что касается Любы, то ей было сложнее, поскольку роль прописана не так ярко. Люба — совершенно удивительный человек, которого Бог наградил потрясающей внешностью и каким-то внутренним светом. Как камеру ни поставь, от нее глаз не оторвать. Тем не менее мы пытались проследить путь от домашнего ребенка к просыпающейся в ней женщине. Конечно, на съемках я их мучил. Полина даже кричала, что я деспот. Но при этом шла на все эксперименты.

культура: Кажется, любой режиссер, у которого есть возможность снять жену в своей картине, шанс не упустит. Вы исключение из правил?
Плетнев: Для меня в первую очередь важна история. Если Нино в нее органично вписывается, то, конечно, она будет задействована. Я ее всегда пробую. Очень хочу, чтобы возникла история, где была бы для нее роль.

культура: Так напишите роль специально для нее.
Плетнев: Проблема в том, что для меня это не может быть самоцелью. Представляете, сажусь за компьютер и думаю: дай-ка напишу сценарий для актрисы Нино. Нет, это так не работает.

«Без меня»культура: Наше телевидение затерло жанр мелодрамы. Сложно преодолевать эти штампы и попытаться сделать что-то оригинальное?
Плетнев: У нас мелодраму опошлили. На самом деле она всегда считалась королевой жанров. Вспомните фильмы: «Запах женщины», «Мосты округа Мэдисон», «Общество мертвых поэтов» и даже «Сибирский цирюльник». Но из-за того, что телемувики выходного дня стали называться мелодрамой, жанр принизили. Бороться с этим не просто, но, как видите, вполне возможно.

культура: В 90-е и нулевые наш кинематограф переживал период дикого продюсерского кино. Сейчас продюсеры стали более образованными и сговорчивыми?
Плетнев: Пока мне везло, и я не попадал в конфликтные ситуации, но, думаю, меня это ждет. Однако сейчас есть целая плеяда хороших продюсеров — Женя Никишов, Валера Федорович, Игорь Мишин, Рубен Дишдишян, Петя Ануров, Миша Врубель и Саша Андрющенко, Илья Стюарт и так далее. Появляются люди, которые, как говорится, не с мороза, и понимают, что они делают.  

Единственная проблема, что сегодня, особенно в сериальной продукции, нивелируется роль режиссера. Порой, кажется, что он вроде бы только и делает что кричит: «Камера! Мотор!» Продюсеры не рискуют выходить на площадку, зато, когда материал отснят и начинается монтаж, получают свои пять минут славы. Часто даже вписывают себя в титры в качестве режиссера. Это на самом деле большое заблуждение. Если режиссер должным образом не создаст атмосферу, не поставит правильные задачи актерам, не смонтирует качественно картину, то фильм получается мертвым.

культура: Над чем сейчас работаете?
Плетнев: Заканчиваю третий фильм «Семь ужинов». Есть еще несколько задумок, которые хочу воплотить в заявки. Очень хочу снять триллер.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть