Сергей Мокрицкий: «Наш зритель поверил в русское кино»

24.05.2018

Денис СУТЫКА

В прокате — «Черновик». Лента снята по одноименному роману Сергея Лукьяненко. В центре сюжета — талантливый дизайнер из Москвы. В один прекрасный день он оказывается стертым из памяти всех, кого знал и любил. Молодого человека выбрали для важной миссии — стать проводником между параллельными мирами. Что предпочтет герой: сверхспособности или любовь близких? Накануне премьеры «Культура» пообщалась с режиссером фильма Сергеем Мокрицким.

культура: Вы, кажется, впервые обращаетесь к жанру фантастики. Что подвигло?  
Мокрицкий: Мне очень нравится выражение: «Живое обязано меняться». Если вы обратите внимание, моя кинобиография состоит из разных по жанру и стилистике работ. Хотя я по-доброму завидую художникам, которые имеют одну концепцию на всю жизнь. Если склеить их фильмы в одну сплошную ленту, то они будут очень четко следовать определенной идее. Я работаю в тесном сотрудничестве с моей женой Натальей Мокрицкой. Мы вместе учились во ВГИКе. И слава Богу, что она предложила мне взяться за этот проект.

культура: Чем заинтриговал роман Сергея Лукьяненко?
Мокрицкий: Мои дети почти такого же возраста, как и главный герой «Черновика» Кирилл.  Посредством фильма я пытаюсь донести простую мысль: очень важно найти в жизни любовь, бороться за нее. Эту же мысль высказывает папа главного героя: «Есть две движущие силы в истории: «Борьба за власть и борьба за женщину». Судьба поставила Кирилла перед выбором: тебе дают бессмертие, силу, но взамен ты должен отказаться от мамы, папы, города, любимой девушки. Что для тебя важнее? Бессмертие или любовь? Что ты выберешь? Блага или теплое, земное существование? И выбор этот — абсолютно человеческий. Мы его делаем каждый день.

В «Черновике» миры рождаются из сознания и чувств главного героя. Персонаж Андрея Мерзликина говорит ему: «Когда у тебя есть сила, энергия, то ты создаешь миры. А у меня эта энергия иссякла, поэтому я уже давно ничего не делаю». Кирилл же не просто таможенник, но и архитектор. Мы, кстати, тоже творим свои миры, когда выбираем ту или иную женщину, воспитываем детей так, а не иначе.

культура: Отечественный кинематограф не часто обращается к фантастике. Почему нам чужд этот жанр?  
Мокрицкий: Я бы так не сказал. Просто мы не делаем кальку с американского кино. Сегодня происходит удивительная штука: русский зритель поверил в отечественный кинематограф. Достаточно вспомнить успех фильмов «Движение вверх», «Лед», «Я худею» и так далее. Мне хочется, чтобы эта традиция не прерывалась. А «Черновик» встал в один ряд с лентами, интересными русскому зрителю. Надеюсь, фильм будет интересен не только аудитории 12+, но и двадцатипятилетним сверстникам наших героев, а также людям моего возраста, которые найдут в «Черновике» что-то свое.

«Черновик»

Наш кинематограф всегда пытался заглянуть в самые бездны человеческой души. Но при всех поисках обойтись без экшна не получится. По-другому сделать хорошее зрительское кино нельзя. Тем более технические средства это позволяют. Лет двадцать назад такое кино даже представить было невозможно.

культура: Мировой кинематограф знает массу примеров, когда прекрасная литература на экране теряла всю свою прелесть и самобытность. Как обстоит дело с романом Лукьяненко?
Мокрицкий: Его проза просто просится быть экранизированной. Роман очень ярко написан.  Характер персонажа внятный. Я понимаю этого человека, его проблемы и переживания мне близки. Просто они упакованы в жанр фантастики. Кроме того, мне нравится, что фэнтези вырастает из быта. Мы не сразу попадаем в вымышленный мир, а переходим в него постепенно, вместе с героем. Это очень интересно с точки зрения кинематографии.

культура: На экране зритель увидит несколько различных миров. Какой из них Вам было интереснее создавать?
Мокрицкий: Сложный вопрос. Это как узнать: «Кого ты любишь больше — маму или папу?» Я люблю все миры, которые мы придумали.

«Черновик»

культура: В одном из миров, куда попадает герой, все обитатели одурманены и живут в счастливом неведении. Имелось в виду какое-то конкретное государство?
Мокрицкий: Мне импонирует работать в зоне образов. Когда ты показываешь нечто, что эмоционально трогает зрителя, то у каждого возникают свои аллегории.  

культура: А какой Ваш идеальный мир?
Мокрицкий: Хороший вопрос. Тот, что дает право найти себя и реализовать потенциальные возможности, заложенные в каждом из нас самой природой.  

культура: В «Черновике» есть интересные рассуждения о том, что история дело случая. Герои задаются вопросами: «А что было бы, если бы, к примеру дедушку Ленина задушила в колыбели няня?» Если бы у Вас была возможность изменить какой-то момент в истории, то что бы сделали?
Мокрицкий: Отсрочил бы смерть близких. В мае 45-го погиб мой дядя, и это стало страшным ударом для семьи. Меня назвали в его честь. А если глобально, то, наверное, не нашего ума это дело.

«Черновик»

культура: В «Черновике» заняты многие актеры из Вашего предыдущего фильма «Битва за Севастополь». Почему?
Мокрицкий: У меня очень странный метод работы. Я же по образованию оператор, и не каждый актер способен понять, чего я от него хочу. Артисты, с которыми я давно сотрудничаю, прекрасно понимают меня.

культура: В будущем нас ждет продолжение «Черновика» — «Чистовик»?
Мокрицкий: Очень хочется на это надеяться, но опять же здесь много нюансов. В финале «Черновика» главный герой вернулся в исходную точку. Возлюбленной нет, миры закрыты. Однако теперь он уже понимает устройство Вселенной. Он прошел путь и знает какие-то секреты. Что он будет делать дальше? Мне самому интересно. Я читал вторую часть романа Лукьяненко, но у нас очень много иных завязок, и теперь мы можем вместе с автором и драматургами выдумать интересную историю.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть