Фанни Ардан: «Желаю Машкову снова встретиться со мной»

27.11.2013

Валерия КУДРЯВЦЕВА

В начале декабря в России стартует ежегодный фестиваль «Французское кино сегодня». Традиционно он пройдет в двух городах: 7 декабря начнется в Новосибирске, 12-го — в Москве. В столицу уже прибыла Фанни Ардан, чтобы в рамках фестиваля презентовать свой фильм «Навязчивые ритмы».

Это вторая работа знаменитой французской актрисы в качестве режиссера. Во Франции «Навязчивые ритмы» еще не видели. Зато их посмотрели в Тбилиси, где состоялась мировая премьера, и в Москве — правда, только журналисты. Прокатчики пока не приобрели картину Ардан.  

Любимая актриса Антониони, Поллака, Лелуша, Озона, Трюффо, мать троих детей, Фанни ни разу не связывала себя узами брака, категорично заявив: «Быть счастливой в любви невозможно». А вот объясняться в любви к России и нашей культуре Ардан не устает. В Москву, по собственному признанию, приезжает всегда с удовольствием, находя здесь признание, поддержку и вдохновение.

культура: Почему для мировой премьеры «Навязчивых ритмов» выбрали Тбилиси?
Ардан: А почему бы и нет?

культура: Вам нравится эта страна? Или Вы впервые были в Грузии?
Ардан: Я впервые познакомилась с грузинами. Было много встреч, и я чувствовала себя рядом с ними очень хорошо. Я человек средиземноморской культуры, и в грузинах есть что-то родственное мне: быстрые, умные, легкие, артистичные — люди в темпе аллегро. Вина замечательные — мне ужасно понравились! И еда такая вкусная, и Тбилиси — хаотичный, со смесью востока и запада — чудесный город!  

культура: Как актриса и режиссер уживаются в Вас? В борьбе? Или все происходит бескровно?
Ардан: Причины, по которым я пришла в режиссуру, темны и иррациональны для меня самой. Сначала я стала писать сценарии — сразу образами, которые так и просились на экран. А потом… переход за камеру произошел без громких деклараций, вроде — я стану режиссером! Нет, как-то очень естественно и само собой это произошло.  

культура: Исполнительница главной роли — итальянка Азия Ардженто — как будто списана с Вас. Это осознанное решение? 
Ардан: Я человек с навязчивым желанием добиться того, чего хочу. И когда была выбрана Азия Ардженто, я сказала: хорошо было бы, если бы Вы оделись во все черное. Хорошо было бы, если бы у Вас был очень сильный макияж. Хорошо было бы, если бы Вы встали на высокие каблуки. И мало-помалу вот так как-то и вышло. 

«Навязчивые ритмы»

культура: Когда Вы сказали, что будете снимать в Лиссабоне, все ожидали красот, видов, фаду… Однако о том, где происходит действие, по фильму догадаться просто невозможно. Зачем Вам сначала понадобилась Португалия, а потом Вы ее скрыли?  
Ардан: Мне хотелось снимать в городе. Но так, чтобы нельзя было сразу догадаться, что это за город. Я могла снимать и в Париже, но и тогда никто бы не понял, что это Париж. Ни Эйфелевой башни, ни Елисейских полей, ни Сены. Никаких открыточных видов. Город и стены — вот что для меня важно. Надо было поместить персонажей в каменный мир. Они прижаты к стенам, им не видно неба. Мой продюсер предложил снимать в Лиссабоне. Бюджет фильма очень невелик, а там была готова вся инфраструктура. 

культура: Ваш фильм — про любовь. И история, которую Вы рассказываете, кажется очень личной, прочувствованной. Что она значит для Вас? 
Ардан: У нас во Франции говорят: счастливые люди не имеют историй. Поэтому я говорю о любви уходящей — о том, что происходит, когда она исчезает. За очень короткий промежуток времени — фильм начинается накануне Нового года и заканчивается в Пасху — мне хотелось показать этот виток неизбежности, цепочку неотвратимых событий, которые приводят к трагическому финалу. 

Мне кажется, самая важная вещь в мире — любовь. И мы всегда занимаем какую-то позицию по отношению к ней. Эта позиция — главное, что нас определяет.

Причина антагонизма, отталкивания между этим мужчиной и этой женщиной в том, что у него больше не было времени на любовь, он слишком был озабочен успехом, продвижением своего проекта в жизни. А она не могла смириться, что чувства теряют накал, блекнут, растворяются. От этого она теряет почву под ногами, как будто у нее ломается хребет. И вот, восстановление позвоночника, жизненной опоры происходит в ней с помощью музыки. Такое страдание знакомо всем, кто хоть раз любил, кто считает, что жизнь невозможна без настоящей сильной любви. 

культура: Вы — из таких людей?
Ардан: Любовь — главное в моей жизни. Мы можем ждать любви, можем проживать любовь, терять ее. Я долго играла в пьесе французской писательницы Маргерит Дюрас, пьеса называлась «Болезнь смерти». Там главная героиня беседует со своим возлюбленным — молодым человеком, который спрашивает ее: ну что же это такое — болезнь смерти? И она ему отвечает: это болезнь тех, кто не способен любить. 

культура: Что делает Вас счастливой сегодня?
Ардан: (После долгого размышления азартно щелкает пальцами, хочет ответить — набирает воздуха, снова задумывается.) Почти все и почти ничего (смеется)

Счастьем может быть войти в ванную, лечь в кровать. Счастье — это встретиться с кем-то, поговорить, узнать что-то новое. Куча вещей.  

культура: Творчество, как в Вашей жизни, так и в жизни главной героини, играет важную роль. Это ведь тоже не случайное совпадение?
Ардан: Мне хотелось легко и ненавязчиво рассказать, что искусство заполняет собой то место, которое остается пустым после ухода любви. Будь Моцарт счастлив в любви и семейной жизни, быть может, у него не нашлось бы времени написать такую трагическую и прекрасную музыку. Мне не хватает музыкального, литературного, искусствоведческого образования, чтобы доказать ту мысль, что все люди, которые танцуют или играют в театре, пишут картины, музыку, стихи, в сущности, несчастны. Надо очень внимательно относиться к мягкости, нежности, любви. Когда все это исчезает, наступает творчество. 

культура: Героиня фильма — талантливая виолончелистка — ради любимого человека отказывается от карьеры, уезжает с ним в глухомань. По-Вашему, любовь неизбежно требует жертвы? 
Ардан: Мне кажется, жертва и самоотречение — одна из высочайших форм любви. Пропустить другого вперед, вывести его на первый план — форма мистической любви. 

Жизнь иногда подводит нас к самоотречению. Но если вы спросите меня — шла ли я когда-нибудь на такое, жертвовала ли собой ради любви... Нет. Именно поэтому я, человек  эпохи феминизма, никогда не могла презирать женщин, которые оставались дома, воспитывали детей. Мне казалось — в этом их самоотречение, жертва ради любимого человека. Если вы совершаете жертвоприношение или даже преступление ради любви, мне кажется, это искупает вас.  

Съемки фильма «Абсент для химер» реж. Фанни Арданкультура: С каким самым серьезным стереотипом Вы столкнулись в жизни? 
Ардан: (Без размышлений.) Самый серьезный стереотип — это страх. 

Знаете, у меня был поразительный отец. И это предполагало два пути на выбор. Первый — остаться в постели и всю жизнь жрать шоколад, чтобы утешиться, потому что я никогда бы не смогла стать такой же совершенной и прекрасной. И второй — сказать: все, бросаюсь в воду, начинаю действовать самостоятельно, пытаюсь быть достойной ожиданий отца. Очень рано я поняла, что бояться не надо. Не надо бояться любить, не надо бояться ошибаться, терять, не надо бояться остаться без денег. Есть страхи, которые у нас внутри и сидят в печенках. А есть страхи, наводимые окружающими: будь осторожна, не сделай того-то и сего-то. Так вот я всегда знала: страха нет.  

культура: Один из важных персонажей Вашей картины — учитель музыки. Именно он выводит героиню из полумертвого, потерянного состояния. Почему Вы решили сделать его русским? 
Ардан: С самого раннего возраста я открывала для себя мир в категориях русской культуры с ее вечным стремлением к абсолюту. Поэтому для меня учитель музыки — герой очень романтический, даже романный. В фильме он является важной опорной точкой и одновременно носителем стремления к бескомпромиссности, строгости, чистоте, любви к искусству. И чистого служения. 

культура: Имя этого «абсолютного» героя — Владимир Мешков — напоминает о Вашем недавнем партнере по ленте «Распутин» — актере Владимире Машкове. Кстати, 27 ноября ему исполняется 50 лет. Сходство имен разгадать нетрудно...  
Ардан: С Владимиром Машковым мы познакомились в Петербурге на съемках «Распутина». Он вел себя по-королевски, как истинный аристократ. Мы много смеялись и плакали вместе, работая над фильмом. А еще он показал мне чудесный Санкт-Петербург, открыл город, который бы я никогда без него не увидела и не узнала. И когда я решила, что в моем фильме будет русский персонаж, поняла, что назову его в честь Владимира. Просто изменила одну букву в фамилии.  

Машков появился в моей жизни и принес с собой нежность, доброту, защиту, юмор и чувство опасности. Мне кажется, это человек двойственный. А вот такие амбивалентные люди — они как раз увлекательнее всего. В молодости мне говорили: осторожно, бойся незнакомцев. Но незнакомцев надо не бояться, надо к ним идти, потому что это самое интересное, что есть в нашей жизни. Чего бы я пожелала в его день рождения? Снова встретиться со мной! 

С Владимиром Машковым в фильме «Распутин»культура: Насколько интересной оказалась для Вас вообще работа в «Распутине» и роль императрицы Александры Федоровны? 
Ардан: Это был замечательный проект. Режиссером была француженка, Жозе Дайан, оператор — итальянец, а вся техническая команда — русская: гримеры, парикмахеры, осветители, все помощники оператора. И замечательно было работать с ними — мы говорим на одном языке, на языке кино.

Когда играешь роль, поневоле испытываешь влияние со стороны персонажа. Но очень трудно сформулировать его словами. Мы все время чему-то учимся у жизни, все время получаем какие-то сигналы, но что точно — какую этикетку можно на это наклеить, я не знаю. В истории Александры Федоровны меня поражала вот эта близкая неизбежная гибель всей семьи вместе с детьми. У нас ведь тоже произошла подобная трагедия в годы французской революции, когда была отправлена на эшафот семья Людовика XVI и Марии-Антуанетты. Мне кажется, революция всегда дискредитирует себя, когда начинает преследовать и убивать людей. 

культура: В преддверии юбилея Марии Каллас (в декабре — 90 лет со дня ее рождения) не могу не вспомнить, что именно эта роль принесла Вам особый успех в кино...
Ардан: Благодаря этой женщине я поняла то, о чем только догадывалась и в чем всегда хотела убедиться: быть настоящим артистом — это всегда искать абсолюта. Но только — об руку с порядочностью и достоинством. Успех, достигнутый благодаря недостойным людям, был Каллас не нужен. И я считаю, это тоже абсолютная ценность. 

культура: Какие желания и мечты остаются нереализованными сегодня?
Ардан: Их много и они разные. Но Вы же знаете, мечты — это тайна человека.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть