Следите за «Движением»

28.12.2017

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Корреспондент «Культуры» встретился с режиссером Антоном Мегердичевым и актером Иваном Колесниковым, сыгравшим баскетболиста Александра Белова, автора победного мяча на Олимпиаде 1972 года.


Антон Мегердичев: «Мы снимали кино о честной игре и чистой победе»

Фото: Евгений Биятов/РИА НовостиМегердичев: В 1972-м мне было три года, и мюнхенскую Олимпиаду я не помню. Получив приглашение на «Движение вверх», не отрываясь от монитора, пересмотрел восемь часов записей баскетбольных матчей и понял: та игра была особенной не только в силу уникального результата, а по накалу страстей. Я увидел настоящих героев спорта и решил, что хочу снять это кино.

культура: Первую версию сценария Вы с соавторами переписывали 22 раза...
Мегердичев: Да, это была классная история, но в ней не была прописана игра. Решив документально воспроизвести начало и финал матча, я задумался о дальнейшем. Большой спорт — уникальная площадка для представления человеческой драмы. Показать героев в крайнем напряжении сил было заманчиво, но как это сделать? Выстраивали историю так, чтобы она работала как пружина, раскручивающаяся на протяжении всего фильма, старались соблюсти равновесие сюжетных линий. В финальном сражении нужно было развязать все узлы, показать, как, сражаясь за общую победу, спортсмены самоотверженно преодолевают себя.

Капитану сборной предстояло отвергнуть гордыню и сыграться с командой, новобранцам — преодолеть неуверенность в собственных силах, а вставшему на решающую подачу Ивану Едешко и забившему решающий мяч Александру Белову — пережить звездный час. В «Движении вверх» каждый выигрывает поединок с самим собой.  

культура: Вместе с тем Вашу драму можно использовать как эффективное руководство по командной работе.
Мегердичев: Да, соавторы сценария Николай Куликов и Андрей Курейчик использовали доску с графиком, описывающим развитие истории, к которому прикрепляли квадратные бумажки с вариантами событий. Таким же образом я выстраивал сюжет финального матча. Взяв на себя третий акт, прописал режиссерское видение мюнхенского поединка в литературном сценарии. Затем вносил правки в согласии с пожеланиями продюсера и драматургов. Финальный эпизод прорабатывали, отталкиваясь от репетиций с профессиональными баскетболистами. Затем подключали артистов и, опираясь на приобретенные ими навыки, рассчитывали нужные ракурсы, углы, траектории камер и темпоритм сцен. Это был самый длительный этап работы. Мы добивались эффекта зрительского присутствия в игре. Камеры перемещались буквально по всем направлениям и порой успевали достичь нужной точки раньше мяча, но тут уж все зависело от операторов. Скажу без ложной скромности: так, как мы, спорт еще никто не снимал.

культура: Как «Движение вверх» повлияло на Вас лично?
Мегердичев: Я понял, что переживают люди, сражающиеся за общую победу. Каждый знает: если сейчас подведет товарищей, то не простит себя всю оставшуюся жизнь. Но труднее всех приходится тренеру, отвечающему за каждого игрока перед командой и страной.

культура: Кино, как баскетбол, контактный и конфликтный вид деятельности. Тяжело было сыграться со съемочной группой?
Мегердичев: Творческие споры — необходимый элемент нашей работы, важнее всего было то, что в нашей группе не было равнодушных людей. Возникавшие противоречия стимулировали поиск нужных решений.

культура: Какие голливудские картины о командной борьбе больше всего впечатляют?
Мегердичев: Многие. Например, «Каждое воскресенье» Оливера Стоуна или «Человек, который изменил все» Беннетта Миллера. Но там бейсбол и американский футбол показаны как тотальный шоу-биз.

культура: Такой спорт нам не нужен?
Мегердичев: Мне — нет, мы снимали кино о честной игре, чистой победе, причем не только в спорте.

«Движение вверх»

культура: Что мы потеряли за годы, минувшие с того победного матча?
Мегердичев: Ощущение общности. Сорок пять лет назад спортивные и — шире — человеческие отношения не были монетизированы. Когда за страну играют ее граждане, состязание значит для болельщиков гораздо больше, чем успех сборной с участием легионеров и экспатов. Сегодня большой спорт теряет национальное лицо, и это становится международной проблемой: бескровную борьбу стран, политических систем и идей подменяют потасовки стоящих за спортсменами корпораций.

культура: Что скажете о решении МОК отстранить нашу сборную, резко резонирующем с духом Вашей картины?
Мегердичев: Главное — не поддаваться на провокации и помнить: чистые спортсмены ни в чем не виноваты, и они имеют право выступать под нейтральным флагом. Для того чтобы сохранить большой спорт, сейчас нужно пойти на компромисс, но готовиться к Олимпиадам так, чтобы в будущем не пришлось этого делать.


Иван Колесников: «Александр Белов был баскетболистом от Бога»

культура: В фильме Вы отвечаете за лирическую тему. Не смущались несходством с прототипом, баскетболистом Александром Беловым?
Фото: Елена Никитченко/ТАССКолесников: Нет. Придя на пробы, услышал: «Мы думаем, что ты справишься с этой ролью». Мне оставалось лишь соответствовать.

культура: Забивший финальный мяч Белов был неизлечимо болен и скончался спустя шесть лет после мюнхенской победы.
Колесников: Как ни парадоксально, он отличался удивительным жизнелюбием, характеризующим стиль его игры, Белов был баскетболистом от Бога. Про таких ребят в актерской среде говорят: органичен, как собака. Ему не нужно было наигрывать, достаточно выходить на поле и быть самим собой. Конечно, он знал о смертельном диагнозе, но продолжал жить на полную катушку.

культура: В здоровой общественной атмосфере, любовно воссозданной в картине.
Колесников: Я родился гораздо позже, но все, чем тогда жила страна, мне близко и дорого. Не могу выделить конкретных примет семидесятых, для меня они — часть читающего, чуткого к музыке культурного советского прошлого, состоявшегося, в том числе, благодаря официальным запретам. Жизнь вопреки была куда содержательнее и интереснее, чем сейчас, когда все разрешено, но ничто не мило.

культура: Чем для Вас стало «Движение вверх»?
Колесников: Прежде всего — школой молодого бойца. Я абсолютно неспортивный человек, мне трудно давались тренировки, но еще сложнее — профессиональная игра. Часто возникали ситуации, когда бросок, подача, пас входили в противоречие с актерским существованием. К счастью, на площадке нас вели компетентные люди — сын легендарного Сергея Белова Александр и баскетболист Александр Ряполов, сыгравший Алжана Жармухамедова. Они очень нам помогали, делали замечания. Мне приходилось держать в голове физическое действие и игру в заданных обстоятельствах. Поверьте, это нелегко. Но, не прикладывая сверхусилий, я бы не смог так плотно ощутить командный дух. Мы буквально дневали и ночевали в спортзале, как в казарме. Без конфликтов было не обойтись, но, главное, больше всего мы боялись подвести друг друга, и это обстоятельство работало на результат.  

культура: Большой спорт стал понятнее?
Колесников: Спорт — это боль. И одновременно удачная метафора актерского существования: конкурентная борьба, готовность перешагнуть через не могу, пожертвовать всем для победы. Даже нам, актерам, выдавали на площадке специальные ледяные наколенники, чтобы не ломило суставы. Представляю, как тяжело приходится профессионалам. Но главное — это победа над собой. Это невероятный кайф, как в театре. Мгновение назад ты дрожал за кулисой, не в силах связать пару слов, а выходишь к людям — и обретаешь легкое дыхание, начинаешь понимать, что ты в силах управлять собой и всем зрительным залом.

«Движение вверх»

культура: Над чем работаете сейчас?
Колесников: Снимаюсь в сериале «Русские горки» Алеко Цабадзе, играю придворного художника в «Годунове» Алексея Андрианова. Есть и другие проекты, но о них пока не могу рассказать.

культура: Вы — востребованный актер, часто соглашаетесь на проходные роли?
Колесников: Все реже. К сожалению, работая на двухсотсерийных картинах, начинаешь осознавать, где можешь позволить себе потратиться, а где нет. Конечно, это неправильно, но есть фильмы, где зарабатываешь деньги, а есть роли, которым отдаешь душу. «Движение вверх» — как раз такой случай.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть