«Про рок» в своем Отечестве

06.12.2017

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Про рок»
Россия, 2017

Режиссер: Евгений Григорьев

В ролях: Слава Солдатов, Илья Кузьминых, Никита Бобров, Владимир Шахрин, Сергей Бобунец, Александр Пантыкин, Олег Гененфельд, Михаил Симаков, Евгений Григорьев

18+

В прокате с 25 ноября

В прокате — документальная лента «Про рок». В 2012 году режиссер картины Евгений Григорьев пригласил ветеранов движения — урфинджюсовца Александра Пантыкина, чайфовца Владимира Шахрина и отвечавшего за «Смысловые галлюцинации» Сергея Бобунца провести кастинг, участие в котором приняли более ста команд. Короли свердловского рока отобрали три приглянувшиеся группы, но фильму обрезали финансирование. Тогда режиссер снабдил лауреатов видеокамерами и попросил снимать про себя все, что ребята сочтут нужным. Итогом совместной работы стала захватывающая история о силе рока, преследующего талантливых, но никому не известных музыкантов.

культура: Затянувшиеся съемки помогли «долгострою»?
Фото: Юлия Шиманская/tvkinoradio.ruГригорьев: Безусловно. Я планировал следить за творческим ростом команд в течение года, а мне дали на это пятилетку. В итоге сложилась картина о судьбе трех музыкальных коллективов.

культура: Очень печальной, судя по всему. Один из героев явно близок к суициду.
Григорьев: Да, я застал его на этой грани. Наш фильм про рок — в изначальном смысле слова. Единственное, что мог сделать для героев, — снять клипы, показав их такими, какими бы они сами хотели себя видеть.

культура: Вы отсмотрели и переработали 550 часов материала. Что вдохновляло в этом марафоне?
Григорьев: Слова великого документалиста Фредерика Уайзмана о том, что если взять камеру и выйти в мир с одним-единственным вопросом, то найдешь то, что ищешь. Ответом станет твоя картина. Отпустив ребят в свободное плавание, я лишил себя права бросить все на полпути. Предупредил их на берегу: досняв и смонтировав картину, причиню вам боль.

культура: Так все-таки, чего хочет человек, выходящий с гитарой наперевес к равнодушной толпе?
Григорьев: Посмотрев фильм, каждый сможет ответить на этот вопрос по-своему. Я снимал фильм, пытаясь понять, как не профукать единственную жизнь, как узнать, занимаешься ли ты своим делом или нет. Успех — это, конечно, прекрасно, но как часто люди, добившиеся всего, ощущают внутреннюю пустоту.

В моем плей-листе звучат песни героев, они в самом деле растут и очень сильно меняются, становятся более искренними и простыми. После премьеры мы выпускаем музыкальный альбом, который, уверен, даст фору композициям, прозвучавшим в «Брате» Алексея Балабанова. Когда услышите, поймете, почему я был настолько увлечен моими героями. Единственное, в чем они ошиблись, — не стоит излишне верить кумирам и продюсерам.

культура: К сожалению, для массового зрителя на документальном кино стоит клеймо «скучно», но на премьерном показе Вашего фильма был аншлаг. Как удалось привлечь публику в кинозал?
Григорьев: Мы собрали полный зал благодаря усилиям четырех энтузиастов, без услуг прокатной компании.

Три года назад на производство неигровых отечественных картин министерство выделяло 17 миллионов долларов, сегодня — два. На эти гроши снимается 200 картин, которые практически никто не видит. В итоге люди ничего не знают о стране, в которой живут. Бюджет последних «Звездных войн» равен годовым дотациям всего отечественного кино. Непонятно, почему, защищая наш автопром, правительство не заботится о том, какие картины смотрят сограждане, какой они видят свою Родину. С девяностого года у нас отсутствует хроника. Ни одной важнейшей инфраструктурной стройки: ни реконструкции Саяно-Шушенской ГЭС, ни моста на остров Русский на пленке не запечатлено. Это культурная катастрофа.

«Про рок»культура: Получается, люди в основном видят страну через телевидение?
Григорьев: К несчастью, это так. Я довольно известный в Екатеринбурге человек, меня в городе знает каждый второй, регулярно смотрят по телевизору. При этом на ленты Жени Григорьева в кино мало кто ходит. Угадайте, почему? Люди понятия не имеют, что надеть в кинотеатр. Мы разучились вести себя в общественных местах. В крупнейших городах отсутствует публичное пространство, культурная среда, расширяющая круг общения. Люди приходят с работы, запираются у себя дома и включают телек. Почему нужны кинозалы? В них мы получаем общий позитивный эмоциональный опыт — основу идентичности, безопасности, осмысленного сосуществования. У нас есть властная вертикаль — прекрасно, пора бы обзавестись культурной горизонталью. Пока в нее входит лишь система репертуарных театров, библиотек и краеведческих музеев. А кинофикация разрушена, ее необходимо отстраивать. К 2020-му году китайцы будут смотреть кино на трехстах тысячах экранов, а мы на пяти. Законодатели выдумывают все новые запреты, вместо того, чтобы заниматься возрождением культуры. На ленты навешивают идиотские ярлыки «12+», «16+», вырезают мат, словно человек матерится оттого, что посмотрел не тот фильм. Все ровно наоборот. Грязно выражающийся персонаж на экране выглядит жалко. Так что вряд ли кто-то станет считать его примером для подражания, ведь никто не хочет увидеть себя матерящимся на глазах у народа.

культура: В чем Вы видите основную проблему нашего кинематографа?
Григорьев: Широкий прокат — мир чистогана, не имеющий ни малейшего отношения к культурному досугу, подразумевающему свободу выбора. Попробуй влезть в сетку, где на десяток дневных сеансов расписана очередная «Лига справедливости». Никита Михалков не первый десяток лет говорит о французской модели, когда часть прибыли от проката западных лент отчисляется в фонд развития национального кино, но его не желают слушать.

культура: Давайте немного коснемся Вашей карьеры. Что привело в кино?
Григорьев: Экран манил с самого детства. Кино крутили в сорока метрах от нашего с мамой дома в уральской деревне Кошуки. Когда у меня было 15 копеек, то бежал на продленный киносеанс с предварительным показом хроники. Вечерами перематывал бобины с фильмами, за это киномеханик пускал меня в зал бесплатно.

«Про рок»Помню, как в 92-м году у меня появился первый видеомагнитофон. Мама преподавала немецкий язык, ее выдвинули на областной конкурс учителей года. Первым призом был цветной телевизор, а вторым — кассетный видеомагнитофон. Думая, чем удивить жюри, мама научила меня вальсировать. Кружась в танце, загадывал — только бы не первое место (телевизор у нас уже был). Мечта сбылась, мы стали вторыми, и тем летом я посмотрел девяносто фильмов подряд, был потрясен «Лунной походкой» с Майклом Джексоном, «Стеной» Алана Паркера, «Ромео и Джульеттой» Франко Дзеффирелли. После техникума станковой деревообработки поступил на уральский журфак, затем прошел ВГИК, Школу театрального лидера в мейерхольдовском центре и Школу-студию МХАТ.

культура: А как стали ведущим телеканала «Культура»?
Григорьев: Тут звезды сошлись. Я люблю две программы — «Жди меня» и «Наблюдатель». Первая рассказывает о главном — радости долгожданной встречи, безусловной ценности одного человека в глазах другого. Вторая посвящена творческим встречам, лидерам разных отраслей науки и искусства. Там нет звезд, дельцов, горлопанов, а только качественные граждане России — врачи, робототехники, физики, художники. Люди, не верящие в свободно конвертируемый успех, работающие в тех областях, где никто не гарантирует результата. Продавец или крестьянин всегда получит некую прибыль, а исследователь, к которым я отношу и режиссеров, — нет. Я был горд побывать в «Наблюдателе» в качестве гостя, а уж когда мне позвонил продюсер и пригласил пройти кастинг на роль ведущего, то просто ошарашен.

культура: Расскажите о ближайших творческих планах.
Григорьев: Скоро на экраны выходит киноальманах «Руками». Кроме того, готовлю новый масштабный всероссийский проект для ВГТРК под художественным руководством Андрея Кончаловского.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть