Свежий номер

Аве, Цезарь, обезьяна!

13.07.2017

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Планета обезьян: Война» 
США, 2017

Режиссер: Мэтт Ривз

В ролях: Энди Серкис, Вуди Харрельсон, Тоби Кеббелл, Джуди Грир, Стив Зан, Амайя Миллер 

16+

В прокате с 13 июля

На экранах «Планета обезьян: Война» Мэтта Ривза — финальная часть расистской антиутопии.

В 1958 году бывший малайзийский плантатор, профессиональный диверсант и узник японского концлагеря Пьер Буль удостоился «Оскара» за экранизацию автобиографического романа «Мост через реку Квай». Щедрость академиков объяснялась политической близорукостью: соавторы сценария числились в черном списке сенатора Маккарти, а нечаянный лауреат переквалифицировался в фантаста. Не стесняясь обвинений в расизме, Буль рискнул опорочить наступающее постколониальное будущее вольтерьянской сатирой. В его «Планете обезьян» оно рисовалось банальным и мрачным. 

Космический бродяга Улисс открыл обитаемый мир, встретил одичавших гомо сапиенсов и развитых приматов. Унаследовавшие человеческую цивилизацию животные создали кастовое общество и оказались в эволюционном тупике. Высокообразованный гость почудился меньшим братьям лучом света в темном царстве — они подвергли пришельца «научным» экспериментам, но не нашли общего языка, так как были безнадежны в плане саморефлексии. Улисс спасся бегством на Землю, где от людей не осталось ни слуха ни духа — за промелькнувшие столетия родная планета полностью обезлюдела и приматизировалась. 

«Планета обезьян: Война»

В конце 60-х Франклин Шеффнер перенес антиутопию Буля на экран, «Планета обезьян» и ее продолжения имели успех. Спустя тридцать лет Тим Бертон выпустил остроумный сиквел оригинальной ленты, но пришелся не ко двору: в «обезьяний» сюжет вмешалась американская бюрократия. Принятый в США в 1980 году закон о беженцах упростил их прием из горячих точек и привел к резкому росту африканской иммиграции, вынудив Голливуд исследовать последствия нового этногенеза. 

Итак, США. Недалекое будущее. Пытаясь стимулировать эволюцию, люди теряют контроль над подопытными животными и смертельным вирусом. «Симианский грипп» вырывается на волю. Человечество вымирает. Генномодифицированные обезьяны скрываются в лесах. Но что они ни делают — не идут дела: первобытно-общинный строй не располагает к самосовершенствованию, а на рабовладение у приматов наложено табу. Звери еще помнят, как ими помыкали вивисекторы. 

Становище разумных приматов открывают выжившие люди. Попытка диалога цивилизаций заканчивается крахом: обезьяны истребляют пришельцев и становятся объектом охоты для остатков американской армии под руководством наголо бритого Полковника (Вуди Харрельсон). Проникнув в логово, агрессор убивает семью вождя. Пытаясь спасти племя от полного истребления, Цезарь (Энди Серкис) приказывает сородичам мигрировать на север, а сам возглавляет группу, прикрывающую отход. План идет прахом: Полковник загоняет обезьян в концлагерь и обращает в рабство. Мучимый чувством вины, Цезарь присоединяется к своему народу и бросает вызов угнетателю. Поединок воль является ядром сюжета. Речь идет о постантропологическом — элитарном или эгалитарном — будущем Земли, о высших ценностях, формирующих из потомков людей и обезьян жизнеспособный социум. 

«Планета обезьян: Война»

Лидер шимпанзе и горилл полагает, что его племя очеловечит свобода. Полковник убежден, что она — прямой путь к деградации.

Нетрудно догадаться, кто победит в этом споре и поведет свой народ в Обетованную Землю. Обедню режиссеру Мэтту Ривзу портит не столько перегруженная диалектика, сколько аберрация авторского зрения. Легкомысленным кинематографистам конца 60-х инопланетные обезьяны представлялись остроумными пародиями на бывших жертв колониализма, а нынешним мастерам экрана — иконами свободолюбия, поэтому приматы здесь лишены игривости, природного обаяния и лирического вдохновения. Но, очевидно, неспроста они попутно удочеряют девочку — очаровательную двенадцатилетнюю сироту (Амайя Миллер). Страшно подумать, с какими целями.

Авторы честно старались усилить фреску побочными сюжетными линиями и спецэффектами. Последние впечатляют. Впервые вне павильона были опробованы технологии захвата движения. Компьютерщики анимировали не только пластику и мимику десятков питомцев, но и дремучие леса, и поверхность шкур, буквально — показали тающий снег на шерсти, создали эффект полного погружения в обезьянью действительность, оказавшуюся, впрочем, унылой и убогой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел