Сергей Безруков: «Все, кроме балетных прыжков, делал сам»

16.03.2017

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«После тебя» 
Россия, 2016

Режиссер: Анна Матисон

В ролях: Сергей Безруков, Анастасия Безрукова, Алена Бабенко, Карина Андоленко, Владимир Меньшов, Тамара Акулова, Галина Бокашевская, Сергей Газаров, Мария Смольникова, Сергей Вершинин, Валерий Гергиев, Раду Поклитару, Алла Духова.

16+

В прокате с 16 марта

На экранах сатирическая психодрама Анны Матисон «После тебя» с Сергеем Безруковым в главной роли. После премьеры «Культура» встретилась с артистом, дебютировавшим также в продюсерском амплуа.

культура: Трудно перевоплотиться в персонаж, написанный специально для Вас? 
Безруков: Да, это уже второй подарок судьбы, первым был сериал «Есенин», снятый по роману моего отца. Замысел «После тебя» вдохновил мой Чичиков из спектакля Театра Табакова «Похождение» по мотивам «Мертвых душ». Аня оценила пластический рисунок роли, придумала артиста балета Темникова и за неделю написала первый вариант сценария. Удивляюсь, как моего героя встречает зал. Сразу возникает магия — люди тянутся к «плохому парню», пытаясь разгадать его личность. 

культура: Это узнаваемый антигерой нашего времени — спесивый нарцисс, бытовой хам, что клянется в приверженности ведомым лишь ему эстетическим идеалам. Подобные шоумены, юмористы, попсовики-затейники заполонили экраны страны.
Безруков: В отличие от них Темников — гений, артист, которому не было равных. В юности премьер Большого позволял себе дерзкие выходки. Может быть, за это его наказал Бог: получив травму и покинув сцену, из Моцарта он превратился в Сальери. Двадцать лет пожирал себя изнутри. В конечном счете, рискнув всем, он доказал преданность балету. Проиграл или выиграл — не мне судить. В образе Темникова я попробовал совершенно новые краски как актер. 

В фильме, допустим, есть сцена, когда Алексей выпивает после многолетнего воздержания. Вроде элементарная физиология, но эпизод снимался мучительно, все было не то. Я много раз играл это состояние в кино, но здесь был особенный герой, и, естественно, состояние опьянения у него особенное — то есть нужно было все равно держать внутренний стержень, что как раз противоречит расслабленности, которую дает опьянение. Вообще, держать спину и не выпадать из характера моего героя было очень сложно. Например, «работая» с мариинской труппой, играя хореографа, я вдруг превратился в театрального режиссера Безрукова из Губернского театра, стал шутить, но Аня остановила съемку и попросила вернуться к Темникову. Это очень жесткий человек, требовательный профессионал, и в репетициях он деспот, чего не скажешь обо мне — я вполне демократичен.

«После тебя»

культура: Из мелочного тирана Ваш персонаж вырастает в бунтаря, мечтающего поставить модернистский спектакль с изображающим хтонические стихии кордебалетом. Иначе говоря, желает сотворить новый мир. 
Безруков: У него нет выбора, как и у его коллег. После тридцати ломаные-переломанные артисты балета не выдерживают нагрузок классического танца. Титанический труд изнашивает самый крепкий организм, а современный балет существует по иным законам — он ближе пластическому театру, который становится все более популярен. Например, в декабре у нас в театре с большим успехом прошла премьера пластической драмы «Калигула» Сергея Землянского по мотивам Камю. 

«После тебя»

Я — давний поклонник Пины Бауш и Михаила Барышникова, до дыр засмотрел его «Белые ночи». В моем танце в «После тебя», который поставил мне потрясающий хореограф Раду Поклитару, я ориентировался на знаменитую импровизацию Барышникова под Высоцкого в «Белых ночах» — его настроение, нерв. Все, кроме балетных прыжков, делал сам. В прыжках меня дублировал солист Мариинского театра Денис Матвиенко. 

культура: Вы считаетесь солнечным, готовым каждый миг эмоционально открываться публике актером, даже ваш грубиян Темников оказался не лишен шарма. 
Безруков: Его претенциозное поведение для меня неприемлемо, но близок максимализм — повышенный спрос с самого себя, тяга к неординарности. Все дело портит трусость: двадцать лет он прятался в раковине, научился презирать себя, третировать окружающих. Но путь настоящего артиста — это ошибаться, спотыкаться, пробовать снова и снова. К сожалению, он взял себя в руки, лишь когда попал в отчаянные обстоятельства. Пережил травму? Восстановись, займись хореографией, воспитай учеников. Но для этого нужно было изменить характер, подпустить к себе людей, создать настоящую балетную школу, а не фиктивный танцкласс для скучающих богатых тетушек. 

культура: Очевидно, в образе, сочиненном Вашей супругой, был вызов Безрукову — исполнителю всех ролей, о которых лишь смеет мечтать любой актер. В какой глобальной драматургии Вы еще не реализовались?
Безруков: В трагедиях Шекспира и мире Диккенса. Несыгранных героев еще полно — есть замыслы, идеи для сцены и кино. Но, как ни крути, возраст связан с амплуа, и тайных планов открывать пока не буду. От творческой жизни мне хочется очень многого — чем сильнее желание работы, тем выше планка, которую ты сам для себя ставишь.

«После тебя»

культура: В каждом художнике есть повышенные претензии к себе и миру, есть и соблазн саморазрушения, трудно ли удержаться на грани? 
Безруков: У всех она своя, определяется в меру воспитания, вкуса и таланта. Фанаберии прощают лишь гениям, и то не все. Мне нравятся произведения Вагнера, но я категорически не приемлю его фашистских убеждений. Как в нем сочеталась музыка и жестокость? Во многом парадоксально несносны бывали и Моцарт, и Пушкин, и Есенин, и Высоцкий... Но едва ли мы имеем право поплевывать в них с воображаемой колокольни. Я многое прощаю своему Темникову. Мне его бесконечно жаль.

культура: А почему хореограф постоянно заикается?
Безруков: Внутреннюю травму требовалось подчеркнуть внешним дискомфортом и надломом. Темников вынужден говорить мало и скупо, понимая, что из-за заикания не сможет до конца высказать мысль. В этом есть преодоление. Что касается фильма «После тебя», мы, подобно герою, вышли из зоны комфорта и сделали ни на что не похожий фильм. Чтобы принять «После тебя», нужно проделать душевную работу, зато картина оставляет долгое послевкусие. 

«После тебя»

культура: Продюсерские планы? 
Безруков: Есть несколько сценариев, которые мечтаем запустить с Аней. Только что завершили монтаж молодежной комедии «Нищеброды». Смешное, лиричное жанровое кино, его не стыдно показать мамам и сверстникам. 

культура: Вы — питомец Олега Табакова. Какой главный урок он Вам дал?
Безруков: Олег Павлович научил эмоционально тратиться на сцене. Главное на подмостках — жизнь человеческого духа. Нужно проживать жизнь своих героев, порой на износ, как последний раз. Этому же с детства учил отец, и я стараюсь не отставать от старших товарищей — Миронова, Машкова, Смолякова. Работать, не щадя себя, а самое главное, не оглядываться назад, идти вперед и только вперед. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Елена 19.03.2017 22:08:58

    Потрясающий фильм! Два часа сидели, не шевелясь....а потом долго-долго обсуждали, открывая для себя тот скрытый смысл гениальности, о котором не думается. Герой естественен, он не гипертрофичен, поэтому вызывает очень разные эмоции- негодование.....жалость....и даже зависть к той возможности общения, исключающей игру, что, возможно, и присуща гениям. Сопереживание ситуации столь сильное, что терялось ощущение реальности. Море эмоций. Спасибо.
  • alt

    Дмитрий 20.03.2017 23:58:13

    Фильм произвел сильное впечатление. Гениальность и серость, обыденность и поломанные мечты, внутренняя свобода, попавшая в капкан судьбы. Сергей - великий актер современности. Режиссеру и супруге Сергея Анне - мое восхищение.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть