Плюс в Карму

16.02.2017

Ксения ПОЗДНЯКОВА

Фото: Алексей Белкин/ТАСС

Необычную подругу героини Ирины Муравьевой — цыганку по имени Карма сыграла актриса театра «Ромэн» Екатерина Жемчужная. Накануне юбилея картины «Культура» побеседовала с народной артисткой России.

культура: «Карнавал» принес Вам небывалую популярность.
Жемчужная: Татьяна Михайловна выбрала меня из огромного числа претенденток. Поначалу я очень переживала. Лиознову все боялись, говорили, что с ней сложно, что она безмерно требовательна. Считали ее чересчур серьезной. А она оказалась не только великим режиссером, но и замечательным человеком. Сразу мне сказала: «Катя, твоя Карма — это совесть фильма. Она единственная, кто просто так готов помочь незнакомой девушке, даже приютить ее у себя». Моя героиня получилась невероятно гуманной. Вообще, роль хоть и небольшая, но очень яркая. Я даже не ожидала, что ленту ждет такая популярность... Меня до сих пор на улице узнают.

Кстати, экранного мужа сыграл мой супруг Георгий Жемчужный. Уговаривала его сама Лиознова, он кино почему-то никогда особо не жаловал. Вероятно, потому, что ревновал меня к съемкам. Помню, как Татьяна Михайловна позвонила ему, пригласила на студию. Он приехал, ничего не подозревая. А Лиознова как раз корейскую делегацию принимала, рассказывала им про «Семнадцать мгновений весны». И когда он вошел, произнесла: «Знакомьтесь, режиссер театра «Ромэн», будет сниматься в моей новой картине». Так она лишила его права выбора. Не будешь же отпираться перед целой делегацией.

культура: В фильме Вы играете таборную цыганку, а сами никогда не вели кочевой образ жизни. Тяжело было вжиться в образ? 
Жемчужная: Ну, я же все-таки цыганка, даром что народная артистка. Хотя в детстве я их страшно боялась. Жили мы среди русских. К тому же отношение к цыганам было не самое лучшее. Они гурьбой ходили, шумные, яркие. И когда я их видела, старалась стороной обойти. Понимая, что я цыганка, спрашивали: из наших? Я кивну, а сама бежать. Но к тому времени, как позвали в «Карнавал», я стала настоящей актрисой. Так что мне было все равно, кого играть: хоть гадалку из табора, хоть герцогиню.

культура: Правда ли, что в итоговой версии картины Лиознова сильно сократила Вашу роль?  
Жемчужная: Да, первоначально у меня был еще один эпизод. По сценарию Нина, настрадавшаяся в Москве, уезжает домой к маме и встречает на вокзале Карму с подбитым глазом и грудным ребенком на руках. Она бросается ко мне со словами: «Кармочка, как же так, я же тебе деньги должна». И я ей отвечаю: «Когда-нибудь пришлешь». Она меня спрашивает: «Это у тебя мальчик, девочка?» — «Девочка» — «А мальчик твой где, который мне деньги принес?» И я говорю: «Умер мой мальчик». Мы прощаемся, слезы градом, Нина уходит, а я остаюсь на вокзале. Действие происходило почти в самом финале фильма. Но потом, как вы помните, Нина приезжает к маме, и там опять минорная сцена. И хотя звучит песня на стихи Роберта Рождественского: «Спасибо, жизнь!», впечатление остается тяжелое. Поэтому Татьяна Михайловна решила одним эпизодом пожертвовать. Как она мне объяснила: «Катя, у вас с Ирой получилась настолько сильная сцена, вы так хорошо сыграли, что фильм приобрел невероятно трагическую окраску. Пришлось убрать. Чересчур. У нас все-таки музыкальная драма». Но моя Карма все равно полюбилась зрителям. 

«Карнавал»

культура: Трудно было избавиться от экранного образа?
Жемчужная: После «Карнавала» часто люди на улицах кричали: «Карма, Кармочка». Я всегда вспоминаю одну историю. Как-то мы с мужем зашли в ресторан Дома актера, к нам подходит мужчина, явно не слишком трезвый, и говорит: «О, Карма, цыганка, погадай». В этот момент появляется Саша Абдулов, увидел, что происходит, подлетел к этому мужичку, схватил его: «Быстро извиняйся, какая она тебе Карма, это актриса замечательная».

культура: А Вы никогда не чувствовали к себе неприязни из-за того, что цыганка? Все-таки слава у них не самая лучшая.
Жемчужная: Ни разу в жизни. Вы же понимаете, когда цыгане хорошо себя ведут, то к ним никто плохо не относится. Вести себя нужно прилично, и тогда с тобой будут — соответственно.

культура: Вы сказали, что в детстве сторонились соплеменников, а как же тогда оказались в театре «Ромэн»?
Жемчужная: После школы я приехала в Москву, поступила в музыкальное училище Ипполитова-Иванова. У меня все очень успешно складывалось. Но сила цыганского искусства победила. Побывав в «Ромэне», я буквально заболела театром. К тому же узнала, что там есть своя студия, где можно учиться. Меня готовы были сразу взять в труппу, но не понимала, как можно играть без образования. Таким образом я попала в студию при театре, которой очень благодарна. К примеру, на втором курсе нам преподавал Юрий Петрович Любимов. Я с ним репетировала отрывок из Проспера Мериме «Небо и ад», играла Донью Урраку. У меня до сих пор фотографии хранятся. В итоге здесь я не только нашла призвание, но и встретила мужа. И с тех пор вся наша семья связана с театром «Ромэн»: у меня и дочь артистка, и внук сейчас играет в нашем новом спектакле «Здравствуй, Пушкин!».

Фото: Алексей Белкин/ТАСС

культура: Говорят, муж Вас выкрал?
Жемчужная: Да что уж там, выкрал. На самом деле мы просто договорились сбежать. Вы же знаете, у цыган принято засылать сватов, а это, как известно, целое дело. Мы уже проучились вместе четыре года — какие тут сваты. А так и хлопот меньше, и свадьбу не надо пышную устраивать — деньги тратить. Поженились мы скромно, а видите, сколько лет вместе.

культура: В чем секрет столь крепкого брака? 
Жемчужная: Хорошо, что мы люди одной профессии. Не представляю, как можно жить с человеком и иметь разные интересы. Это очень сложно. 

культура: Муж не ревновал, когда Вы на съемки уезжали?
Жемчужная: Конечно, ревновал. Но он же сам актер, так что знал, как мне это важно. Кроме того, он понимал, что никаких метаний с моей стороны быть не может. Ни разу не было, чтобы я на съемках в кого-то влюбилась. Потому что лучше мужа никого и не видела. 

культура: Вы поэтому отказывались целоваться с Вельяминовым в фильме «Вечный зов»?
Жемчужная: Не только, это была моя первая роль. Я страшно стеснялась. Хотя там такие объятия невинные. 

«Вечный зов»

культура: Как прошли пробы к картине? 
Жемчужная: А их и не было. Я счастливый человек, мне ни разу не приходилось пробоваться. Усков и Краснопольский давно искали исполнительницу на роль Зорицы и просто позвали меня сниматься. Причем произошло это ночью, без пятнадцати двенадцать. Мы с мужем выходили из Дома кино. Вдруг приближаются двое мужчин, спрашивают: «Как Ваша фамилия?» Я растерялась. Но тут Краснопольский достал карточку «Мосфильма», представился, сказал, что им для съемок нужна такая девушка, как я. И через неделю я улетела в Башкирию, в поселок Дуван. Добраться туда можно только по воздуху. Помню, для нас с Копеляном специально выделили кукурузник. В итоге фильм получился замечательный. А какие актеры: Тамара Семина, Ефим Копелян, Петр Вельяминов. 

культура: Вам все время предлагают роли цыганок. Никогда не хотелось попробовать что-то иное?
Жемчужная: Очень хотелось. Я бы могла сыграть и итальянку, и грузинку, да кого угодно. Но как-то не складывалось.

культура: В «Карнавале» Нина просит Карму разложить на картах. А Вы сами умеете гадать? 
Жемчужная: Умей я по-настоящему предсказывать будущее, не в театре бы работала, а сидела и гадала. Но вообще у каждого своя судьба, и если человек действительно чего-то хочет, то непременно этого добьется. Все зависит от внутреннего желания. Я, к примеру, с детства мечтала стать артисткой. Была уверена, что так и произойдет.

культура: Вы считаете себя счастливым человеком, неужели ни о чем не жалели?
Жемчужная: Нет. У меня прекрасный муж, замечательные дочь, внуки, любимая работа. Большего и желать нельзя.


Фото на анонсе: кадр из фильма «Карнавал»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть