Адам женится на Еве

22.12.2016

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Пассажиры». США. 2016

Режиссер: Мортен Тильдум

В ролях: Дженнифер Лоуренс,
Крис Пратт, Майкл Шин,
Лоренс Фишберн 

16+

В прокате с 22 декабря

На экранах «Пассажиры» Мортена Тильдума — космическая мыльная опера по мотивам сюжета Книги Бытия. 

Пробудившись в криогенной камере, Джим (Крис Пратт) получает письмо счастья: голографическая стюардесса сообщает, что 90 дней спустя  межгалактический крейсер достигнет пункта назначения. Герою предлагают принять душ, позавтракать и познакомиться с пассажирами. Но ни единой живой души на борту не обнаруживается: пять тысяч космических странников отдыхают каждый в своей капсуле. 

«Пассажиры»

Наплутавшись по отсекам и разговорившись с барменом-андроидом (Майкл Шин), бедолага понимает, что был разморожен по ошибке и ему светит лишь  девяносто лет одиночества. Вернуться в анабиоз, связаться с Землей, проникнуть в капитанскую рубку Джиму не удается. Все системы функционируют автономно, огорчает лишь скудный рацион. Погоревав, пассажир принимается листать видеофайлы «посапывающего груза» и встречает девушку своей мечты. 

Год спустя, наплевав на угрызения совести, Джим пробуждает принцессу ото сна и заверяет, что капсула отключилась волею судеб. Аврора (Дженнифер Лоуренс) оказывается невестой с приданым — статус путешественницы позволяет питаться продуктами бизнес-класса. Жизнь налаживается, «робинзон» сливается в объятиях с «пятницей», но болтливый бармен топит семейную лодку. Девушка проклинает «спасителя», и тут же начинают сыпаться системы корабельного жизнеобеспечения. Дни напролет разругавшиеся молодожены носятся по отсекам, латая дыры, но все тщетно. 

Внезапно очнувшийся член экипажа (Лоренс Фишберн) отпирает капитанскую рубку, дает пассажирам ценные инструкции и умирает от последствий неудачного воскрешения. Выясняется: источником проблем стал реактор. Чтобы починить его, Джиму приходится выйти в открытый космос и совершить головокружительный трюк. Аврора зажигает на подстраховке. Предотвратив катастрофу, влюбленные мирятся, увлекаются гидропоникой, превращают ковчег в цветущий город-сад и свивают семейное гнездо. 

«Пассажиры»

Мыльная космическая опера Мортена Тильдума — типичный образец продюсерского беспредела. Столпившись у колыбели замысла Джона Спэйтса, модного сценариста «Прометея» и «Доктора Стрэнджа», двенадцать человек принялись колдовать над еще не родившимся шедевром. Одни прочили «Пассажирам» судьбу эпичного «Интерстеллара», другие жаждали преодолеть «Гравитацию», третьи замахивались на «Космическую одиссею 2001 года». В итоге ничего не вышло. Извлеченный из-под обломков полуфабрикат поручили хлопотам прошлогоднего оскаровского лауреата Мортена Тильдума. Постановщику «Игры в имитацию» оставалось лишь бережно упаковать останки замученного проекта в глянцевый саван и приклеить к нему гламурные мордашки Лоуренс, Пратта и «матричного Морфеуса» Фишберна. 

А между тем космический замысел тянул на моралите, хоррор и философскую сагу, но все многообещающие сюжетные повороты были принесены в жертву высосанному из пальца хеппи-энду. Драматург Спэйтс имел в виду следующую конструкцию: пробудившийся Адам извлекает из саркофага Еву и принимается возделывать райский сад, но из-за угрызений совести все потуги остаются бесплодны. Разочарованная принцесса выходит из сладкого забытья, начинает подозревать неладное и выносит приговор: «Ты — не мужик». 

«Пассажиры»

В «Пассажирах» на сцене является компетентный «Бог», отправляет забракованную половинку в космос и покидает подмостки. Пораженные величием возложенной миссии по спасению спящих, блудные дети осознают глубину нравственного падения и исправляются — отныне, в печали и радости, богатстве и бедности, им не жить друг без друга. История едва обозначенного грехопадения оборачивается рождественской сказкой. 

Но если бы хозяин дискурса не спешил вывалиться из-за кулис и пресечь рознь, история пары могла принять куда более занимательный оборот. Представим, что решившая отомстить героиня натравила размороженных мужиков на никчемного супруга. Забракованный муж, поняв, что ему нечего терять, в свою очередь оборачивается чудовищем. Взяв сильных героев, опытный драматург аранжировал бы мужскую и женскую партии в индивидуальном хронотопе с непредсказуемым и парадоксальным финалом... Самой мощной фигурой космической драмы остался бы Бог, позволивший беспутным «пассажирам» испить чашу собственного терпения до Судного дня.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть