Александр Горохов: «Подобных съемок в отечественной индустрии еще не было»

20.04.2016

Алексей КОЛЕНСКИЙ

«Экипаж» — уникальный проект не только для нашего кино. В мировом репертуаре стереокартины нечасто дружат с эмоциями публики, и в этом смысле проект «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова» вне конкуренции. Фильм Николая Лебедева — словно гигантский калейдоскоп — хочется крутить без остановки. А еще лучше проникнуть внутрь «механизма». Профессиональными секретами с «Культурой» поделился супервайзер визуальных эффектов, руководитель компании CG Factory Александр Горохов. 

Горохов: Наша команда присоединилась к «Экипажу» на этапе чернового монтажа. Фильм уже жил своей жизнью. Даже если бы его показали в этом варианте, без всяких спецэффектов, зритель все равно бы сопереживал, в чем я убедился на премьере, с замиранием сердца пересмотрев десятки раз виденные эпизоды. Нам оставалось дорисовать более часа экранного времени и поработать над объемным изображением. С таким масштабом мы столкнулись впервые.

культура: В чем заключалась главная сложность проекта? 
Горохов: Трудности появились на первом же этапе. Современных фильмов-катастроф немного, наша планка была задана комбинированными съемками «Экипажа» Митты, а современный масштаб — извержением вулкана в блокбастере Эммериха «2012», но там дело происходило днем. И тут мы совершили грандиозную ошибку, решив досконально изучить и смоделировать реальные физические процессы. Лебедев пытался отговорить, но мы никак не могли понять, что он хочет увидеть. Дошло до смешного. Как-то подсунул ему забракованный мною шаблон, и Николай просиял: это оно! 

культура: И что же это было?
Горохов: Наша лава напоминала выливающийся из домны раскаленный металл, оставалось лишь управлять ею, задавая температурные режимы. Затем синтезированные кадры требовалось перевести в стереоформат. Пришлось подбирать виртуальную камеру. Мы заказали аппарат для захвата движения — Motion capture, возникли проблемы с таможней: согласно инструкциям, камера должна иметь объектив, а наш прибор располагал лишь инфракрасным датчиком, считывающим маркеры спецодежды «с шишечками». Нам же нужно было не анимировать персонажей, а увидеть живых людей на фоне природной катастрофы. Сэкономив кучу денег, мы создали фирменное ноу-хау, позволяющее добиться точности в захвате виртуального изображения, ускорить съемочный процесс и расширить границы видимого мира. 

Что такое наша съемочная студия? Представьте пустое помещение, где по углам расположены видеокамеры. Изображение передается на монитор их виртуальной «сестры», которой можно манипулировать в ручном режиме. Это наша фирменная разработка «Вьюга»: меняя положение монитора, режиссер видит эпизод изнутри виртуального пространства и, подобно Наполеону, командует «отрядом» своих видеокамер. Актеры снимались на фоне зеленого экрана, а Лебедев созерцал их на фоне извергающейся лавы и пылающих самолетов. Главной похвалой для нас были его слова: ах, как жаль, такой короткий план! 

культура: Как сегодня оцениваете свою работу? 
Горохов: Сейчас бы все сделал по-другому. Но легко говорить, когда самое сложное позади: подобного опыта съемок в отечественной индустрии еще не было. Полторы сотни человек в течение полугода трудились буквально на износ — по двенадцать часов. Два месяца без выходных, зато всего с тремя ночными авралами. Порой хотелось все бросить, уйти в штопор и не возвращаться, но нам удалось сохранить ясность сознания и уложиться в график. Мы очень сильно продвинули наши технологии благодаря «Экипажу», буквально вытащили себя за косичку из болота, как Мюнхгаузен.

«Экипаж»

 

культура: Над чем теперь трудитесь? 
Горохов: Сейчас мы используем «Вьюгу» для съемок космической саги «Время первых», начинаем  «Движение вверх» (режиссер — Антон Мегердичев, продюсеры — Никита Михалков и Леонид Верещагин). Большие надежды возлагаем на комедию Александра Андрющенко «Напарник». Главный герой — годовалый малыш, в которого вселяется душа мента. Это полностью компьютерный персонаж, если результат работы над ним нас не устраивает, мы обзываем его «куклой Чаки». Для него мы разработали лицевой мэйкап — считали мимику Сергея Гармаша с помощью виртуального шлема и сейчас «прививаем» младенцу артикуляцию и повадки актера. Каким он будет — пока не знаем. Нам предстоит придумать, воспитать, усыновить и выпустить в мир абсолютно виртуального малыша. Если справимся, можно будет сказать, что мы постучали в двери Голливуда. 

К сожалению, наши продюсеры и режиссеры пока не решаются замахнуться на отечественные «Книги джунглей». Мы способны делать эффектных животных, как пальмовая куница-мусанг в «Елках» или герой фильма «Он — дракон», правда, потянуть больше трех-четырех персонажей пока не можем. Но это дело времени. Надеюсь, недалек тот день, когда наша команда начнет снимать сказки или переиздавать отечественные шедевры. Хочется, чтобы детское кино выглядело на современном уровне.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть