Где донка, там и рвется

09.12.2015

Илья ДАЛИН

Виктор Демент экранизировал «Находку» Владимира Тендрякова спустя полвека после публикации повести. Оказалось, история про инспектора рыбнадзора выдержала проверку временем. 

Суровый мужик Трофим Русанов (Алексей Гуськов) ловит браконьеров на озере — в кустах стережет, снасти и котелки досматривает, взяток не берет. Местные его сторонятся. С женой (Надежда Маркина) тоже лада нет. Дочь в город перебралась, замуж вышла — отца не спросила. 

Повздорив с нарушителями, Трофим получает веслом по голове и, очнувшись, обнаруживает, что остался без лодки. Пробираясь сквозь чащу вдоль водоема, инспектор натыкается на заброшенную хижину, где голосит брошенная матерью новорожденная девочка. Взяв «малька» на руки, поплутав по укутанной первым снегом тайге, Трофим выходит к людям, но ребенок уже не дышит. Мужик решает разыскать «кукушку», бросившую дочь. Но дел с ним никто иметь не желает — приходится переламывать себя, искать общий язык с односельчанами...

Стоя на краю могилы чужого ребенка, Трофим осознает, что смертен. И ужасается. Понимает, что над ним властвует закон, более суровый, чем скрижали рыбнадзора. И сердце Русанова оттаивает — начинает тосковать о тайном грехе. Однажды инспектор заставил браконьера нырять за срезанной сетью, так тот и сгинул. Свидетелей не было, местный участковый Трофима прикрыл: «Всякий раз в своих же сетях путаются». Которое же из двух зол сильнее бередит душу Русанова — чужое или свое? Вроде, хочется ему раздавить змею, а где она — вопрос... 

«Находка»

В конце концов непутевая мать сама приходит к Трофиму — плачет, руки заламывает, просит отвести к следователю. Но только нет больше злобы в русановском сердце, не судья он ей. Предлагает искупить вину честной жизнью — выйти замуж да детей нарожать. Отпустил несчастную инспектор и сам затосковал по семейному теплу, потянулся к близким.

Осторожно, не тревожа сути, режиссер Виктор Демент осовременил сюжет Владимира Тендрякова. В книге малолетний Трофим по глупости доносит властям на вырастившего его дядю. Позже тем же приемом устраняет с пути пьяницу-тестя. С тех пор и к жене охладевает, черствеет, червивеет — не со зла, а словно оправдываясь перед кем-то, возвеличивает букву закона, ставит себя над людьми и начинает «гореть на работе». Но выходит на свет через сердечную боль, которую Тендряков передает точными, трогательными словами. Демент их слышит и бережет сочную речь героев, как святыню. 

«Находка»

По духу «Находка» близка рождественской истории Аки Каурисмяки «Человек без прошлого». У финского режиссера герой лишается сознания и, потеряв память, находит себя, начинает новую жизнь. Инспектору сложнее — каясь, он спешит по зимнику к дочке, что родила ему внука. Примет, прогонит?  

И в повести, и в картине есть прямолинейный схематизм: преступил закон — нашел ребенка — изменился. Но исполнивший главную роль Алексей Гуськов находит для этой метаморфозы яркие краски. Русанов сыгран точно, мощно. Там, где не все гладко, Гуськов — буквально — подставляет герою плечо и позволяет раскрыться в полный рост. На съемках актеру пришлось «попотеть» — плыть в ледяной воде, ползти по пояс в снегу. Зачарованная камера оператора Андрея Найденова так и норовит оторваться от земли, разглядеть крохотный мир Трофима с высоты. А получается, как в песне Башлачева: «Душа гуляла, душа летела».

«Находка»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть