Дама пик

16.10.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На экранах «Багровый пик» Гильермо дель Торо — готический хоррор, озаглавленный с намеком на инцестуальную подоплеку неравного брака.

Начало прошлого века, штат Нью-Йорк. Британский хлыщ Томас Шарп (Том Хиддлстон) приезжает в Баффало с эффектной сестрой Люсиль (Джессика Честейн) и интересуется у состоятельного бизнесмена Картера Кушинга (Джим Бивер), не хочет ли тот профинансировать его изобретение. Кушинг проект отвергает, но заморский гость не теряет присутствия духа. Томас пленяет сердце единственной дочери магната, тяжело переживающей смерть матери. Уже четырнадцатый год призрак покойной стращает Эдит (Миа Васиковска) и заклинает ее остерегаться какого-то багрового пика. Что это, девушка узнает позже, пока же юная мисс Кушинг обитает в царстве грез, сочиняет любовный роман и представляется потрепанному светскому льву легкой добычей.

Понимая, что дело идет к свадьбе, Картер нанимает частного детектива и, добыв компромат, предлагает британским проходимцам убираться домой. На следующий день Кушинга находят мертвым. Том обручается с безутешной Эдит и увозит ее в уединенный викторианский замок.

Кажется, создатель Аллердейл Холла мечтал превзойти творцов высокой готики, но, надорвавшись и обезумев, нагородил Нотр-Дам из обломков Нойшванштайна. Из расколовшегося купола вечно падает снег. В щелях паркета хлюпает багровая жижа. Извиваясь, жмется к стенам скрипучая лестница. За каждой дверью напевает колыбельные кромешная тьма… По коридорам, проклиная хозяев, шляются окровавленные призраки.

А Томас, Эдит и Люсиль, как ни в чем не бывало, день за днем пьют чай, от которого новобрачной делается все хуже. Брат и сестра с нетерпением ждут часа, когда смогут завладеть наследством сироты. Узнав, что ранее Аллердейл Холл назывался Багровым пиком, девушка понимает, что ее судьба решена. Но на помощь приходит благородный врач Алан Макмайкл (Чарли Ханнэм). Он вырывает несчастную из лап серийных убийц, оказавшихся на деле мужем и женой. В последний момент выясняется, что Томас, бывший безвольной игрушкой в руках Люсиль, искренне любил Эдит и не доливал яд в ее чашку.

Поклонники готики надеялись, что, преодолев «Тихоокеанский рубеж», Гильермо дель Торо подарит им новый кошмар в духе «Лабиринта фавна», но жестоко просчитались.

Взяв бульварный камерный сюжет, режиссер превратил его в подиум для презентации высокой ретро-моды и тонкого юмора. Платья и сюртуки завораживают разнообразием фасонов, светское общество — лоском, блеском и вальсом. Нью-Йорк смотрится не глубинкой, а простодушным, но весьма респектабельным раем. Туманный, продуваемый ледяными ветрами Альбион — безлюдной преисподней, на руинах которой прозябают отверженные всеми злодеи. Лишь Багровый пик является здесь полноценным действующим лицом. Исправно трещит камин, гуляют сквозняки… При этом дель Торо намеренно путает публику, озадаченную количеством неидентифицируемых привидений. На самом деле, здесь шалит лишь один призрак — тень матери Эдит, завещавшей дочери ужас перед Багровым пиком.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть