Андрей Зайцев: «У каждого поколения должны быть свои Ромео и Джульетта»

07.10.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

После премьеры «Культура» пообщалась с режиссером «14+» Андреем Зайцевым. 

культура: Лав-стори позаимствовали из жизни?
Зайцев: Более чем наполовину фильм основан на собственных воспоминаниях. Я рос в спальном районе возле метро «Бабушкинская», до сих пор там часто бываю и вижу, что по большому счету ни на Енисейской, ни на Менжинского ничего не изменилось. Ребята сидят на лавочках, тусуются, дерутся и, конечно, влюбляются. Все как всегда. 

культура: А Ваши дворовые хулиганы смотрятся гостями из 90-х.
Зайцев: Нет. Эта натура никуда не делась. Во время съемок неподалеку буянили футбольные фанаты, периодически попадались наркоманы, приходилось даже милицию вызывать. 

культура: Где отыскали своих Ромео и Джульетту? 
Зайцев: «ВКонтакте». Мне хотелось снять аутентичную картину про первую любовь. Когда мы поняли, что ходить по школам малопродуктивно, залезли в социальную сеть и пригласили на пробы четырнадцатилетних ребят. Отсмотрели около тысячи подростков. Глеба Калюжного разглядел сразу, с героиней было сложнее. Ульяна Васькович пришла уставшая, без грамма косметики. Разговорились, оказалось, что она принципиально не красится, слушает Цоя и Гребенщикова, читает Маркеса и Сэлинджера. Считаю, мне страшно повезло с исполнителями главных ролей, если бы ребята «слетели», пришлось бы искать компромиссный вариант с крепкими середняками, и кино, скорее бы всего, не сложилось. 

культура: Актеры импровизировали на площадке?
Зайцев: Нет, но сцены первых свиданий мы придумывали втроем — шаг за шагом. Обладая талантом и внутренней наполненностью, Глеб и Ульяна оказались еще и поразительно работоспособными — пахали похлеще взрослых, жутко переживали за результат. Готовы были делать хоть по тридцать дублей. 

культура: Даже в сцене с первым поцелуем?
Зайцев: Актер признался: для него это не впервой. Так что Глебу пришлось поработать над собой, чтобы получилось, как у его героя — будто в первый раз. Во многом успех — заслуга съемочной группы, ребята чувствовали себя как дома, доверяли, раскрывались, проявляли эмоциональную честность. 

«14+»

культура: Подростки сегодня взрослеют раньше, чем двадцать лет назад? 
Зайцев: Не сказал бы. Разговоры «ах мы были не такими, много читали, а нынешние целыми днями сидят в компьютерах, выпивают да матерятся» отдают старческим брюзжанием. Современные дети, хоть и таскают повсюду планшеты и айпады, по-прежнему много общаются и до ночи пропадают во дворах. Правда, на них сваливается огромный поток информации, подростки не успевают ее переварить и порой, действительно, многого не знают. Кинематограф для них начинается с «Титаника» и «Матрицы», к примеру, фильм «Брат» стал для Глеба откровением. 

На странице «14+» «ВКонтакте» мы вывешиваем картины о первой любви: «Вам и не снилось», «Сто дней после детства». Но все-таки, считаю, что у каждого поколения должны быть свои Ромео и Джульетта.

культура: Демонстрировали эти фильмы во время съемок?
Зайцев: Дал Глебу «400 ударов» — он признался, что просмотрел двадцать минут и заснул, а потом и вовсе потерял диск. Репетируя финальную сцену, показал ребятам эпизод пробуждения дзеффиреллиевских Ромео и Джульетты и объяснил: мне нужен такой же красивый кадр. 

«14+»

культура: Вы уверенно и точно работаете с непрофессионалами на крупных планах...
Зайцев: Кино на большом экране живет две-три недели, а затем переезжает в интернет. А общий план на планшете, увы, не разглядишь.

культура: Эклектичный саундтрек тоже подсказали в Сети? 
Зайцев: Просил ребят поделиться ссылками на любимые композиции. Получил тонну песен — от жесткого рэпа до Надежды Бабкиной. Думаю, пользователи не смогли бы идентифицировать большинство «кумиров» — подростки тащат на свои страницы все подряд, они страшно рассеянные и ветреные. 

культура: Создается впечатление, что у «14+» есть европейская родословная. 
Зайцев: Обожаю итальянский неореализм, особенно феллиниевскую «Дорогу» и «Ночи Кабирии»: вера героини растоптана, и вдруг лицо Джульетты Мазины озаряет внутренний свет. Такое можно было снять, лишь пережив ужасы войны. Сегодня многие этого не понимают, поэтому мощного гуманистического кино становится все меньше. Мне хотелось сделать фильм, которого самому не хватает — чтобы было и грустно, и смешно, а главное — всерьез. Как у Феллини или Данелии. 

культура: Как принимали «14+» за рубежом?
Зайцев: На Берлинском кинофестивале — очень тепло. С первых же сцен зал хохотал, хлопал, после премьеры зрители сорок минут брали автографы у Глеба и Ульяны. Правда, пока европейские дистрибьюторы не решаются купить картину, говорят, мы не попадаем под рубрику авторского кино. 

«14+»

культура: Ждут чернуху?
Зайцев: Нет. Просто не готовы придумывать ленте прокатную историю. 

культура: Вы не первый год сотрудничаете со «Студией ТРИТЭ Никиты Михалкова». Мастер приветствует творческий поиск или ставит сотрудникам жесткие рамки? 
Зайцев: С Михалковым работаю уже около двадцати лет как режиссер монтажа — в основном на документальных проектах. Если он доверяет, то полностью. Всегда прислушивается к мнению людей, которых уважает. Если аргументируешь позицию — примет к сведению, согласится или нет — другой вопрос. В любом случае рождается интересный творческий процесс. Обычно Никита Сергеевич лишь обозначает принципиальные дубли, сцены, реплики, делится видением эпизода. Как правило, наши взгляды совпадают.

культура: Творческие планы?
Зайцев: Надо просто выдохнуть, а там посмотрим. Михалков говорит, что замыслы картин — как пельмени. Они должны закипеть, а там — какой первым всплывет, тот и снимаешь.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть