Подковерная борьба в дворянской литературе

22.06.2012

Сергей КНЯЗЕВ

В петербургском издательстве «Пушкинский фонд» вышла книга «Изломанный аршин» — о Николае Полевом, писателе, драматурге, журналисте, историке. Среди героев Самуила Лурье не только сам Полевой, но и его гораздо более знаменитые современники.

Современник Пушкина, оппонент Карамзина, предмет бесчисленных нападок Белинского, Николай Алексеевич Полевой (1796–1846), популярный и плодовитый драматург, один из первых переводчиков «Гамлета» на русский, оригинальный историк, создавший многотомную «Историю русского народа» в пику карамзинской «Истории государства Российского», популяризатор науки, главный редактор влиятельных журналов «Московский телеграф» и «Сын отечества», наконец, выдающийся по любым меркам журналист — одна из ключевых фигур в интеллектуальной жизни России первой половины XIX века.

Умер Полевой в нищете и долгах, попрекаемый оппонентами, в том числе и за купеческое происхождение. Скажем, Виссарион Белинский в статье «Очерки русской литературы» высказался про Полевого, что «не всякий — великий человек, кто только показывается публике с небритою бородою и в халате нараспашку». Дескать, куда ты с купчинным рылом да в дворянский период русской литературы…

Реабилитирующая Николая Полевого книга петербургского литератора Самуила Лурье — документальный детектив с математически выстроенной интригой и при этом энергичной, свободной, почти джазовой манерой изложения.

(фото: ИТАР-ТАСС)культура: Сколько времени прошло от замысла до издания?

Лурье: Заявку на книгу о Полевом я отправил в 1984-м (естественно, получил отказ — «писатель не первого ряда»), а придумал все, наверное, лет за десять до этого. Мне показалось, есть небольшой сюжет, который надо бы изложить. Почувствовал укол сострадания к Полевому, импульс обиды, исходивший от его предсмертных слов: похоронить в халате и с небритой бородой...

культура: Кто-то называет «Изломанный аршин» повестью, кто-то — романом, кто-то — эссе, Вы дали подзаголовок «трактат с примечаниями». Я бы дерзнул назвать книгу писательским расследованием — жанр довольно привычный на Западе, но у нас не очень в ходу. Проблема жанра для Вас была серьезной?

Лурье: Совсем нет. Я ведь даже не предполагал объема книги, хотя у меня скопился довольно серьезный архив по этой теме: выписки, цитаты... Сначала казалось, эту историю можно рассказать довольно коротко, как литературный анекдот. Предсмертная воля Полевого, дескать, является материализацией цитаты из статьи Белинского, более ничего. Поражает, что этого никто не заметил до меня. Единственное объяснение: вся эта армия белинсковедов просто не читала собрания его сочинений.

культура: Я вижу у Вас на полке тома Белинского в закладках — это все Полевой?

Лурье: Главным образом. Сотня текстов, посвященных Полевому, и, вероятно, несколько сотен отдельных выпадов. Стратегией Белинского во время его работы в журнале «Отечественные записки» было уничтожение Полевого — редактора конкурирующего издания.

культура: Тем не менее небольшая филологическая заметка превратилась в большой том.

Лурье: У меня в книге есть фраза: «правда длинна». Всякое сочинение можно изложить в одном предложении. Сначала это было совсем просто: Николай Полевой завещал похоронить себя в халате и с небритой бородой, потому что таким образом напоминал Белинскому его оскорбительную фразу. Но ведь надо было объяснить, в чем смысл этой обиды. Потом — почему критик хотел ее нанести. Рассказать, кто вообще был Полевой, а потом — почему он имел во врагах Пушкина.

Теперь первоначальная фраза превратилась в такую: «Полевой распорядился его похоронить так, потому что в сентябре 1826 года не состоялась дуэль Пушкина и Толстого-Американца». Или — потому что Толстой-Американец не остался на Алеутских островах. Цепочка этих причинно-следственных связей может быть бесконечной.

Получилась книга про то, что все решают случайности. Ведь больше всего Полевой известен тем, что оскорбил Пушкина в своем так называемом пасквиле. Когда добираешься до этого пасквиля, понимаешь, что, хотя Пушкину там действительно досталось, направлен текст против адресата пушкинского стихотворения «К вельможе».

Пушкин в ответ в «Литературной газете» написал, что Полевой якобинец и демократ. Это не прошло мимо будущего министра просвещения Уварова, который сделал все, чтобы не дать Полевому дышать. А почему Пушкин воспел этого самого Юсупова? Потому что надо было угодить будущей теще и пустить пыль в глаза московскому обществу. Юсупов был польщен — и согласился стать посаженым отцом на свадьбе Пушкина.

культура: То есть заметка о литературных нравах выросла в книгу об истории России — как Вы ее видите.

Лурье: Да. Ведь Пушкин не имел никакого права жениться на Наталье Николаевне. Порядочный человек не женится, имея двадцать пять тысяч долгу. Многое в этой истории оказывается завязанным на деньгах. Приходится считать гонорары, тиражи, сколько стоит платье, сколько — стихотворение Пушкина, изучать вексельное законодательство. Не только Пушкин был в таком положении. Почему у него не было денег? Он играл, да. Но и семья Гончаровых, у которой была тысяча крепостных, закладывала вещи в ломбард. Вся Россия состояла из разоряющихся помещиков, все окружение Пушкина было таково. Мы видим, что крепостное право и вправду, как нас учили, не обеспечивало развития производительных сил. И оказалось, что чрезвычайно способный человек Николай Полевой это понимал. Он ведь действительно был мальчик, начитавшийся западных книжек, выросший в атмосфере победы над Францией, когда Россия вошла в Европу и т. д. И он правильно чувствовал. Ведь тогда Россия отставала от, допустим, Австрии на десять-двадцать лет. Можно было догнать и перегнать буквально. Отменить крепостное право. Но с Польского восстания 1830 года, когда Николай I окончательно испугался, Россия начала отставать за каждый год — на несколько лет, пока не накопилось то, что есть теперь. И именно Полевой, а не Пушкин, не Николай I чувствовал тренд эпохи, исторический момент. Он был уверен, будучи безусловным патриотом, монархистом, глубоко и искренне верующим человеком, что русский может быть европейцем.

культура: Изменилось ли Ваше отношение к персонажам за время работы над книгой?

Лурье: Да, например, о Вяземском я думал лучше. Но оказалось, основная его претензия к власти была в том, что его во власть не берут. При этом охотно шел на сотрудничество со всеми, с кем надо, лишь бы выслужиться. Я его перестал уважать.

У меня и отношение к Полевому изменилось. Я, когда начинал, о нем ничего не знал. Опасался каких-то купеческих замашек, юркости, хваткости. Его же враги всегда изображали таким типичным предпринимателем, особенно Вяземский. Мне казалось, что человек он поменьше, простоватый. Оказалось, и вправду был простоват, но в другом смысле: в нем было много детского, невинного. Гордился тем, что не дворянин, обладал честью человека третьего сословия. Слишком хороший человек, чтобы я мог написать о нем правдиво. Возможно, мне не удалось создать его портрет, но, надеюсь, читатель сможет его себе представить. Потому и получилось столь пространное повествование, что я должен был выяснить многое, не веря на слово.

культура: Пока я читал книгу, мне не давала покоя аналогия: писатели золотого века русской литературы, дворяне, невольники чести, чуть что — дуэль, жизнь на кон, — ведут себя как какие-то булгаковские персонажи, как члены творческого союза: интриги, сплетни, доносительство, какие-то шашни с тайной полицией…

Лурье: Возможно, в самом ремесле литератора есть что-то немужское, все это стремление понравиться незнакомым людям. Кроме того, был и прямой корыстный расчет — это ведь первые ростки капитализма в России. Литература тогда была попыткой бизнеса — борьба за подписчика, переманивание авторов, все такое. При этом полное отсутствие понятий о какой-то бизнес-этике: конфликт интересов, использование административного ресурса, как бы сейчас сказали, недобросовестная конкуренция. Белинский по наущению своего шефа Краевского методично гнобит издателя конкурирующего журнала. Дикий капитализм.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть