Музей Заветов

22.06.2012

Марина ТРАПАКОВА

Первый в России Музей Библии готовится к открытию в стенах Иосифо-Волоцкого монастыря. Идея принадлежит митрополиту Питириму (Нечаеву) — многолетнему главе Издательского отдела РПЦ, в 90-е годы бывшему наместником обители. В основе собрания — коллекция самого владыки, который при жизни уже делал попытку создать музей. Увы, пожар в монастыре отсрочил его планы.

Как вышло, что в России, стране исконно православной, до сих пор не было музея Священной книги всех христиан? Музеи Библии в США, Израиле, Германии, Голландии, Латвии, Венгрии работают давно и, кстати, очень популярны. Библия в России долго ждала своего часа и дождалась.

Иосифо-Волоцкий Успенский монастырь под Волоколамском издавна был центром просвещения. Больше пяти веков — с момента основания обители преподобным Иосифом Волоцким — здесь поощрялись учение и чтение.

Практически у каждого монаха помимо прочих обязанностей было послушание по переписыванию книг. Плоды труда — чернильные книги отправлялись на службу в разные монастыри и церкви страны. Из тех, что оставались дома, к середине XVI века возникла рукописная библиотека — одна из богатейших на Руси.

Сегодня монастырь продолжает просветительскую традицию: братья преподают в местной школе, с удовольствием отвечают на трудные вопросы подростков о мире, жизни, Боге. Отец Максим, пресс-секретарь монастыря, рассказывает: недавно целый 11-й класс пришел и попросил причаститься. Ребята постились, готовились, шли на исповедь с открытым сердцем.

В том, что наместником именно этого монастыря в 1989 году стал митрополит Питирим, прослеживается некая духовная преемственность. Кому, как не ему, более тридцати лет отвечавшему за Издательский отдел Московской патриархии, было возглавить монастырь с такими традициями?

За свою долгую жизнь владыка Питирим собрал коллекцию более чем из 400 изданий Библии — разных эпох, стран, оформлений. Пожалуй, главный ее экспонат — Острожская, первая полная славянская Библия (1581 год), напечатанная Иваном Федоровым при помощи князя Константина Острожского. Мелкий изящный шрифт, чудесные цветные инициалы, которые будут использовать почти два века и называть «острожскими инициалами».

Мир библейских героев в знакомых многим гравюрах Доре, Рембрандта, Кранаха — мир такой живописный, несмотря на строгую черно-белую графику, соседствует здесь с иллюстрациями к Библии короля сюрреализма Сальвадора Дали. Вот Библия, которую царь Алексей Михайлович подарил кому-то, о чем свидетельствуют надписи на страницах: «Сию книгу пожаловал царь и великий князь Алексей Михайлович Всея Руси». Поодаль, на почтительном расстоянии — издание попроще. Тоже с надписью: «В 1876 году крестьянин дарит сию благоглагольную Библию на память о поминовении души».

В соседней витрине — так называемая Елизаветинская Библия XVIII века. На титульной гравюре — сама императрица, как водится, пышная да веселая. Фронтиспис совершенно светский, но такое уж было время.

Библии в бисерных переплетах, детские, походные, факсимильные. Библии для слепых. Роскошные, выполненные киноварью на александрийской бумаге, и совсем простые, крестьянские, без иллюстраций. Но даже на них часто приходилось сбрасываться всем крестьянским миром — по гривеннику с венца, то есть с дома. Общее количество языков, на которых можно прочесть Великую книгу в музее или его хранилище, — более двухсот.

Многие старинные издания до наших дней дошли слегка постройневшими. Занятия фитнесом им заменило частое обращение людей — листание и как результат — потрепанность вида. Книгам заботливо менялся переплет, вместе с ним обычно уходили «бочка» — края полей, которые от многих употреблений превращались в лохмотья. В результате утеряны многие надписи и пометы на полях, сделанные читателями Библий разных веков. Зато выглядит книга не как новая, конечно, но как та, которую всегда любили и о которой заботились.

От прикосновения к теплым страницам живых книг, которые держали в руках многие поколения верующих, поверяли им свои скорби и радости, молитвы и надежды, испытываешь трепет. Когда музей откроется и экспонаты окажутся под стеклом, уверена, удивительная аура сохранится. Ведь, подобно храмам и иконам, древние Библии тоже становятся намоленными.

Нынешний наместник монастыря архимандрит Сергий старается пополнять собрание при любой возможности. Одно из удачных приобретений — московская Библия 1663 года, с первым печатным планом центра столицы. По легенде, здесь в графических закутках даже спрятано изображение самого царя Алексея Михайловича. Но чаще, к сожалению, актуальны слова из басни: видит око, да зуб неймет. То есть книга, которая могла бы украсить коллекцию, смыслово ее сбалансировать, есть, например, в антикварном магазине в Риме, а вот каких-нибудь 18 тысяч евро — ну как назло — в кармане не завалялись. У монастыря таких денег нет и взять неоткуда. Остается уповать на милость Божию да на благотворителей, которые, возможно, принесут сюда не только деньги, но и Библии из частных коллекций.

Осилить создание интересного, научного и одновременно познавательного музея, раскрывающего историю Библии в человеческой цивилизации, в одиночку монастырю не под силу.

Научным руководителем музея является Ирина Поздеева — доктор исторических наук, заведующая археографической лабораторией истфака МГУ, ведущий специалист в области изучения Библии. Каждую из нескольких сотен книг коллекции она знает поименно, с мельчайшими подробностями истории и биографии.

Большинство из этих книг многое повидали, многое выслушали. Меняли храмы, монастыри, иногда — страны. Постижение Библии есть постижение человеком самого себя. Знание истории великой книги — еще один шаг на пути.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть