Свежий номер

ГЛОБальный кризис в Париже

16.03.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В Год русского языка и литературы, проходящий во Франции, в Париже может прекратить свое существование русский книжный магазин «Глоб». Ему грозит не дожить до 60-летия, которое собираются отмечать в нынешнем году.

Именно «Глоб» долгие годы оставался одной из достопримечательностей русского Парижа. Он был чем-то большим, нежели книжный магазин. Здесь выступали наши писатели и артисты, бывал даже Юрий Гагарин. Сюда в поисках «дефицита» приходили Марина Влади и Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский и Виктор Некрасов.

— С «Глобом» многое связано у всех, кто приезжал в Париж из Советского Союза, — рассказывает «Культуре» известный писатель-шестидесятник Анатолий Гладилин, живущий во Франции три с половиной десятилетия. — Именно в «Глобе» продавались лучшие книги, изданные в СССР, которые дома невозможно было найти. В этом плане «Глоб» напоминал московскую Книжную лавку писателей на Кузнецком мосту. Но главное — в советское время русский язык во Франции был не только моден и востребован, но и полезен с практической точки зрения. Его знание помогало французам найти работу, и многие, включая славистов, связывали свое будущее с Советским Союзом.

— Это было очень популярное место в русскоязычном мире, — продолжает Анатолий Гладилин. — В «Глобе» работали замечательные, знающие люди, преданные литературе. И хотя магазин был советским, к эмигрантам относились хорошо. Мы все были русскими. «Глоб» оставался единственной советской точкой, которую эмигранты посещали с удовольствием.

Если Советский Союз щедро — пусть и в пропагандистских целях — тратил деньги на поддержание «Глоба», то у государства российского необходимых средств не оказалось. В начале 90-х в Париже закрылся другой магазин — «Дом русской книги». Когда цены на аренду помещения резко подскочили, «Глобу» пришлось перебраться из Латинского квартала с его бурлящей интеллектуальной жизнью на бульвар Бомарше, что неподалеку от площади Бастилии. Место неплохое, но там живет другой народ — рядовой француз, занятый в основном торговлей. С этого момента и начался упадок «Глоба».

Сегодня посещаемость магазина падает, долги растут, книги становятся все дороже, раскупаются плохо. Попытки найти выход пока не увенчались успехом. Главную причину всех нынешних бед «Глоба» его директор Франсуа Девер видит в постоянном сокращении числа французов, изучающих русский язык на всех уровнях — будь то в коллежах, лицеях или университетах.

— В наших школах почти не осталось классов, где русский преподают в качестве первого или второго иностранного языка, — говорит Франсуа Девер «Культуре». — Таков результат целенаправленной государственной политики, которая имеет целью сократить число иностранных языков. Предлагают в основном английский язык, иногда немецкий, а русский практически исчез из школьной программы. Уж не знаю, на каком уровне, но считается, что русский в школах учить не надо.

По мнению Франсуа Девера, чтобы улучшить ситуацию с изучением языка Пушкина во Франции, требуются энергичные действия со стороны российских властей.

Тем временем число покупателей — а половину из них составляют французы — за два года сократилось на 10 процентов. Меньше выручка — меньше новинок. Тем не менее в магазине остается 8–9 тысяч наименований книг. Кроме того, «Глоб» в каком-то смысле играет роль культурного центра. Дважды в неделю здесь проходят встречи с русскими писателями. Показывают новые российские фильмы. Однако проблемы нарастают, долги достигли 80 тысяч евро. И если один из кредиторов устанет ждать, отмечает директор «Глоба», магазин могут быстро обанкротить.

Несмотря на трудное положение, Франсуа Девер и его команда руки не опускают. В поисках выхода «Глоб» стучится во все двери: ищет российских и французских меценатов, обращается в наши ведомства, включая администрацию президента РФ. Пока безрезультатно. Глухо молчат российские частные фонды. Единственная реальная помощь поступает от «низов» — рядовых читателей, которые объединились в Ассоциацию друзей «Глоба» и вносят посильную лепту в поддержание магазина на плаву. Но этого недостаточно.

Если к лету нынешнего года средства найти не удастся, «Глоб», по всей видимости, закроется. Тогда на весь Париж останется лишь один русский книжный магазин — «ИМКА-Пресс», возглавляемый славистом Никитой Струве. В русской диаспоре в хеппи-энд для «Глоба» не очень-то верят.

Французские писатели не так давно совершили затяжной вояж на поезде по необъятным российским просторам, а их русские коллеги — от Людмилы Улицкой до Захара Прилепина и Владимира Сорокина — частые гости на книжных салонах и ярмарках на родине Стендаля и Пруста. Но русский язык и книга во Франции переживают критические времена. Кстати, не так давно из Парижа в Лондон переехала редакция «Русской мысли» — старейшей русской газеты во Франции. Во Франции нет больше ни одного русского издания. В 1930-е годы их насчитывалось десятки.

Анатолий Гладилин настроен пессимистически:

— «Глоб» обречен, потому что русская книга во Франции больше не нужна. Меценатов я не вижу. Инвесторы не захотят вкладываться, потому что на книгах денег не вернешь. Зато в Париже один за другим открываются «Гастрономы» и прочие продуктовые точки, где, ностальгируя, можно приобрести гречку, соленые огурцы или докторскую колбасу, не говоря уже о водке в самом широком ассортименте. Если раньше во Франции эмиграция была «идейная», жили знаменитые люди, то сейчас приехала совершенно другая публика.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел