Уставший бунтарь и женщины в поисках счастья

25.09.2014

Дарья ЕФРЕМОВА

Начало осени — самое «книжное» время. По негласной традиции, в сентябре издательства предлагают новинки от самых ярких авторов.  


Эдуард Лимонов. Дед.СПб.: «Лимбус Пресс», 2014

Роман-селфи писателя-любовника-бунтаря, «одного из самых экзотических фруктов морозной страны» анонсируется издательством неожиданно невинно. Всего лишь «хроники нашего времени». Впрочем, того же, очевидно, хотел и сам автор, сфотографировавшийся для обложки в ушанке и трениках. «Новейшая Российская История живет и дышит в этой книге» — именно так, с обилием заглавных букв, определил он назначение своего труда. 

И хотя критики уже успели отругать Эдичку за вторичность («угодивший в переплет треп в ЖЖ», «уже публиковавшиеся колонки»), роман неспроста возглавляет рейтинги бестселлеров осени. Кого тут только нет — и «коклюши буржуазии», и «рассерженные болотные граждане», и «хамоватые либеральные VIP-ы», а еще бомж Серега, «зачитывающийся «Анной Карениной» на нарах», юная любовница — замужняя еврейка, девки, менты и, конечно же, сам Дед. Величественный параноик, враг государства номер один, пообтертая по тюрьмам бестия. Фабула авантюрного романа закручивается в декабре 2010 года, когда лидер запрещенной политической партии едет на митинг, а попадает в автозак. Привычный к такого рода поворотам событий, он пытается «медитировать на девку»: «Повезло мне с ней, с девкой, подумал Дед. Такой кусок девки», но вынужден беседовать с милицейскими солдафонами. «Вы не думайте, что мы, милиционеры, не понимаем, что происходит. Во многом я с Вами согласен», — забубнил из темноты капитан». Впрочем, дружелюбие служителей закона видавшего виды Деда давно не трогает. «Семнадцать лет тому назад, он как дите радовался вниманию и сочувствию офицеров милиции <…> Милиционеры в конечном счете ему надоели. Они просты как мухи», — рассуждает сам с собой герой, вновь возвращаясь мыслями к любовнице: «Она любит, проснувшись, прыгать стоя на кровати, о тонконогая!»

Рассматривающий свою жизнь как эпос, нечто среднее между мифами об Одиссее о Геракле, лимоновский герой может показаться эдаким самовлюбленным нарциссом, напыщенным циником, но нет. «Он правильный старый парень. Хотя и чудаковатый порой», — поясняет автор на персональной интернет-странице. Упреки, что данная вещь уступает более ранним, Лимонов с готовностью парирует: «Это логика интеллигентских кальсонов. Почему-то принято считать, что искусство исчезает. Ничего из того, что я написал раньше, не исчезает, что бы я ни написал позже. У меня свой путь, и этот путь безупречный». 


Пауло Коэльо. Адюльтер.М.: «АСТ», 2014 

Героиня нового романа «мага и алхимика современной литературы», журналистка по имени Линда, коротает дни в женевском доме мужа, без памяти влюбленного в нее владельца процветающего инвестиционного фонда. Ей едва за тридцать, она обладает модельными параметрами, не делает опрометчивых шагов — воспитана в духе строгой протестантской морали. Работает исключительно «для души». У нее двое прелестных крошек и няня-филиппинка. Дольче вита на самый современный лад, да еще и густого карамельного замеса, разбавляется какими-то смутно-нелепыми терзаниями. То ей вздумается грустить, глядя на распустившиеся цветы в саду, то сомневаться в необходимости плотских радостей в супружестве, а то и вовсе смотреть новости. «Сколько людей в эту минуту болеют? Сколько страдают молча или вопят от несправедливости или предательства?» — сокрушается Линда после очередного выпуска. Предчувствие беды не случайно. Уютный мирок рухнет, когда девушка встретит свою школьную любовь, Якоба. Придется делать выбор — поддаться страсти или остаться верной женой... Роман можно было бы считать идеальным сценарием для добротной мыльной оперы, если бы писатель не пытался дать ответ на один из самых болезненных для общества благоденствия вопросов: нужно ли стремиться к счастью, да и существует ли оно вообще?


Нонна Голикова. Любовь Орлова. М.: «Молодая гвардия», 2014

В серии «ЖЗЛ» вышла биография первой советской кинозвезды, написанная ее внучатой племянницей. Театровед, драматург, редактор «Литературной газеты» не раз признавалась, что устала от мифов, окружающих ее великую родственницу. Маниакальное стремление любой ценой сохранить молодость и красоту (поговаривали, что перед каждой съемкой Орлова прибегала к услугам пластических хирургов), особые отношения со Сталиным, сумасшедшие капризы, фиктивный брак с режиссером Григорием Александровым, их странное обращение друг к другу на «вы»... Нелицеприятные выдумки развенчиваются в книге, написанной со слов самой легендарной дивы. Единственное, что среди многочисленных досужих вымыслов оказалось правдой, так это дворянское происхождение актрисы. Она, действительно, вела свой род от знаменитых графов Орловых — по отцу, и от старинной фамилии Сухотиных по матери. В родительском доме бывал весь цвет дореволюционной богемы — Собинов, Коровин, Шаляпин. Последний, увидев маленькую Любу на детском празднике, сказал: «Ты будешь актрисой». Еще одна не придуманная история касается имиджа, в котором многие улавливали сходство с Гретой Гарбо. Умопомрачительный образ придумал для актрисы Григорий Александров, у которого во время стажировки в Голливуде был роман с прекрасной шведкой. В семейных архивах даже сохранилась фотография, с дарственной надписью рукой Гарбо: «To my only love Grigoriy. Hollywood 1930». И все же главной женщиной в жизни Александрова стала Любовь Орлова. 


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть