На секретной службе Его Величества

29.03.2013

Александр КУРГАНОВ

В Государственном историческом музее прошла презентация книги Александра Христофоровича Бенкендорфа «Воспоминания 1802 – 1837». Император Николай I называл эти мемуары «очень верным и живым изображением» своего царствования.

Со школьной скамьи Бенкендорф известен нам, как «сатрап», «душитель свободы» и главный «гонитель» Александра Сергеевича Пушкина. Биографию шефа Третьего отделения, главы корпуса жандармов писали его враги — либеральные историки и советские литературоведы. «Мемуары», выпущенные Российским Фондом культуры, впервые рассказывают настоящую историю графа Александра Христофоровича Бенкендорфа — героя Отечественной войны 1812 года, смелого генерала, отважного партизана и эффективного администратора.

«Неизвестный Бенкендорф» вызывает безусловное уважение.

Он знал Россию, как никто другой: будучи еще молодым поручиком гвардии, несколько лет провел в путешествии по империи, пересек ее из конца в конец — от Поволжья до Березова (места ссылки проворовавшейся русской знати), от солнечной Грузии, только что присоединенной к России, до морозного Якутска и приграничного с Китаем города Кяхты. Побывал даже там, куда царь декабристов не ссылал. Путевые заметки Бенкендорфа и сегодня читаются с интересом. И очень жаль, что они не были напечатаны тогда, в начале XIX века. Хотя кое-что в дневниках явно не предназначалось для чужих глаз. «Мы провели очень приятно несколько дней в Казани, много передвигаясь по городу и его окрестностям; я имел то преимущество, что здесь познакомился, не оставаясь в накладе, с одной славной женщиной, которая мне предоставила татарских девушек, чьи только имена и национальные костюмы возбудили мое любопытство и пришлись мне так по вкусу новизной, что я нисколько не сожалел о моих интрижках в Костроме и Нижнем Новгороде». По свидетельствам современников, Бенкендорф страстно любил женщин. Да и они не обходили его своим вниманием.

Боевая биография нашего героя безупречна: в начале Отечественной войны 1812 года флигель-адъютант императора Александра I обеспечивает связь между отступающими 1-й и 2-й русскими армиями. После оставления Смоленска командует «летучим отрядом», составленным из казаков, действует в тылу французских войск. Он стал первым комендантом освобожденной Москвы, его отряд избавил Голландию от Наполеона.

Но храбрость его простиралась не только на поле боя. В ноябре 1824 года в Санкт-Петербурге произошло катастрофическое наводнение. Волны подступили к стенам Зимнего дворца. Этот момент увековечил в своем «Медном всаднике» Пушкин:

Царь молвил — из конца в конец,

По ближним улицам и дальним

В опасный путь средь бурных вод

Его пустились генералы

Спасать и страхом обуялый

И дома тонущий народ...

Одним из генералов как раз и был адъютант императора Александр Христофорович Бенкендорф.

«Очень скоро улицы наполнились водой. Дюжина больших барок, стоявших около Академии, сорвалась с привязей и была брошена выше по течению на Большой Васильевский мост. Из окон дворца мы видели, как эта масса ударила и с яростью проламывала опоры, из которых состоял мост. В мгновение ока барки и мост разбились друг о друга... Император увидел, как группа людей цеплялась за остатки одной из этих барок, ветер быстро пронес их перед его глазами. Он срочно отправил лакея передать его приказ дежурным морякам Гвардейского экипажа взять его личную шлюпку и спасти этих несчастных... вода была нам по плечи, когда мы достигли шлюпки, бившейся о парапет набережной. После нескольких усилий лодка покинула причал, и ветер яростно потащил нас против течения реки. На уровне Мраморного дворца мы, наконец, нашли несчастных, которые скоро должны были утонуть. Не без большого труда нам удалось забрать их в шлюпку, в которую с разных сторон ударяли плававшие на воде обломки, и которая качалась так сильно, что матросам трудно было грести... Мы дрожали от холода. Ветер студил наши тела, проникая сквозь мокрую одежду...»

О своей службе на посту шефа Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии граф говорит скупо. «Император всеми способами пытался вырвать корни тех злоупотреблений, которые проникли в аппарат управления... — пишет Бенкендорф. — Исходя из необходимости организовать действенное наблюдение, которое со всех концов его обширной империи сходилось бы к одному органу, он обратил свой взгляд на меня с тем, чтобы сформировать высшую полицию с целью защиты угнетенных и наблюдения за заговорами и недоброжелателями... Я был вполне счастлив, имея возможность делать добро, оказывать услуги многим людям, вскрывать много злоупотреблений и, особенно, предотвращать много несчастий».

Интересна и история самих «Записок». Часть рукописей Бенкендорфа хранилась в Государственном архиве РФ, другая — считавшаяся утраченной — была найдена совсем недавно, в 2003 году. Исследователи предположили, что великий князь Сергей Александрович, дядя последнего русского царя Николая II, давал читать мемуары Бенкендорфа своему адъютанту и другу Владимиру Джунковскому. Тот был дружен с семьей Михалковых и рукопись оказалась в библиотеке имения «Петровское» под Рыбинском, частым гостем которого был Федор Бычков, рыбинский земский начальник, писатель и краевед. Возможно, именно с его архивом мемуары Бенкендорфа перекочевали в Петербургский филиал Архива Академии наук.

Остается добавить, что об Александре Сергеевиче Пушкине в мемуарах Бенкендорфа нет ни слова.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть