Три толстяка и одна девушка

27.02.2014

Юлия ГОНЧАРОВА

3 марта исполняется 115 лет писателю Юрию Олеше. В этом же году и другая круглая дата — 90 лет его самому знаменитому произведению, сказке «Три толстяка». Детская книжка про сказочную революцию популярна до сих пор и даже входит в школьную программу. Почему? Ответ на этот вопрос искала корреспондент «Культуры». 

Вот ведь как бывает: Юрий Олеша вовсе не любил детей, даже собственного потомства не завел, а в памяти большинства читателей остался именно детским писателем. И все из-за «Трех толстяков» — ведь оригинальный и яркий роман «Зависть» известен гораздо меньше. 

Замыслил «Толстяков» Олеша в знаменитом творческом общежитии при московской газете «Гудок» — именно оно, с фанерными перегородками и великолепной акустикой, описано у Ильфа и Петрова в «12 стульях» под названием «Общежитие Бертольда Шварца».

Шерше ля фам

Как-то Юрий Карлович выглянул в окно и увидел в доме напротив прелестную девушку. Это была Валентина Грюнзайд, она сидела и читала сказки Андерсена. Олеша пообещал ей написать сказку интереснее и смешнее, чем у мрачного датчанина. И немедленно принялся за дело. Писал на типографских рулонах, а иногда и прямо на полу — бумага у писателей была в дефиците.

Работалось легко, и вскоре готовая рукопись была отправлена в издательство. А вот с печатью оказалось сложнее — молодому советскому государству не нужны были сказки. «Толстяки» четыре года пролежали на полках, чудом не затерялись, но в 1928 году все же были напечатаны в издательстве «Земля и Фабрика» тиражом 7000 экземпляров. Украшали книгу иллюстрации самого Мстислава Добужинского, создававшего их в Париже.

Валентина ГрюнзайдПервое издание было посвящено Валентине Грюнзайд — той самой музе, вдохновившей молодого Олешу. Но прелестная Валя к тому времени уже вышла замуж — к слову, за Евгения Петрова. Оставлять посвящение чужой жене, несмотря на всю терпимость нравов того времени и крепкую дружбу с самим Петровым, было не комильфо. Тем более что у Олеши имелась своя «лав стори» с девушкой по фамилии... Суок. Помните, так звали главную героиню сказки: «Он сказал странное имя, произнес два звука, как будто раскрыл маленькую деревянную круглую коробочку, которая трудно раскрывается: — Суок!»

Их было три сестры — одесситки Лидия, Ольга и Серафима. Дочери австрийского эмигранта, они были постоянными спутницами писательской компании, куда входили Олеша, Ильф, Валентин Катаев... Старшая, Лида, стала женой Эдуарда Багрицкого, а младшей, шестнадцатилетней Симе, вскружил голову двадцатилетний Олеша.

Валентин Катаев вспоминал об этой паре так: «Не связанные друг с другом никакими обязательствами, нищие, молодые, нередко голодные, веселые, нежные, они способны были вдруг поцеловаться среди бела дня прямо на улице, среди революционных плакатов и списков расстрелянных». Олеша называл любимую «мой дружок». Именно так зовет в «Трех толстяках» гимнаст Тибул девочку Суок. 

Слева направо: Михаил Файнзильберг, Евгений Петров, Валентин Катаев, Серафима Суок-Нарбут, Юрий Олеша, Иосиф Уткин

Но в 1922 году Серафима вышла замуж — за популярного тогда поэта Владимира Нарбута. Олеша не находил себе места, дни напролет торчал под окнами своей «бывшей», даже уговорил «дружка» вернуться, но вечером того же дня к ним явился Нарбут и пообещал застрелиться, если Серафима не одумается. На этот раз она покинула Олешу навсегда. 

Но писатель не мог забыть ветреную подругу. Однажды он спросил ее сестру Ольгу: «А вы бы меня не бросили?» Та ответила: «Нет» — и стала ему заботливой и любящей женой. Второе и последнее посвящение «Трех толстяков» — ей. 

Однако Серафима осталась на всю жизнь занозой в сердце у Олеши. Да и сам он этого не скрывал: «Вы две половинки моей души» — честно признавался писатель жене, имея в виду и ее сестру.

Живая игрушка

Действительно, Суок не покинула Олешу. Ведь автор «Трех толстяков» явно влюблен в девочку-куклу — это очевидно. Читателю не известно, о чем думают, например, Просперо, Тибул, доктор Гаспар. Суок же — единственный персонаж, у которого есть внутренний диалог. 

Вообще в книге отражено очень много реальных событий, происходивших с самим автором. Например, совсем неспроста сделал он героиню циркачкой. Как вспоминал сам Олеша, в юности он попал на представление бродячего шапито. Молодого человека привлекла златокудрая ловкая девушка-акробатка. Он влюбился с первого взгляда. После выступления подошел к барышне познакомиться, но к своему ужасу обнаружил, что это не девушка, а переодетый парень. Этот случай он описал в повести «Зависть». Не потому ли у девочки Суок есть очень похожий на нее брат? 

Своя история и у куклы, которой в сказке периодически заменяют девочку. В квартире Катаева в Мыльниковском переулке, где жил и Олеша, частенько появлялся брат Ильи Ильфа — художник и фотограф Михаил Файнзильберг. Однажды он принес огромную куклу из папье-маше. Писатели частенько развлекались тем, что сажали ее на подоконник, с которого она периодически падала под ноги прохожим. Те приходили в ужас — игрушка была настолько реалистична, что ее принимали за настоящего младенца. 

Интересно происхождение имен у главных героев «Трех толстяков». На придуманном Олешей «языке обездоленных» Суок значит «вся жизнь», Тутти — «разлученный». Фамилия капитана Бонавентуры — псевдоним средневекового философа Джованни Фиданцы. Просперо — имя волшебника в шекспировской пьесе «Буря». Тибул — усеченная форма от имени римского поэта Альбия Тибулла. Экономку доктора Гаспара звали Ганимед — это персонаж греческой мифологии, виночерпий на Олимпе...

Жалко, но не до слез

Сказку не забыли, ее изучают и сейчас — в 3–4-м классах, на уроках внеклассного чтения. Чем же она созвучна современному читателю? Вот что говорят учителя, с которыми побеседовала «Культура».

— Книга затрагивает вопросы власти, они интересуют современных детей больше, чем их сверстников 10–15 лет назад, — считает преподаватель русского языка и литературы из города Гуково Ростовской области, финалист конкурса «Учитель года – 2013» Светлана Колесниченко. — Ребята социально очень активны. Например, уже 14-летние подростки готовы голосовать и участвовать в политической жизни страны.

Ее коллега, победитель конкурса «Учитель года – 2006» Андрей Успенский из Череповца, наоборот, убежден, что никакой политики в «Трех толстяках» дети не видят:

— Есть нормальные человеческие ценности — хорошие люди и плохие. Есть девочка Суок, которая нравится детям. Мальчишки в нее влюбляются. Нельзя, чтобы дети читали только Гарри Поттера, хотя я ничего против него не имею.

Книга стала и тестом на эмоциональность для современных маленьких читателей — учителя с удивлением подмечают, что их не трогают книжные страдания. А ведь в книге много совсем не детского... 

— На кровь, жестокость, революцию дети мало обращают внимания, — говорит учитель начальной школы из города Электроугли Татьяна Черкасова. — Да, нескольким девочкам было жалко сломанную куклу, но никто не плакал по этому поводу, как, например, двадцать лет назад — тогда дети воспринимали эту книжку очень близко к сердцу.

Любопытный штрих: в отличие от аудитории прошлых десятилетий среди нынешних детей книга не провоцирует обзывалок. 

— У нас в классе есть две полные девочки, я опасалась, что над ними будут смеяться, звать «двумя толстяками», — продолжает Черкасова. — Но нет, современные дети не считают, что полнота — повод для насмешек. Да и в названии они не уловили злой иронии. 

И уж совсем непонятно было детям, из-за чего кипели книжные страсти. Это раньше считалось, что быть богатым — стыдно. А нынешним — фиолетово: кто-то лучше обеспечен, кто-то хуже, подумаешь... 

А вот что же выносят из сказки сами дети. «Главные герои — это мальчик Тутти и девочка Суок, — считает десятилетняя Лиза. — Они смогли найти друг друга, быть вместе. Только куклу сломанную жалко, я бы хотела такую. Я пробовала, как Суок, не мигать и двигаться на прямых ногах, и как это только у девочки получилось изображать куклу?»

Мой одиннадцатилетний сын Кирилл видит в произведении Олеши больше мальчиковых «фишек»: «Это книжка про то, как народ сверг толстяков, потому что те мешали им жить так, как они хотят. Главные герои — оружейник Просперо, канатоходец Тибул и ученый Гаспар объединились и смогли перехитрить охрану и победить. Прожорливые три толстяка растили своего наследника Тутти без друзей, чтобы мальчик вырос жестоким и злым. Смешно, когда продавец шаров попадает в торт, — вот он объелся там...»

Есть о чем подумать и взрослым. Революция у Олеши делается руками не рабочих и крестьян, а циркачей. То есть революция — всего лишь ловкий фокус, неужели это хотел сказать нам писатель?

Автор нигде не называет место действия событий, не указывается и время. Поэтому обличительная речь Просперо в адрес трех толстяков может звучать в любом уголке земли, она не потеряла актуальности за прошедшие 90 лет, свои «толстяки» найдутся всегда и везде. Не случайно книга была переведена на многие языки мира. По ней можно было бы снять и вполне себе крепенький боевичок, лишь чуть-чуть осовременив антураж. 

Сколько в Москве 1993 года было таких, как доктор Гаспар, которые, выйдя погулять, вдруг оказывались в самом центре вооруженных столкновений: «Доктор Гаспар увидел на зеленом пространстве множество людей. Они бежали к городу. Они удирали. Издали люди казались разноцветными флажками. Гвардейцы на лошадях гнались за народом...» Давайте заменим лошадей на танки — картинка сохраняет актуальность. 


Мультфильм «Три толстяка», 1963

Тибул без страховки идет

Очевидно, что «Трем толстякам» тесно в книжных рамках. В 1930 году по заказу МХАТа Олеша сам поставил сказку на сцене. Затем по книге было множество драматических спектаклей и даже балет. В 1963 году появился рисованный мультфильм, в 1980-м — кукольный.  

Знаменитый художественный фильм вышел на экраны в 1966-м. Сценаристом, режиссером-постановщиком и исполнителем одной из главных ролей — канатоходца Тибула — стал Алексей Баталов. Он уверяет, что роман является «карикатурой на революцию», а образы трех толстяков были списаны с «буржуев из Кремля». 

В фильме много трюковых сцен. Баталову пришлось научиться ходить по канату. Делал он это под руководством своей жены, артистки цирка Гитаны Леонтенко. «К монтажу подготовили кадры с нами, это был позор! Кирпичные лица, синие ноги. А ведь это центральная сцена, весь сюжет на ней завязан. Я был очень молод и пошел на риск. В здравом уме такого, конечно, сделать было нельзя. Больше года я учился ходить по проволоке. И научился! В кадре, где я выхожу с чердака на канат над площадью, видно, что страховки нет», — вспоминал актер.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть