Сергей Хоружий: «Каждый мало-мальски образованный человек хоть раз в жизни заглядывал в «Улисса»

06.04.2018

Татьяна МЕДВЕДЕВА

100 лет назад в американском журнале The Little Review началась публикация культового романа Джеймса Джойса «Улисс». «Культура» побеседовала со знатоком классика ирландской литературы, переводчиком и антропологом Сергеем Хоружим.

Сергеей Хоружий

культура: Вы считаетесь одним из ведущих специалистов по Джойсу. Чем увлек автор «Улисса»?
Хоружий: Я занимаюсь Джойсом с 70-х годов, и это стало одной из моих профессий. У него очень оригинальное, проницательное представление о человеке. Проза его не только художественна, но и весьма интеллектуальна. Многие идеи созвучны моей философии и антропологии — ​в первую очередь те, что выражают разрыв со старым образом человека, переход к новой, «неклассической» антропологии. Это отказ от представлений о некой универсальной «сущности человека», утверждение беспредельно изменчивой его природы.

культура: Джойс виртуозно показывал, как в человеке переплетается рациональное и иррациональное, как движется его поток сознания. Вы это имеете в виду?
Хоружий: Да, но не только. За произведениями Джойса, за его художественным методом открываются глубокие соответствия между произведением искусства и художником, созданием и создателем. В структурах художественного текста, в его поэтике можно найти отражение антропологии человека. Джойс помогает открыть весьма важное явление, изоморфизм поэтики и антропологии. В эпизоде «Евмей», ближе к концу «Улисса», усталые герои сидят поздней ночью в харчевне, их сознание, их мысли путаются, заплетаются — ​и это их свойство. Джойс виртуозно передает поэтику: письмо и язык повествования заплетаются точно так же.

культура: Джойс стал главным писателем Ирландии. Его главный роман редко кто может осилить, но ее значение огромно. Как так получилось?
Хоружий: В искусстве прозы «Улисс» стоит на вершине, и там пребудет. Ирландия богата яркими, масштабными культурными фигурами — ​Свифт, Уайльд, Шоу. Но Джойс — ​главная звезда, «первый парень на деревне». Кроме того, Ирландия всегда славилась своим умением создавать разные традиции и обряды. И вокруг Джойса появилась своя субкультура. День, в который происходят события «Улисса», 16 июня, стал особой культурной датой, вокруг нее возникло множество полушуточных ритуалов. Причем распространились они не только в Ирландии, но и во всем мире. Джойс стал, если угодно, элементом городского фольклора, как у нас Пушкин. В других англоязычных странах его слава несколько иного оттенка. Там это классика, которую обязательно проходят в школе, так что каждый мало-мальски образованный человек хоть раз в жизни заглядывал в «Улисса». Однако в последнее время основы классического образования разрушаются, а вместе с ними исчезают и знания классической литературы.

культура: Сегодня нашу жизнь во многом определяет техносфера. Люди постоянно куда-то спешат, и у них все меньше времени на вдумчивое чтение, которого требует Джойс.
Хоружий: С человеком происходят коренные, глубокие перемены — ​в его жизнь вошла виртуальность. И это совершенно новое явление, еще не осмысленное наукой. Мы развиваем цифровые практики — ​это наша жизнь в компьютерном мире, обитание в социальных сетях, в кибергородах. Каждый по-своему погружается в виртуальный мир, но этот процесс захватывает всех, и это необычайно сильно меняет человека. Чтобы понять, что происходит, во всех гуманитарных дисциплинах приходится вырабатывать новый язык, новые понятия и аппарат. В моей книге «Социум и синергия» я пишу об этом. Вывод: эти процессы несут угрозу и могут привести к исчезновению человека. Почему? Тот при погружении в виртуальность дробится, рассыпается, теряет единство личности. Он становится не цельным, а набором разнообразных обрывков. Он уже не способен отвечать за себя как за единство. И для человека христианского — ​самое тревожное, что может быть. Виртуализация — ​разрушение религиозной жизни. И это один из главных вызовов современности, на который мы должны отвечать. Стратегии и способы христианского противостояния этой опасности сейчас только начинают вырабатываться, и они не просты, ибо отключиться от современности и невозможно, и нежелательно — ​это не праведный путь. Виртуальные практики дают ведь и немалые положительные возможности — ​для общения, духовного пастырства, помощи ближним, и эти возможности уже активно используются. Старая святоотеческая мудрость гласит: ничто не дурно само по себе, но все может быть употреблено как во благо, так и во зло. Эту меру мы и должны отыскивать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть