Чего хотел Фрейд

27.11.2013

Дарья ЕФРЕМОВА

В издательстве «Молодая гвардия» в серии ЖЗЛ выходит научно-популярная биография Зигмунда Фрейда. О Каббале без Бога, скучающих взглядах мужчин на обнаженные девичьи коленки, оговорках и сновидениях мы поговорили с автором монографии Петром Люкимсоном. 

культура: Последователи и оппоненты венского профессора считали, что его открытие сравнимо с эдисоновской лампочкой накаливания. Однако в массовом сознании Фрейд ассоциируется исключительно с сексуальной тематикой. Чего только стоят анекдоты про оговорки. «Добрый член! То есть, Толстый день! Ой, девочки, вчера такое было...» 
Люкимсон: Фрейд считал либидо силой, которая руководит поведением человека и, по большому счету, обществом в целом. Часто находил эротический подтекст многих проблем, работая со сновидениями. Ну а потом все кому не лень «вслед за Фрейдом» стали повсюду высматривать намеки на «это». Попытка даже приснившийся фрак уподобить презервативу только потому, что и тот и другой натягивают, выглядит просто смешно.

культура: Многие до сих пор считают психоанализ чем-то вроде астрологии, эдакой псевдонаукой. Как Вы относитесь к фрейдовской теории?
Люкимсон: Книга, по сути дела, представляет попытку найти ответы на эти непростые вопросы. Если совсем коротко, то психоанализ — безусловно, не наука. Но и псевдонаукой я бы называть его не стал. Для фанатов, с которыми мне порой приходилось сталкиваться, это что-то вроде религии, Фрейд — почти бог, а некоторые его ученики — чуть ли не апостолы. Но то же самое можно сказать и о Юнге. К психоанализу должно относиться как к методологии, своеобразному ключу, с помощью которого можно открывать тайные стороны человеческой натуры. Многие предъявляемые к Фрейду претензии, безусловно справедливы; значительная часть его выводов субъективна и надуманна. Но, как ни странно, именно наличие этой критики и сближает фрейдизм с наукой. 

культура: Профессор расширял понятие либидо до созидательной энергии, в том числе и творческой. А еще он говорил о ее диалектической связи с мортидо, стремлению к разрушению, смерти. 
Люкимсон: С годами понимание либидо у него эволюционировало, приближаясь к фундаментальному принципу Каббалы. Согласно которому все в мире, включая Бога, стремится к получению некого высшего наслаждения. Был ли убежденный атеист Фрейд знаком с Каббалой, вопрос. Предполагаю — да, но оговорюсь, тому есть лишь косвенные свидетельства. В любом случае учение Фрейда можно определить как «Каббалу без Бога», «Каббалу для атеиста». Мысли о диалектической связи между Эросом и Танатосом появились позже, в конце Первой мировой войны. 

культура: Насколько его биография повлияла на научные разработки? 
Люкимсон: Вне сомнения, значительная часть работ Фрейда основана исключительно на личном опыте, сексуальных и прочих проблемах, часть из которых он иногда просто приписывал пациентам. К примеру, его мысли об анальной эротике, как об неизбежной стадии детского эротизма, о комплексе кастрации, о том, что мальчики на ранней стадии развития уверены, что девочкам просто отрезали пенис, выглядят глубоко субъективно. 

культура: Фрейд начинал практику в клинике знаменитого невролога Жана Мартена Шарко, где и обнаружил, что психиатрических пациентов можно лечить без инъекций и таблеток. Когда больным удавалось «выговориться» под гипнозом или без, симптомы отступали. Почему же психоанализ не стал панацеей? 
Люкимсон: Психоанализ не способен победить тяжелые органические заболевания и никогда на это не претендовал. Лечить их, выбирая необходимый метод, дело психиатров. Фрейд занимался неврозами, которые встречаются гораздо чаще, чем шизофрения и паранойя. По большому счету, все мы невротики.

культура: Работы Фрейда, Юнга, Фромма активно раскупают. Чем вызван интерес?
Люкимсон: Проблема современного общества — в его чрезмерной сексуальной раскрепощенности. Мечта Фрейда вроде бы сбылась: мы говорим о сексе и занимаемся им куда более свободно, чем его современники. В этом его заслуга. Но когда запретный плод становится общедоступным, теряется вся притягательность. Отсюда резкое увеличение случаев асексуальности, импотенции и других сексуальных расстройств у мужчин. Хорошо помню, как в начале 80-х, в пору моей юности, бросало в жар от одного взгляда на девушку в мини-юбке. Сейчас молодые люди равнодушно скользят взглядом по полуприкрытым женским телам. Чтобы завестись, мужчинам нужно нечто большее. Фрейд, безусловно, не этого желал. Он хотел как лучше, а вышло как всегда.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть