Илья Кормильцев: химик и лирик

02.02.2017

Денис БОЧАРОВ

Фото: Юрий Машков/ТАСС

На первую декаду февраля запланирован ряд мероприятий под общим названием «Десять лет без Ильи», посвященных памяти одного из самых ярких отечественных мастеров поэтического слова, талантливого переводчика, критика и публициста Ильи Кормильцева.

В рамках акции 3-го числа в Центре документального кино пройдет тематическая лекция известного музыкального продюсера Александра Кушнира, а на следующий день в клубе «Шаги» состоится концерт, на котором известные артисты отдадут дань памяти автору текстов бессмертных хитов: «Скованные», «Взгляд с экрана», «Казанова», «Я хочу быть с тобой», «Эта музыка будет вечной», «Прогулки по воде» и ряда других.

Воспоминаниями о Кормильцеве мы попросили поделиться вдову поэта, актрису Алесю МАНЬКОВСКУЮ

культура: Илья по образованию химик. Когда он обнаружил в себе талант переводчика и тягу к стихосложению?
Маньковская: Еще в «химический» период своей биографии Кормильцев владел несколькими языками, время от времени подрабатывал переводами. Никогда не забуду поведанный им довольно забавный эпизод. Однажды в нашу страну должна была приехать сборная Португалии по баскетболу. Илью, как человека, прекрасно знавшего итальянский, пригласили в качестве переводчика — исходя, видимо, из следующего соображения: где итальянский, там и португальский. Мол, невелика разница, языковая группа-то одна — справится. Илье буквально за неделю пришлось выучить португальский, пускай и на базисном уровне. Зная удивительную способность Кормильцева к языкам, охотно в это верю.

Или еще вспоминаю случай. Как-то приехали в Хорватию, и так получилось, что хозяева виллы, где мы остановились, говорили только по-немецки и по-хорватски. Илья на тот момент ни того, ни другого языка не знал. Его это так задело, что по приезде домой, уделяя в среднем по полчаса в день для занятий, уже через год прекрасно изъяснялся на хорватском. Вообще же Кормильцев свободно говорил на одиннадцати языках.

Что касается пробуждения поэтического дара... Мне трудно об этом судить, ведь мы познакомились, когда он уже был признанным автором. Сам Илья описывал процесс стихосложения примерно так: «Бывает, садишься за стол с блокнотом и карандашом и чувствуешь, словно кто-то водит твоей рукой, — тогда все выходит легко и непринужденно. А случается: знаешь, должен что-то сочинить, но ничего в голову не идет».

Единственное, могу совершенно твердо утверждать: когда он писал стихи, то категорически не терпел присутствия кого-либо в том же помещении. Как правило, работал на кухне, запирался, и, не дай Бог, вам захотелось в тот момент перекусить или попить воды — приходилось это делать в ванной.  

культура: Кстати, существует расхожее мнение, что Кормильцев обладал весьма непростым характером — ко многим вещам был нетерпим, порой казался неуживчивым и вспыльчивым. 
Маньковская: Знаете, мне кажется, талантливых, неординарных людей с покладистым характером в природе не существует. Это миф. Если вы пролистаете жизнеописания великих, без труда обнаружите: все они — личности, отличающиеся нелегким, а то и суровым нравом. Такие люди видят мир и воспринимают его масштабнее, шире и глубже, чем подвластно среднестатистическому человеку. Иногда это, конечно, раздражает. 

В качестве свежего аналогичного примера могу привести нашумевший британский телесериал «Шерлок». Когда Холмс с тоскливой досадой произносит: «Ватсон, вы не представляете, как мне скучно. Ведь то, о чем вы только подумали, я уже давно успел просчитать на десять шагов вперед». Подобные метаморфозы — правило для людей, отмеченных Божьей искрой. Да, Кормильцев, безусловно, бывал иногда несносен и даже взрывоопасен. Но в то же время являлся душой компании, умевшим, как никто другой, заряжать окружающих жизненной энергией. 

культура: Что бы прежде всего волновало Илью сегодня? О чем бы писал, чем вдохновлялся?
Маньковская: Я почти уверена: с учетом того, насколько сейчас поднялись интернет-технологии и возросла роль социальных сетей — все эти твиттеры, фейсбуки и прочее, — у него был бы очень популярный аккаунт, Кормильцев являлся бы одним из самых известных блогеров. Еще во времена ICQ (той самой «аськи», если кто успел забыть) день мужа зачастую начинался так: он заваривал кофе, включал компьютер, и после этого от бесконечных «кликов» не было отбоя. Илью завораживала сама возможность одновременно держать связь с несколькими людьми, находящимися в разных уголках планеты. Общение же ему было необходимо как воздух. 

А о чем бы он писал сегодня, мне, честно сказать, самой интересно. Уверена, мимо тревожных и неоднозначных событий, то там, то здесь происходящих в мире, он точно бы не прошел — в его произведениях они бы обязательно нашли отражение. Лично меня то, что творится вокруг, очень сильно пугает. Не хотелось бы оперировать громкими понятиями — такими, как апокалипсис или третья мировая война. Возможно, Кормильцев смог бы обобщить и сформулировать лучше. 

культура: Видные мастера рифмованного слова по-разному относятся к термину «поэт-песенник». Одни себя таковыми и видят, другие — с данным понятием уживаются, а третьи по отношению к себе подобного определения на дух не переносят. Что на этот счет думал Кормильцев?
Маньковская: Если бы вы его назвали поэтом-песенником, то моментально скатились бы кубарем с лестницы. Кормильцев был философом, сочиняющим стихи. Большинство из написанного им в XXI веке имело скорее отношение к философии, поэзии и публицистике, нежели к песенному творчеству. Вообще созданное Ильей на этой ниве он не считал высшим достижением своей жизни. Поэтому «поэт-песенник» в данном случае звучало бы как оскорбление. 

культура: Тем не менее подавляющему большинству соотечественников Кормильцев известен в первую очередь как автор текстов к песням «Наутилуса Помпилиуса», группы, как минимум половиной успеха обязанной его лирике...
Маньковская: Здесь вы абсолютно правы. Более того, как актриса, певица и композитор, не могу не признать: Бутусову удалось расставить акценты в стихах Ильи именно так, что они стали доступны и понятны всем. Ведь когда вы видите стихотворение на бумаге, многое зависит от того, как именно его прочитаете и соответственно воспримете. К тому же далеко не все артисты сумеют подать произведение так, чтобы оно взяло за душу. А Вячеслав, создавая свои мелодии, смог абсолютно верно уловить смысловые нюансы, изначально заложенные в лирике Кормильцева. В итоге стихотворение било в правильную точку. Это, бесспорно, был не случайный творческий союз. 

«Наутилус» в его лучшие годы являл собой живой, дышащий полной грудью организм. Не бывало такого: Илья приносит Бутусову, скажем, двенадцать стихов, и из них в результате получается альбом «Яблокитай». Велась титаническая работа, сопряженная с постоянным поиском и сомнениями. И, мне кажется, в конечном итоге Вячеслав выбирал только те стихи, которые мог расслышать, прочувствовать, впитать и понять.

культура: Чем бы, кстати, объяснили отсутствие в программе посвященного Кормильцеву концерта того же Бутусова — человека, наиболее плодотворно сотрудничавшего с Вашим супругом? Или все дело в том, что между ними однажды пробежала черная кошка и отношения не восстановились?  
Маньковская: Этот вопрос неплохо бы адресовать самому Вячеславу. Дистанцироваться от былой славы у него, полагаю, при всем желании не получится. Ибо если он перестанет исполнять песни «Наутилуса Помпилиуса», придется выступать с очень короткой программой. Это не камень в огород Бутусова, а объективная реальность. Не споешь хотя бы пару тех самых хитов — пусть они тебе сто раз надоели, — публика расстроится. 

А насчет кошки вы правы. Навести заново мосты они так и не смогли. Иначе, думаю, Вячеслав нашел бы возможность поприсутствовать на похоронах Ильи десять лет назад. 

культура: В чем, на Ваш взгляд, состоит основная творческая заслуга Ильи Кормильцева? Каким он останется в истории отечественной литературы, поэзии, философской мысли, если угодно?
Маньковская: Трудно говорить о будущем, когда прошлое еще до конца не определено. Но, вероятно, главное, что сделал Кормильцев: в своих стихах, рассказах и публикациях, довольно метко отразив время, через которое мы прошли, сумел намекнуть и на то, что нас ожидает впереди.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Владимир 03.02.2017 20:32:19

    Концовка жизни Ильи Кормильцева, его болезнь, лечение в Лондоне, окутана мраком. ВВС передавало, что около его больничной койки крутились какие-то чеченцы, уверяли, что Кормильцев уверовал в аллаха, принял ислам и чуть ли не хоронить его надо по мусульманскому обычаю.
    Что до "бессмертных хитов", то это мнение Д. Бочарова, а вот с тем, что текст "Крылья" считается лучшим текстом русского рока, вполне можно согласиться. А композитор (?) и Вячеслав Бутусов к этому "руку приложили", да так, что неизвестно ещё кто кому больше обязан. Но вещь стоит обедни!

    Ты снимаешь вечернее платье,
    Стоя лицом к стене,
    И я вижу свежие шрамы
    На гладкой как бархат спине.
    Мне хочется плакать от боли
    Или забыться во сне,
    Где твои крылья, которые
    Так нравились мне.

    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.
    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.

    Когда-то у нас было время,
    Теперь у нас есть дела,
    Доказывать, что сильный жрёт слабых,
    Доказывать, что сажа бела.
    Мы все потеряли что-то
    На этой безумной войне,
    Кстати, где твои крылья,
    Которые нравились мне.

    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.
    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.

    Я не спрашиваю сколько у тебя денег,
    Не спрашиваю сколько мужей,
    Я вижу, ты боишься открытых окон
    И верхних этажей.
    И если завтра начнётся пожар,
    И всё здание будет в огне,
    Мы погибнем без этих крыльев,
    Которые нравились мне.

    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.
    Где твои крылья,
    Которые нравились мне.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть