«Дорога» за премией

08.12.2016

Дарья ЕФРЕМОВА

6 декабря на торжественной церемонии в Доме Пашкова были названы лауреаты Национальной литературной премии «Большая книга». 

Победителем стала «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича. Памятную статуэтку и денежный приз вручили глава Роспечати Михаил Сеславинский и первый заместитель гендиректора ВГТРК Антон Златопольский, прямо на сцене пообещавший писателю выкупить права на экранизацию. 

Повествование о малоизвестном эпизоде Гражданской войны — походе Сибирской добровольческой дружины из Владивостока в Якутию в 1922–1923 годах, по мнению продюсера, найдет отклик у широкого зрителя, а сложные драматические сюжетные линии о правоте и благородстве противоборствующих сторон станут доказательством: история нуждается не в оценках, а в понимании. На втором месте Евгений Водолазкин с романом «Авиатор», на третьем — Людмила Улицкая с «Лестницей Якова».

В этом сезоне за звание лауреатов «Большой книги» боролись одиннадцать авторов. Среди топовых (помимо победителей) — «прозаик постперестроечного поколения», обладатель «Русского Букера» Петр Алешковский с романом «Крепость» — об ученом-археологе Иване Мальцове, сражающемся за то, чтобы его любимый Деревск не превратился в тусклое захолустье под натиском чиновничьих интересов.

Одним из номинантов оказался и Алексей Иванов, представлявший на «Большой книге» роман «Ненастье» о лихих 90-х, афганской войне и нашем времени. В зале его даже называли живым классиком. «Это, конечно, очень приятно, но знаете, для того, чтобы называться классиком, все же надо умереть», — парировал писатель. Также в шорт-лист вошли зоолог, доктор философии, автор популярных книг о путешествиях, соавтор нескольких томов «Энциклопедии природы России» Владимир Динец с «Песнями драконов» и екатеринбургский литератор Анна Матвеева. Некоторые критики увидели в «Завидном чувстве Веры Стениной» пример безупречной женской прозы — тут и «дружба девочек» со жгучей завистью, и тонкий психологизм, и семейная драма, и ореол искусствоведческих изысканий: героиня откровенничает то с рафаэлевской Мадонной, то с Моной Лизой. 

О расширении формата членам жюри позволил говорить сборник эссе Александра Иличевского «Справа налево», завораживающий разнообразием тем: наука, музыка, литература, философия, поэзия, путешествия, политика, война... А самый молодой финалист «Большой книги», писатель, сценарист и ведущий Саша Филипенко представил роман «Травля» — о самонадеянности наших современников, растерявшихся в эпохе, жажде власти и желании спрятаться. Симпатии ряда экспертов были на стороне Сергея Солоуха, номинанта «Букера» и «Антибукера». Его «Рассказы о животных» на самом деле о людях, вернее, о маленьком человеке, стойком и непритязательном. Герой книги Игорь Валенок, бывший научный работник, в качестве менеджера по продажам колесит по дорогам Западной Сибири. Жена уходит в запой, дочь мечтает свалить из страны, но в этих безрадостных реалиях находится место подвигу — героическому, незаметному, каждодневному, на который способен каждый из нас. 


Леонид ЮЗЕФОВИЧ: «События Гражданской войны требуют взгляда не идеологического, а человеческого»

культура: Слышала, Вы поправляете тех, кто называет Ваш роман историческим. 
Юзефович: Он как раз «неисторический роман» — этот термин мы изобрели с Леной Шубиной. Если разобраться, все мы пишем о современности, потому что историческое сочинение начинается за пределами памяти трех поколений. Моя бабушка была сестрой милосердия в период Первой мировой, она родилась в 1892 году. Что они с дедом помнили, то помню и я. И «Война и мир» Толстого — не исторический роман для его современников, хотя и написан через сорок с лишним лет после событий 1812-го. Собирая материал для «Зимней дороги», я работал с архивами, в том числе и ФСБ, но главным стали все-таки живые воспоминания — сына генерала Пепеляева, покойного Всеволода Анатольевича, и внука, ныне здравствующего Виктора Лавровича. Им я безмерно благодарен, без них этой книги не было бы. 

культура: Генерал Пепеляев, Сибирский областник, герой Первой мировой — все-таки не самый известный представитель Белого движения. Почему выбрали именно его?
Юзефович: Это та фигура в белом лагере, что симпатична всем, независимо от убеждений. Среди белых, которых в последнее время идеализируют, попадались всякие люди, в том числе очень жестокие. Пепеляев же был нравственным, верующим, подходил к человеку с позиций гуманизма, отличался умеренными политическими взглядами: народник, враг оголтелой реакции. Он никогда не расстреливал пленных, не подписал ни одного смертного приговора. 

культура: В одном из Ваших интервью прозвучала мысль, что переписывать историю, менять точки зрения, акценты — это нормально. Так ведь можно Бог знает до чего дойти. 
Юзефович: История всегда переписывалась. Приходят новые люди, публикуются какие-то факты, другие оценки. События Гражданской войны требуют нового взгляда — не идеологического, а человеческого. Моя книга — о бессмысленности гражданских войн, о том, что каждый из нас может совершенно случайно очутиться по ту или иную сторону баррикад. И самое страшное, что врагами становятся прекрасные благородные люди, которые в другое время могли бы быть лучшими друзьями. 

культура: А как же убеждения? 
Юзефович: Зачастую они формировались задним числом. Те, кто оказался в 1918 году в Перми, записывались в Красную армию, а кто жил в Омске — попадали к колчаковцам. А потом уже оправдывали свои «решения»: «Я за старую Россию...» или «За новый мир, за трудящихся...» 


MIHEEV_REZ.jpg

Алексей МИХЕЕВ, литературный критик, член жюри: «Наша награда — феномен массового критического сознания»

культура: В одном из релизов говорилось, что «Большая книга» — продолжение литературной критики... 
Михеев: Не продолжение, а скорее развитие. Если исходить из сегодняшних реалий, премия — и есть главная оценка. Ведь в литературной жизни произошло радикальное смещение координат. Раньше критики спорили между собой, выясняли в прессе, какие тексты стоящие, какие нет, каким тенденциям они отвечают, а сейчас их оценка почти не востребована. Читатель не может сориентироваться в потоке, тем более что в большинстве изданий вообще не пишут про литературу и обычно дают случайные рекомендации. А премия определяет конкретные ориентиры, выполняет замещающую функцию. «Большая книга» — это феномен массового критического сознания, ведь в жюри не только специалисты, но и «рядовые» читатели: представители бизнеса, библиотекари, сотрудники книжных магазинов. К тому же у нас идет интернет-голосование: в нем участвуют все желающие, они определяют приз читательских симпатий. 

культура: Какие произведения сезона показались жюри необычными? 
Михеев: Один из моих персональных фаворитов — Сергей Солоух с «Рассказами о животных». До этого в короткий список попадала его «Игра в ящик», но, к сожалению, не стала лауреатом. Другая моя симпатия — Анна Матвеева и ее роман «Завидное чувство Веры Стениной». Писательница дважды входила в короткий список со сборниками рассказов. Я с некоторым предубеждением брался за эту книгу, потому что не каждый автор, который хорошо держит короткую форму, способен на таком же уровне написать роман, но у нее получилось. И, конечно, «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича. Большинство исторических сочинений пишутся с определенных позиций, с тенденциозными порой установками, когда мир четко делится на черное и белое, своих и чужих, на силы Добра и их врагов. Работа Юзефовича замечательна тем, что не дает однозначных оценок: автор выстраивает картину гражданской войны во всей ее стереоскопической многомерности.

культура: Сложно отбирать книги? Разногласия среди членов жюри случаются? 
Михеев: В экспертном совете много споров, бывают жестокие схватки, но все равно приходится принимать общее решение. А что касается отсева, то он значительный. Сначала в течение трех зимних месяцев поступает примерно 300–350 книг. В длинный список, который формируется в апреле, входит от 30 до 40. А в короткий — уже от девяти до пятнадцати.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть