Из БУСа слов не выкинешь

18.02.2016

Андрей МОИСЕЕНКО

В Москве выпущен Большой универсальный словарь русского языка. Более 25 лет над ним работали специалисты Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина. Столь масштабного труда в постсоветской России еще не издавалось. Почему его составляли так долго, как в окончательный вариант попали «флэшка», «халява» и «биополе», а что пришлось вычеркивать, выясняла «Культура».

Слово «онлайн» многие из нас произносят в день по несколько раз. Но кто может дать по-русски его точное определение? И как правильно писать — слитно или через дефис? Да и что за часть речи? Обратимся к новому словарю. Оказывается, термин «онлайн» мы используем в трех значениях: 1) делать что-то в режиме реального времени (например, «совершить покупку онлайн»), 2) часть интернета, работающая в режиме реального времени («он сейчас в онлайн»), 3) что-то осуществляется с помощью интернета («онлайн-аукцион»). В первом случае это наречие, во втором — ​существительное, в третьем — прилагательное. Можно, наверное, поспорить с подобной классификацией, однако авторитетные лингвисты и филологи из ведущего академического института посчитали такое определение наиболее точным. И записали это в Большом универсальном словаре. Наш язык обогатился еще одним словом, о котором четверть века назад никто не подозревал.

Фолиант, изданный в рамках национальной программы «Словари XXI века», объясняет значение, происхождение, произношение и дает еще множество сведений примерно о 30 000 слов, которые, как посчитали авторы, наиболее часто употребляют сегодня россияне. В нем почти полторы тысячи страниц, а весит он около двух килограммов. Понятно, что такую книжку в сумке постоянно таскать не будешь. Но достойное место в домашней библиотеке словарь займет несомненно. Он уже появился в магазинах. Средняя цена — 1500 рублей. Говорят, продажи идут хорошо. 

— Издание предназначено для профессиональных филологов, студентов, родителей, которые хотят, чтобы их дети грамотно изъяснялись и понимали, что они говорят и пишут, — сказал «Культуре» руководитель проекта «Словари XXI века» издательства «АСТ-Пресс» Константин Деревянко. — Пока он существует только в печатном виде, но к концу года появится и электронная версия, причем большая часть материалов там будет бесплатной.

По словам собеседника, уже идет работа по созданию оболочки с полноценной онлайновой (вот и повод применить новое слово) навигацией, а также приложений для смартфонов.

— Большой универсальный словарь русского языка уже прозвали БУСом в отличие от БАСа — Большого академического словаря, который полностью будет готов примерно к 2020 году, — поведала нам одна из составителей БУСа ведущий научный сотрудник Института им. А.С. Пушкина  Галина Богачева. — Но там работа ведется как бы «вширь», стремясь охватить как можно больше слов. Мы же сосредоточились не на описании бескрайних полей русской лексики, но выбрали ядро современного языка.

Ректор института Маргарита Русецкая обратила внимание, что сейчас студентам и школьникам не хватает словарей. Многочисленные издательства выбрасывают на рынок большое количество такой литературы, но вся она крайне неудовлетворительного качества. БУС выгодно отличается. А недавно началась работа еще и над созданием Универсального электронного ресурса русского языка. Его составляют лучшие лингвисты страны, и за его основу будет взят все тот же БУС.

Главный идеолог и руководитель проекта — 76-летний доктор филологических наук, профессор Валерий Вениаминович Морковкин. В Институте русского языка (изначально это был Научно-методический центр русского языка при МГУ) он трудится с 1967 года. Автор 200 научных работ, включая 18 словарей. БУС — главное его детище. По словам профессора, идея создания такого словаря появилась еще в 1973 году. Но тогда посчитали, что не хватает фактического материала — новых слов. Работа предстояла серьезная. Для начала надо собрать множество примеров употребления слов в самых разнообразных контекстах. Информация о каждом помещается на отдельные карточки. В результате набирается картотека, которая и служит основой для издания. Эта методика, кстати, используется с середины XIX века. Работа над одним словарем может длиться годами и даже десятилетиями. Так что непосредственно составлять БУС начали только в конце 80-х. Но вскоре СССР распался, стало уже не до лингвистов с их затеями. Финансирование проекта закрыли. А когда в середине 2000-х было принято решение возобновить работы, то значительная часть материалов для словаря оказалась уже непригодной — слишком много времени было потеряно.

В лингвистике существует неписаное правило: каждому поколению — свой словарь. Потому что в обиход входят новые слова, существующие — приобретают другой смысл, бывает, меняются ударения. Лингвисты любят приводить такой пример. Еще 200 лет назад было принято делать ударение на последний слог — «варИт». Вот у Пушкина, стихотворение «Жалоба»: «Потомку предков благородных, / Увы, никто в моей родне / Не шьет мне даром фраков модных / И не варИт обеда мне». Сейчас бы поэта обвинили в банальном подверстывании ударения под размер стиха. Или еще пример. В России часто произносили «мОлодежь», от слов «мОлодь», «мОлодость». Все изменилось после того, как 1947 году поэт Лев Ошанин написал «Гимн демократической молодежи»: «Песню дружбы запевает молодёжь, / Молодёжь, молодёжь...» Слова всем понравились, и вскоре люди привыкли говорить по-новому. 

Современный русский язык изменился довольно сильно. Какому лингвисту четверть века назад могло прийти в голову, что слова «открыть», «висеть» или «скачать» могут приобрести околокомпьютерное значение? Сравнительно недавно мы узнали, что такое «флэшка» или «хакер». Определения этих слов в отечественной лингвистике впервые введено в только что выпущенном БУСе. Но некоторые новомодные словечки, например «селфи», в нем все же отсутствуют. Создатели словаря объясняют это тем, что не могли улучшать свое творение до бесконечности. 

— Было включено много слов религиозной, компьютерной и вообще цифровой тематики, но слово «селфи» широкое распространение получило всего около двух лет назад, — объясняет Богачева. — Словарь был уже в издательстве, мы ничего не могли изменить.

Впрочем, надо учесть и то, что средний возраст авторов издания далеко за 50. Не все они с одинаковой легкостью пользуются современными гаджетами и бродят по интернету. Поэтому, увы, не всегда в тренде (этого слова, кстати, тоже нет в словаре). Если будет переиздание, составителям найдется над чем поработать.

Остроактуального не внесли, зато повычеркивали вволю. Ведь некоторые слова наши дети и внуки уже никогда не поймут, да, может, и совсем не услышат. Например, «пейджер», «дискета». Такие анахронизмы были безжалостно удалены.

Еще одна любопытная деталь: многие имена собственные в словаре поданы как нарицательные. Например, «аэробус» теперь, по версии БУСа, не марка лайнеров, выпускаемых европейской авиастроительной компанией, а просто «самолет очень большой вместимости и повышенной комфортности». Так что будем писать со строчной буквы и без кавычек: «Мы из Домодедово летим на аэробусе». Впрочем, такое бывало и раньше: вспомним револьвер кольт или пистолет маузер. Кстати, примерно 75 процентов новых слов в издании имеют иностранное происхождение. Но волноваться, что «мы его теряем», не стоит, уверяют специалисты. Взаимопроникновение было всегда. Например, по причине лидерства какой-либо нации в определенной области науки, техники, культуры или моды. Наши «спутник» и «матрешка» тоже в свое время разошлись по миру. А еще стоит помнить, что написал Корней Чуковский в книге «Живой, как жизнь. Рассказы о русском языке». Она издана в 1962 году, но актуальна и сегодня:

«...Старики почти всегда воображали (и воображают сейчас), будто их дети и внуки (особенно внуки) уродуют правильную русскую речь… Язык движется вперед без оглядки — в зависимости от изменений социального строя, от завоеваний науки и техники и от других чрезвычайно разнообразных причин».


Следи за модой

В рамках проекта «Словари XXI века» недавно вышло еще одно любопытное издание. Профессор МГУ, доктор филологических наук Владимир Новиков составил «Словарь модных слов». 

— Слова, как люди: среди них есть богачи и бедняки, лидеры и аутсайдеры, франты и скромники, — утверждает автор. — Модные слова — с претензией, они часто используются в устной речи, в СМИ. Они не всегда «хорошие», не всегда «плохие». Но к ним стоит присмотреться, ведь они отражают колоритные особенности нашей жизни и сдвиги в общественном сознании.

Вот как сам Новиков рассказывает о популярном сейчас обидном ярлыке, которым одна половина россиян награждает другую, и наоборот. 

— Композитор Мусоргский никого не хотел обидеть, когда в 1874 году дал название «Быдло» одной из фортепианных пьес цикла «Картинки с выставки». Быдло по-польски — крупный рогатый скот. Но еще — так польские паны презрительно называли своих крестьян... В 1935 году слово вошло в Толковый словарь Ушакова с таким объяснением: «О тупых, безвольных людях, покорных насилию». В наши дни самодовольные богатеи считают быдлом всех, кто живет на скромную зарплату и ездит в метро. «Нет, это не мы, а вы быдло», — отвечают трудящиеся... Ни одно слово нашего языка не вызывает столь бурного обсуждения в интернете. Уже несколько лет слежу за этим общенародным диспутом. Каждый придает злополучному слову свой смысл, у каждого свой взгляд на социальную ситуацию в России. Скажу одно: люди, столь не равнодушные, к родному языку, столь чувствительные к слову и его социальному контексту, — не быдло!


Министры у нас грамотные

Лингвисты из Института русского языка им. А. С. Пушкина проанализировали, насколько грамотно говорят по-русски члены правительства, депутаты Госдумы, губернаторы и мэры. Оценивалось произношение, правильное использование слов, умение выстраивать фразы, стилистика и разнообразие речи. Конечно, серьезных выводов тут делать не стоит, но все же, как отмечено в исследовании, «речь политиков в некотором роде является ориентиром для обычных граждан, и по их речам теле- и радиоаудитория судит об уровне грамотности представителей органов государственной власти в целом».

Конкретные имена ученые не раскрывают, но известно, что «испытуемых» было 50 человек и все они лидеры всевозможных рейтингов («100 ведущих политиков России», «Влиятельность глав субъектов РФ» и т. д.) за 2014–2016 годы. По десятибалльной шкале наивысший балл грамотности получили федеральные министры (9,4), на втором месте депутаты Госдумы (6,4), на третьем — ​главы муниципальных образований (6,3), и уж совсем отстали губернаторы (2,3).

Ошибки политиков

Основные речевые оплошности российских политиков выглядят так.

Ошибки в ударении: нАчался (правильно — ​началсЯ), нефтепрОвод (нефтепровОд).

Нарушение лексической сочетаемости: «значение, которое уделяется» (правильно — ​значение придается).

Неверное употребление фразеологизмов: «вдохнуть второе дыхание» (правильно — ​вдохнуть жизнь).

Нарушение норм управления в языке: «контроль по расходованию средств» (правильно — ​контроль расходования средств).

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть