Да вдруг алтын

19.03.2015

Виген АКОПЯН

Давно витавшая в воздухе идея единой валюты для Евразийского экономического союза, куда входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и к которому, скорее всего, вот-вот присоединится Киргизия, получила мощный импульс от самого авторитетного ньюсмейкера. Владимир Путин поручил Центробанку РФ совместно с коллегами из стран-партнеров до 1 сентября определить целесообразность данного нововведения.

По мнению экспертов, ускоренная поляризация международной экономической жизни, вызванная намерением США и ЕС создать общую зону свободной торговли и нарастающим давлением на Россию, заставляет Кремль форсировать валютную интеграцию в рамках ЕАЭС. 

Уже известны предполагаемые варианты названия евразийской денежной единицы — «алтын» или «евраз». Существенную роль в обеспечении ее стабильности намеревается сыграть Астана. Нурсултан Назарбаев впервые озвучил эту идею еще в далеком 1994-м. А в прошлом году были подписаны документы, предполагающие создание единого Центробанка в Алма-Ате. Судя по всему, Казахстан возьмет на себя ключевую функцию и по печати новых дензнаков. Ведь тенге сегодня является одной из самых защищенных национальных валют мира.Оценивая все «за» и «против» столь масштабного монетарного проекта, который затронет интересы почти двух сотен миллионов человек, экономисты будут наверняка исходить из той аксиомы, что полноценная интеграция без единой валюты — иллюзия, за которую придется в дальнейшем дорого расплачиваться. 

Однако не все так просто. У проекта имеется ряд подводных камней, более-менее заметных даже с берега. Скажем, если сейчас доллар США с разной степенью успешности влияет на каждую из стран ЕАЭС, то в случае объединения пяти экономик получит возможность воздействовать на общую экономическую ситуацию через валютные системы отдельных, не самых развитых членов. Но, с другой стороны, сохранив пять валют в фактически едином экономическом пространстве, члены ЕАЭС будут обречены на постоянные потери в виде разницы, возникающей при обмене одной валюты на другую при осуществлении торговых операций. 

В пользу того, что Москва весьма серьезно готовится к введению ликвидного «евраза» или «алтына», может свидетельствовать активная скупка золота. За 2014 год Центробанк РФ установил в этой области рекорд со времен распада СССР. В частности, российский регулятор приобрел 152 тонны драгметалла на сумму $6,1 млрд. Это треть всего золота, скупленного на глобальном рынке. Рост объемов наших закупок в прошлом году составил 123%, при общем падении спроса со стороны других государств на 13%. Примечательно и то, что уже 28 месяцев подряд увеличивает свои запасы золота и Казахстан...

Но как бы ни была велика роль Астаны на подготовительном этапе, очевидно, что главная нагрузка при обеспечении стабильности «алтына» ляжет на плечи России. Более того, стартовые позиции новой валюты целиком и полностью будут зависеть от самочувствия рубля на тот момент. И ухудшающаяся экономическая конъюнктура лишь мотивирует Москву к оперативным действиям. В свою очередь, Казахстан с Белоруссией, сами будучи в тихой стагнации, ожидают решительных действий «старшего брата» и надеются на оживляющий эффект, который принесет им общий дензнак. 

Что касается белорусской экономики, то она просто не может развиваться в условиях, когда российская терпит падение. Сомнительные достоинства «перевалочного пункта» для подпольной европейской продукции не способны заменить собственного полноценного экспорта, который возможен только в случае роста покупательской способности россиян. При этом напомним, что лишняя возня с обменными курсами всегда сковывала руки белорусской промышленности, а местный «зайчик», давно ощутивший на себе всю тяжесть западных санкций, изначально де-факто развивался в качестве регионального довеска к рублю. 

Не в лучшей форме сегодня и экономика Казахстана. Падение цен на нефть замедлило рост ВВП с 4% в 2014 году до 1,5%, прогнозируемых в текущем. Власти, по счастью, справедливо усматривают главную опасность не в падении нефтяных котировок, а в дестабилизирующей роли американской валюты. Нацбанк страны недавно обнародовал одобренный правительством план по «дедолларизации» экономики до конца 2016 года. Отныне приоритет в торговых соглашениях с партнерами будет отдаваться другим валютам.

Несколько иначе обстоят дела с Арменией и Киргизией. Для этих двух стран с маломощными и довольно-таки замкнутыми экономиками с введением новой валюты наступит и новая реальность. Главной станет проблема проведения суверенной денежно-кредитной политики, ведь национальные Центробанки фактически потеряют функции регулятора инфляции. Как показывает опыт ЕС, единая валюта означает и единые цены, которые при этом тяготеют к высшей планке. То есть в Армении и Киргизии установятся те же ценники, что и в России и Казахстане, хотя покупательская способность населения останется прежней. То есть очевидно, что «малым странам» фактический отказ от финансового суверенитета будет даваться гораздо сложнее, чем тройке основателей ЕАЭС, уже в значительной степени интегрированных друг с другом. Не исключено, что данный вопрос будет решаться путем референдума. 

В любом случае процесс перехода ЕАЭС на единую валюту, как бы того ни хотелось Москве, Астане и Минску, не будет скорым. Предстоит работа по созданию единого финансового органа с разветвленной функциональной системой. Кроме того, членам союза для начала необходимо окончательно перейти на взаиморасчеты в национальных валютах и создать эффективные, не зависящие от США платежные системы. Остается надеяться, что после поручения Владимира Путина работа в этих направлениях будет максимально ускорена в России. А там подтянутся и наши соседи-партнеры.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть