Франция на марше

24.04.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Фото: Zuma/ТАСС

Пятая республика обсуждает итоги первого тура президентских выборов. Во втором, который состоится через две недели, сойдутся Эмманюэль Макрон и Марин Ле Пен. В минувшее воскресенье за них отдали голоса 23,86 и 21,43 процента избирателей соответственно.

Кандидат правоцентристской партии «Республиканцы» — бывший премьер-министр Франсуа Фийон — оказался третьим: 19,9 процента. Четвертым финишировал лидер леворадикального движения «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон, которого поддерживали коммунисты,— 19,6. Сокрушительный разгром потерпел Бенуа Амон, представлявший пока еще правящую Социалистическую партию. Ему, если можно так выразиться, выказали доверие всего шесть процентов электората. Фактически это означает исчезновение ФСП в ее нынешнем виде.

Успех Макрона и Ле Пен, по мнению обозревателей, связан с тем, что оба кандидата, несмотря на совершенно разные взгляды, выступают против существующей политсистемы. «Они ее взорвали на наших глазах. Это настоящее землетрясение», — констатирует газета «Фигаро». До сих пор правые и левые, сменяя друг друга, безраздельно правили страной на протяжении полувека. Результат — плачевный. Париж утратил позиции в мире, лишился самостоятельности в международных делах. Не менее катастрофична и внутриполитическая ситуация: шестимиллионная безработица бьет рекорды, гигантский внешний долг в 2,2 трлн евро лежит тяжким бременем на бюджете. Страну сотрясают террористические акты, власти бессильны решить проблему мигрантов. Положение резко ухудшилось при Франсуа Олланде, который настолько непопулярен, что не рискнул даже — случай беспрецедентный — баллотироваться на второй срок.

Фото: Christophe Ena/AP/TASS

39-летнему Макрону, несомненно, удалась головокружительная карьера. Три года назад он был безвестным служащим у Ротшильда, а сегодня успешно играет роль лидера, убедительнее других обещающего вывести республику из кризиса. «Вы патриоты, — заявил Макрон, обращаясь к сторонникам после первого тура. — Мы получили шанс перевернуть страницу в нашей политической истории. Французы выразили стремление к обновлению. Мы хотим добиться максимально широкой поддержки избирателей, чтобы начать движение к прогрессу». Слово «патриот» ловкач, похоже, взял на вооружение…

Макрона часто называют продуктом политического маркетинга, Эмманюэль хочет всем нравиться. Удачно маневрируя, не называет себя ни левым, ни правым. Его движение «На марше!», созданное всего-то в 2016-м, насчитывает больше членов, чем «классические», системные партии. К нему примкнули такие тяжеловесы, как экс-премьеры Доминик де Вильпен, Жан-Пьер Раффарен, Ален Жюппе и Эмманюэль Вальс, нынешние глава правительства Бернар Казнёв и военный министр Жан-Ив Ле Дриан, лидер центристов Франсуа Байру, мэры Парижа и Лиона Анн Идальго и Жерар Коллон, бывший вождь компартии Робер Ю и прочие, и прочие.

Поддержать его во втором туре сразу призвали проигравшие битву Франсуа Фийон и Бенуа Амон. Согласно последним опросам, в майской дуэли Макрон соберет 60–62 процента голосов. Поэтому практически все наблюдатели видят в нем будущего президента Франции.

При этом, как ни странно, у Макрона по-прежнему нет четкой программы. Его недавняя книга «Революция» изобилует общими местами и рассуждениями. Молодого политика принято называть «либералом». Однако этот бывший финансист прежде всего трезвый прагматик, который постепенно осваивает управленческие азы. Признает, что порой сам не понимает того, что говорит. Некоторые его заявления шокируют: «Французской культуры больше не существует».

Что касается иностранных дел, он более осмотрителен и осторожен в оценках. В его окружении хотят строить «конструктивные» отношения с Россией. Макрон лично сказал об этом в недавнем интервью радиостанции РФИ. Он выступает за соблюдение Минских соглашений и в краткосрочной перспективе не намерен поднимать вопрос о признании Крыма частью России. В том, что касается Сирии, считает приоритетом не уход Асада, а борьбу с ИГИЛ и другими группами террористов.

Фото: Frank Augstein/AP/TASS

Впрочем, Марин Ле Пен далеко не сказала своего последнего слова. В первом туре она добилась рекордного для себя показателя — в Елисейском дворце ее желают видеть 7,6 миллиона человек. «Это историческое событие», — заявила глава «Национального фронта», призвавшая голосовать за нее во втором раунде «всех искренних патриотов во имя интересов Отечества». Она рассчитывает на мобилизацию тех, кто в первом туре воздержался, и тех, кто высказался за Франсуа Фийона.

Больше всего голосов Марин получила от молодежи, рабочих, фермеров, жителей глубинки и жандармов. Напротив, в Париже ее результат оказался весьма скромным — 4,99 процента, что меньше, чем в 2012 году — 6,2. Так или иначе, после краха «Республиканцев» и социалистов «Национальный фронт» представляет собой мощную силу и реальную альтернативу на следующих президентских выборах.

Ключевым моментом программы Ле Пен остается борьба с иммиграцией. Она предлагает ввести мораторий даже на легальный прием «беженцев», в чем с ней солидарно большинство французов. В случае победы Марин сразу восстановит национальные границы, проведет референдум о выходе Франции из зоны евро. Наконец, она наиболее последовательно выступает за развитие отношений с Москвой, отмену санкций и поддерживает возвращение Крыма в состав России.

Что весьма важно, уже в июне во Франции пройдут выборы в Национальное собрание. Совсем не факт, что движению «На марше!» удастся получить львиную долю депутатских мест. В таком случае страну ждет трудный период «сожительства» главы государства с враждебными ему партиями. Начнется мучительный поиск шатких коалиций. Не исключено, что Макрону придется уповать на подмогу «Республиканцев». Это лишь усилит внутриполитическую нестабильность. Напротив, «Национальный фронт», который сейчас располагает в парламенте всего двумя мандатами, по всей видимости, многократно увеличит свое представительство…


В ожидании де Голля?

Стоит отметить, что интерес французов к политике остается чрезвычайно высоким. Посетитель кафе, таксист, торговец на базаре, в общем, всякий случайный знакомый охотно и толково изложит вам свою точку зрения на любое событие. Тем не менее никогда еще в истории соотечественники де Голля и Миттерана не выражали такого недовольства лидерами, депутатами, партиями, государственными институтами, как сегодня. По данным Центра политических исследований CEVIPOF, 89 процентов французов убеждены, что политиков не интересует мнение обычных людей, 75 процентов считают их коррумпированными, 40 — испытывают по отношению к ним скептицизм, а у 28 процентов они и вовсе вызывают отвращение. 70 процентов полагают, что демократия во Франции не работает, и всего 11 процентов доверяют партиям. Наконец, 49 процентов хотели бы, чтобы страну возглавлял человек, не обращающий внимания ни на выборы, ни на парламент. Словом, налицо тяга к сильной руке.

Этому феномену отторжения политического класса посвящена свежая книга Эмилиано Гроссмана и Николя Соже «Почему мы так презираем наших политиков?». Такое отторжение возникло не только к нынешнему президенту Франсуа Олланду, популярность которого упала до рекордно низких четырех процентов. От каждого нового лидера ждут реальных улучшений. Проходит несколько месяцев, и надежды неизбежно сменяются разочарованием, а то и ненавистью. «Наша система Пятой республики, созданная специально для генерала де Голля, — подчеркивают политологи, — не выдержала испытания временем после его ухода». Во Франции просто больше нет личности такого масштаба.


Фото на анонсе: Laurent Rebours/AP/TASS

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть