Корейская жара

19.04.2017

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Дональд Трамп продолжает бряцать оружием: к берегам КНДР выдвинулись три авианосные группы, под ружье встали союзники США — Южная Корея и Япония. Перспектива военного противостояния, чреватого ядерным конфликтом, вполне реальна. Каков расклад сил в регионе, находящемся у российских границ, «Культуре» рассказал Александр ЖЕБИН, руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН. 

культура: США и КНДР на грани столкновения. В чем причина? 
Жебин: Прежде всего в том, что американцы в период президентства Обамы проспали развитие северокорейской ракетно-ядерной программы. Очнулись, когда замаячила реальная возможность, что будет создана межконтинентальная баллистическая ракета, способная достичь территории США. Это вызвало в Вашингтоне серьезную тревогу. Причем абсолютно надуманную. Северные корейцы ни на кого не собираются нападать. Тем более на Америку. Ни один руководитель ни одной страны в здравом уме на такое не пойдет. А вот предотвратить повторение на Корейском полуострове югославского, ливийского, иракского сценариев — другое дело. Ким Чен Ын демонстрирует решимость не допустить экспорта американского варианта демократии на родную землю. В Пхеньяне видели, что происходило в тех государствах, которые становились объектом «гуманитарных интервенций»: там разрушалась государственность, начинался хаос, происходили массовые убийства мирных граждан, правящая элита уничтожалась без суда и следствия. И, конечно, в КНДР не хотят подобной судьбы и готовы защищаться всеми средствами. 

культура: И выбрали ракетно-ядерное оружие. Почему? 
Жебин: Северная Корея — относительно небольшая и не очень богатая страна. У нее нет ресурсов, чтобы соревноваться с Соединенными Штатами и южными соседями в области производства и обновления обычных вооружений. В результате дисбаланс в соотношении сил неуклонно менялся в пользу Вашингтона и Сеула. На Россию и Китай в КНДР не особенно надеются. Так, наш новый межгосударственный договор с северокорейцами не предусматривает оказание военной помощи. Потому выбор был сделан в пользу ракетно-ядерных средств сдерживания. Для этого есть и материально-природная база — в стране богатые залежи урана. Отсюда — нынешняя ситуация. США движет стремление не допустить того, чтобы какое-то государство обзавелось арсеналом, позволяющим воспрепятствовать их диктату, тактике смены неугодных режимов, мешающих Белому дому. Вот и все. 

культура: Однако такие неофициальные члены ядерного клуба, как Индия и Пакистан, отчего-то американцев не заботят.
Жебин: Да, Америка предпочитает не обращать внимания на то, что Дели и Исламабад запускают ракеты, способные нести ядерные боеголовки, причем делают это гораздо чаще, чем КНДР. Обе эти непризнанные ядерные державы в последние годы не раз оказывались на грани войны. Вашингтон молчит и о ядерном оружии Израиля. Зато Северная Корея ему мешает. Дело в том, что реально не существовавшая, по крайней мере для США, «северокорейская угроза» на протяжении 25 лет использовалась как предлог для дислокации американских сил передового базирования вдоль границ Китая и России, а с недавних пор и для развертывания в регионе элементов глобальной ПРО. 

И вдруг обнаруживается, что корейцы смогут постоять за себя, еще чуть-чуть — и достанут до территории Штатов. Вот отсюда такая нервная реакция, которая усугублена особенностями психотипа Дональда Трампа, пришедшего из бизнеса. У него, по существу, психология игрока на бирже, склонного совершать рискованные ставки в надежде когда-нибудь сорвать куш. Сделал ставку, отошел и смотрит — что произойдет. Мы видели американский удар «Томагавками» по Сирии. Не исключено, что нечто похожее может случиться и в Корее. К тому же в окружении Трампа — одни отставные военные. Он их взял в силу своей неопытности в армейских и политических вопросах. Безусловно, многие из этих людей не прочь повоевать еще в одном регионе, кроме Ближнего Востока. 

культура: КНДР ведь не представляет сейчас никакой опасности для США — все предлоги для гипотетической атаки на нее надуманные. Какова сверхзадача? 
Жебин: Ситуацию вокруг КНДР нельзя понять вне контекста геополитических амбиций Соединенных Штатов. Сами северокорейцы с их ракетами и ядерным оружием ни на кого не собираются нападать. Им, повторюсь, надо лишь отбить охоту у тех, кто желал бы смены режима. Но американцы еще со времен Буша-младшего включили эту страну в так называемую «ось зла». И сегодня данная линия продолжается — есть стремление Вашингтона и Сеула развалить КНДР, объединить полуостров под своей эгидой и выйти с войсками прямо на сухопутные границы Китая и России в Азии. 

культура: Знакомый сценарий экспансии...
Жебин: На наших западных рубежах, в Европе, этот трюк уже проделан. Запад обещал в 80-е годы советскому руководству, что НАТО не будет расширяться на восток. Нас обманули. Мы видим военную инфраструктуру Североатлантического блока прямо на своих границах. Теперь то же самое пробуют сделать и в Восточной Азии, где сколачивается тройственный военный союз — США, Япония, Южная Корея. Ликвидировать КНДР, установить контроль над всем Корейским полуостровом, занимающим уникальное по значимости место на стыке Китая и России, — вот стратегический замысел всей операции в регионе. 

культура: И мы можем получить горячую точку у себя под боком. Что в этой ситуации нужно предпринимать? 
Жебин: Потеснее координировать свои действия с Пекином. И китайцам следует поступать так же. Не стоит питать иллюзий о возможности некоего дуумвирата и управления миром наравне с США. Хорошо, что 14 апреля состоялся телефонный разговор министров иностранных дел РФ и Китая по этому поводу. И надо прямо сказать американцам: «Вы затеваете очередную авантюру не где-то там в Мексиканском заливе или у Флориды, а прямо у российских рубежей. КНДР граничит непосредственно с нами. Вы должны учитывать интересы нашей безопасности. И мы не позволим вам развязать войну прямо у нашего порога». Ответ Штатам обязан быть жестким. Ведь война в Корее может затронуть и территорию России. А если стороны применят ядерное оружие? Тогда неизбежно то, что какие-то радиоактивные облака и многое другое не минует нас. То есть это вопрос, напрямую касающийся безопасности РФ. 

культура: Возможная война ударит по всем соседям КНДР? 
Жебин: Она кончится бедой не только для Пхеньяна, но и для Сеула. Южная Корея — это более ста тысяч квадратных километров, по площади почти как наша Ростовская область. В республике действует около 30 атомных реакторов на АЭС. Представьте, если обычным оружием, бомбами, снарядами будут разрушены пять-шесть из них, даже случайно — ведь на Западе твердят о неточности северокорейских ракет, — то получится пять-шесть Чернобылей. Это превратит целую страну в район, непригодный для проживания человека. Куда 50 миллионов южнокорейцев поедут? В Китай? Японию? Или, может быть, отправятся за океан к своему главному союзнику, который навлечет на них апокалипсис? Считаю, каждый ответственный политик должен задуматься над этим. 

Но и Япония тоже может не остаться в стороне. До нее северокорейские ракеты точно достанут — значит, и до тамошних американских баз. И трагедия Фукусимы в состоянии повториться где-то еще. Поэтому Токио и Сеулу, несмотря на то, что они являются младшими партнерами Вашингтона, стоит как-то повлиять на патрона. Обратить его внимание, в какую национальную катастрофу могут ввергнуть эти страны авантюры нынешнего руководства США.


Леонид Ивашов: «Армия КНДР — фанатичная и хорошо обученная» 

Каков военный потенциал вероятных участников конфликта и как могут развиваться события? Специально для «Культуры» ситуацию оценил генерал-полковник Леонид Ивашов. 

— Напомню, в КНДР действует особый режим, основанный на идеологии Чучхе. В стране установлено скромное равенство для всех. Мне доводилось бывать там, и я знаю, что население настроено отстаивать свой образ жизни и выбранный путь развития. Именно поэтому последние десять лет Пхеньян активно кует себе защиту, сделав ставку на ядерное оружие. В КНДР проходили как успешные, так и неудачные испытания ракет, которые производятся на базе бывших советских. Идет работа и над ядерными боезарядами. Есть ли таковые на сегодняшний день? Если да, то одиночные. Ядерные испытания — одно, а создание боеголовки — другое. Но зато в стране многочисленная армия, более 1 миллиона человек, фанатичная и хорошо обученная. Она сильнее южнокорейских вооруженных сил.

После вступления в должность президента Дональд Трамп мечется, не знает, как утвердиться. Мы помним, что накануне выборов и на инаугурации он провозглашал невмешательство в дела других государств, но теперь, видя, что рейтинг падает, а США раскалываются, принял стратегию предшественников — опору на силу. Сейчас Трамп унизил Си Цзиньпина, отправив к берегам Восточной Азии авианосцы для нанесения удара по объектам Северной Кореи. Все-таки этот регион — зона влияния и ответственности КНР. 

Если здесь разразится война, США не понесут никакого серьезного ущерба — ни военного, ни экономического. Наоборот, получат выгоду. А вот Япония, Китай и наш Дальний Восток серьезно пострадают. Южная Корея и вовсе встанет перед дилеммой: быть или не быть. 

Сегодня вероятность удара американскими крылатыми ракетами по объектам КНДР сохраняется. Я бы оценил ее как 50 на 50. Но мы видим реакцию Китая: он выдвинул 150 тысяч военнослужащих к границе с Северной Кореей. Плюс жесткая позиция Сеула. Эти факторы говорят за то, что конфликт будет спущен на тормозах. Война в Восточной Азии, повторюсь, никому, кроме американцев, не нужна. 

Однако угрозы на словах продолжаются. В чем-то Дональд Трамп загнал себя в угол — собрал армаду, пообещал вдарить. И после этого отступать? Он и так заметно теряет в популярности на родине. Думаю, сейчас его штаб лихорадочно подсчитывает: что выгоднее для сохранения лица? Вариантов два. Первый — ограничиться демонстрацией силы. Второй — решиться на бомбардировки. 

В случае эскалации США подвергнут атаке заглубленные объекты, где проводятся исследования по созданию ядерного оружия, а также ракетные комплексы. Удар будет массированным — чтобы сразу уничтожить возможность появления ядерного оружия у Северной Кореи. Не исключено нападение и на командные пункты. 

Пхеньян в безъядерном варианте ответит ракетами по американским авианосцам, кораблям, по базам, которые находятся на территории Южной Кореи. И он может выдвинуть войска на территорию РК. Начнется тяжелая наземная кампания, и превосходство в ней, не исключено, окажется на стороне Севера. Солдаты Ким Чен Ына фанатичны и готовы умирать. Южнокорейские силы будут иметь техническое превосходство, но жертвовать собой они желанием не горят. Американцы же свои сухопутные войска туда, скорее всего, не пошлют — ограничатся применением высокоточных крылатых ракет и авиационными ударами. 


Фото на анонсе: REUTERS/PIXSTREAM

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть